ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщина вобрала в себя черты Амины, Джэнан и ее собственной матери, Мэрам. Но главное, Джессика с замиранием узнала свои русые волосы и карие глаза – глаза, полные непролитых слез.

– Бабушка!

Как раньше обе тети, бабушка раскрыла свои объятия. Тут подоспел и дед, дружески похлопавший Джессику по плечу.

– Я Эсам, – представился он, удерживая ее на расстоянии вытянутой руки, чтобы удобнее было рассматривать. – А она – Лиина. Добро пожаловать, наша дорогая.

– Спасибо, – она улыбнулась обоим. – Я всегда мечтала о нашей встрече.

– Наши молитвы услышаны, – просто ответил тот.

Бабушка кивнула, обняла Джессику за талию.

– Зайдем в дом.

Внутри было тихо и прохладно. Бабушка принесла поднос с кувшином, стаканами и тарелкой обсыпанных пудрой пирожных, поставила поднос на кофейный столик красного дерева.

– Расскажи нам о себе, – пожилая женщина протянула ей бокал с холодным лимонадом.

– Даже не знаю, с чего начать.

– Начни с начала, – бабушка присела рядом с ней.

Любовь окружала Джессику, и она впитывала ее всеми своими порами. Глубоко вздохнув, она сказала:

– Я родилась второго декабря в больнице Лос-Анджелеса.

Правда, предложенная им ею, была слегка приукрашена в самых тяжелых местах. Но когда она начала рассказывать, как ее забрали в детский дом и воспитывали с другими детьми, не имеющими семьи, бабушка взяла ее руку, сжав своими теплыми ладонями.

– Если бы мы только знали…

– Расскажите мне о маме, какой она была до моего рождения.

– Мэрам была упрямицей, – начала Лиина. – Слишком красивой – себе же во вред. Упорной. Умела нравиться.

– Нашей любимицей, – добавил Эсам.

Джессика поглядела на каждого из них по очереди.

– Но тетя Джэнан – врач. Тетя Амина замужем за вождем племени. А моя мама…

– Сбежала. – Глаза бабушки исполнились печали. – Она была нашей младшенькой, нашей драгоценностью. Такой прекрасной.

– Да. Нам до сих пор ее не хватает. – Дедушка встретил взгляд Джессики. – Ты очень похожа на нее.

Губы Эсама задрожали, и он плотно сжал их. Овладев собой, сказал:

– Давай не будем больше о грустном. Тебе понравился Бхакар?

– Дедушка пытается навести разговор на принца Кардала, твоего мужа.

– А, о нем…

– Мы были в Вашингтоне, когда поступили новости о заключении вашего брака. Вы такая красивая пара. По-моему, ты выглядела счастливой.

Не надежду ли она услышала в его голосе?

– Насколько я понимаю, ответственны за нашу помолвку вы и король?

– Да. Король – наш дорогой друг. Нам показалось, что укрепить связь между нашими семьями – выгодно для всех. К сожалению, не все пошло так гладко, как нам хотелось. Дети порой…

– Не слушаются?

– Что-то вроде.

– Но от судьбы не уйдешь, – вмешалась Лиина. – Ты вернулась в Бхакар, к семье, которая тебя любит. Принц Кардал – твой муж – наконец-то остепенился, к радости родителей и; как я подозреваю, министра, отвечающего за связи с общественностью. Ему просто нужен был хороший повод, чтобы прекратить свои выкрутасы. Он будет отличным мужем. Все наладилось.

Если бы, подумала Джессика. Ей не хотелось отравлять первую встречу объяснениями сути происходящего. Глядя на пожилую пару, она решила, что излишек информации может вредно отразиться на только-только установившемся взаимопонимании с ними.

И Джессика позволила себе полностью отдаться радости встречи. Слушала рассказы о юности своей матери. Узнавала новые подробности о своих тетях и кузинах. Упивалась вниманием, изливаемым на нее дедушкой и бабушкой. Но во дворце сегодня должен был состояться ужин, а ей все еще полагалось играть роль преданной супруги.

Она встала.

– Боюсь, мне пора.

– Так скоро? – непритворно огорчилась Лиина. – Но ты вернешься, да?

– Да. – Но Джессика понимала, что, вероятнее всего, это прощание, и сердце ее горестно сжалось.

Следуя по обе стороны от Джессики, старики проводили ее до двери.

– Моя мечта сегодня сбылась, – сказала Джесс, – и наяву все оказалось еще прекраснее, чем я представляла.

Глаза Лиины наполнились слезами.

– И для нас тоже, малышка. Теперь ты часто будешь бывать у нас.

– Приезжай поскорей, – поддакивал дедушка. – Мы всегда будем рады сделать для тебя все, что ни попросишь.

Оглядываясь назад из отъехавшей машины, Джессика долго махала им рукой. Теперь она не одинока в мире. У нее есть семья. Но даже самые любящие дедушка с бабушкой не могли помочь ей избавиться от крепнущей любви к Кардалу.

– Кардал, нам надо поговорить.

Он как раз налил себе бренди из графина, стоявшего в баре в углу гостиной, и мысленно похвалил Джессику за безошибочное чутье, ведущее ее по жизни. Выпить ему, несомненно, понадобится. В устах женщины фраза, произнесенная Джессикой, сулит мужчине основательную встряску.

– Ты уверена, что надо?

Он отпил глоток из бокала и ослабил узел галстука. Сегодняшний ужин в честь китайского посланника затянулся. Единственным светлым пятном было присутствие Джессики.

Даже теперь у него начинало учащенно биться сердце, стоило только взглянуть на нее. Зеленое платье, которое она сегодня выбрала, было обманчиво строгого покроя. До тех пор, пока не разглядишь провокационно низкий вырез спины и не заметишь плотно обтянутых тканью бедер. Ему же помнился каждый дюйм ее соблазнительной плоти с той ночи, которую они провели вместе.

Вина и стыд за нарушенные клятвы не мешали ему вновь желать свою жену. Одного раза явно недостаточно. Более того, он вообще начал сомневаться, что когда-нибудь сможет насытиться ею. Дистанцию он пока держал, что не помогало ему избавиться от искушения дотронуться до нее.

Сейчас его снова пожирало желание ощутить под ладонями ее нежную кожу. До разговоров ли тут!

– Что ты хочешь сказать? – все же спросил он.

– Сегодня я видела дедушку с бабушкой.

Счастливый блеск ее глаз вызвал у него улыбку.

– Похоже, все прошло хорошо.

– Они чудесные! Теперь, когда повидалась с ними, я еще меньше понимаю свою маму. Ну почему она сбежала и не вернулась?

– Не знаю. – Кардал рискнул провести пальцем по ее щеке. – Видимо, тебе не суждено этого узнать.

– Наверное, так. Просто они такие милые и добрые. И дом восхитительный. Мне кажется, они простили бы ее, что бы она ни сделала.

– Не нужно тревожиться о прошлом. Важно, что теперь у тебя есть семья.

– Я знаю. – Джессика прикусила губу. – Вот о чем я и хотела поговорить.

– Не понимаю.

– Моей целью было встретиться с ними – я встретилась. Теперь пора попрощаться. И вернуться в Америку.

Внезапно ему на грудь навалилась страшная тяжесть, выдавив из легких воздух. Все его существо воспротивилось тому, что она только что сказала. С самого начала было известно, что так и будет, но…

Что было до знакомства с Джессикой? До того, как он начал привязываться к ней? Привык видеть ее лицо за столом во время завтрака. Спас от безобидного паука. Стал близок с ней, желая большего…

– Это невозможно, – прохрипел Кардал.

– Да ну? – Она вздернула подбородок. – Мне казалось, мы заключили соглашение.

– Обстоятельства изменились после того, как ты пришла в мою постель. По взаимному согласию, – добавил он.

– То есть ты утверждаешь, что мне следует остаться в Бхакаре, поскольку я могу носить твоего ребенка?

Отвернувшись, Джессика отошла в сторону. Вид ее голой спины мало способствовал рассудительности. У Кардала возникло абсурдное желание сжать ее в объятиях и целовать, пока она тоже не забудет разумные доводы.

Наконец Джессика снова повернулась к нему.

– Я не беременна.

– Ты уверена?

– Почти, – отвела глаза она.

– «Почти» не пойдет.

– А я считаю, что не пойдет дать ребенка человеку, не способному его полюбить.

– Вот что ты имела в виду, говоря, что судьба не может быть такой жестокой.

– Именно. Ты сам утверждал, что никогда больше не полюбишь. Не лучший вариант для малыша. Моя мать любила меня, но бутылку она любила больше. Для своего ребенка я хочу неограниченной любви обоих родителей, а ты к этому неспособен. Я понимаю, потери твои громадны. Но прошло время, а для тебя жизнь остановилась.

19
{"b":"232","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Четырнадцатый апостол (сборник)
Проверено мной – всё к лучшему
Мужчины на моей кушетке
Украина це Россия
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Неправильные
Центр тяжести
Сильное влечение
Лабиринт Ворона