ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Воспоминания торговцев картинами
Призрак в кожаных ботинках
Мрачное королевство. Честь мертвецов
Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас всё
Все в твоей голове. Экстремальные испытания возможностей человеческого тела и разума
В самом сердце Сибири
48 причин, чтобы взять тебя на работу
Революция на газоне. Книга о футбольных тактиках
Как заговорить на любом языке. Увлекательная методика, позволяющая быстро и эффективно выучить любой иностранный язык

– Готов ли ты также простить его?

Кардал понимал, о чем спрашивает брат. Он до сих пор не снял с отца ответственности за гибель женщины, которую любил. Возможно, со временем король уступил бы, позволив Кардалу жениться на матери его ребенка. Они никогда не узнают теперь. Он всегда будет помнить о ней и малыше. Но парализующая боль больше не удерживает его в состоянии между жизнью и смертью. Более того, именно традиции привели к нему Джессику. Он, Кардал, ужасно ошибался и неизвестно, сумеет ли исправить содеянное.

– Да, – вздохнул он. – Я не сержусь больше на отца.

– Подозреваю, благодарить следует Джессику?

– В некоторой степени да.

– Это воодушевляет меня, – заявил брат, широко улыбаясь. – Моя собственная нареченная прибывает через несколько недель.

– Поаккуратнее с оптимизмом. Известны тебе обстоятельства, сопутствующие нашему браку?

– Рьяный отцовский слуга получил ее подпись обманным путем? Да, я слышал.

Кардал потряс перед его носом стопкой документов.

– А то, что она твердо решила получить развод, тоже тебе известно?

– Известно. Ты хочешь развода?

– Нет.

– Вот так номер. Ты демонстрируешь абсолютную уверенность, что сумеешь убедить отца в необходимости пересмотра бюджета. А собственную жену убедить не можешь? – Малик уже даже не пытался скрывать блеск глаз, откровенно наслаждаясь создавшейся ситуацией.

– Одно с другим совершенно не связано. – В настоящий момент Кардал предпочел бы поскорее отделаться даже от брата.

– Уж я никогда не повторю таких ошибок, когда явится моя невеста. Хотя, надо полагать, для меня подобрали девушку, имеющую понятие о дисциплине, этикете королевского двора и традициях. Не в пример твоей супруге, она будет послушна.

– Тебя ждет суровое пробуждение, братишка, – заверил его Кардал. – Послушание не гарантирует удачный брак.

– Зато оно не ранит.

Ранит. Кардал вздохнул. И у него, и у Джессики искалеченные души. Что они за пара!

Не стоит вдаваться в обсуждение добродетелей послушной невесты. Очень скоро брату придется прочувствовать их на собственной шкуре. Но Кардалу хотелось освободиться от болезненного узла внутри себя. Возможно, Джессика права и, если выговориться, полегчает.

– Джессика жаждет романтических отношений и не соглашается на меньшее. – Он встретился с братом взглядом. – А я упорно отказываюсь снова полюбить.

– Себе же во вред, – прокомментировал собеседник.

Сколь ни неприятно подпитывать самомнение брата, трудно отрицать очевидное.

– Вероятно, ты прав.

– Тогда тебе следует отговорить ее от развода, – серьезно посоветовал Малик.

– Каким же образом?

– Убеди ее в своих искренних и нежных чувствах.

– Я всеми возможными способами показывал ей, что она мне не безразлична. – возмутился Кардал.

– При твоей репутации обращения с дамами…

– Не продолжай. – Не самое подходящее время информировать брата, что напоминание Джессике о его репутации может оказать действие, прямо противоположное желаемому.

– Позволь мне закончить. Я просто предлагаю, чтобы ты постарался по максимуму. Ухаживай за ней. Именно так я сам собираюсь поступить с моей нареченной, когда она приедет.

– Цветы? Лунный свет? Обещания? – Холодный душ под горным водопадом, подумал он с содроганием.

Лежать рядом, не прикасаясь, когда все тело горит от желания сгрести ее в объятия и зацеловать до смерти.

– Вот именно, – согласился брат.

– Она не восприимчива к традиционным методам ухаживания.

– Если они будут сопровождаться искренними заверениями в чувствах, ее восприятие может измениться, – заметил Малик. Он подался на стуле вперед, пристально изучая Кардала. – Если ты любишь ее, а я уверен – любишь, ты должен сказать ей об этом.

– Не могу.

– Чушь.

Кардал встал и начал мерить шагами кабинет.

– Это значило бы искушать судьбу. В последний раз, сказав эти слова женщине, я ее потерял.

– И снова потеряешь, если их не скажешь. – Малик тоже поднялся и направился к выходу, но на полпути задержался и обернулся к Кардалу. – На сей раз потеря будет непростительной, потому что в твоей власти было ее не допустить.

Кардал ощутил, как воздух вырвался из его легких, словно Малик размахнулся и со всей силы стукнул его кулаком в живот. Все это время он пытался контролировать свои чувства, потому что только над ними у негой была власть. Но с Джессикой власть оказалось утраченной. Она заставила его чувствовать снова, заставила влюбиться в нее.

Ему хотелось верить, что правда открылась ему не слишком поздно.

Возбуждение несло Джессику по бальной зале дворца в потоке мужчин в смокингах и женщин в вечерних платьях. Сама она была наряжена в длинное, до пола, черного атласа платье. Дедушка и бабушка нашли ее очаровательной. Они тоже были где-то здесь. Должно быть, пошли засвидетельствовать свое почтение королю и королеве Бхакара.

Когда Кардал позвонил и пригласил Джессику присутствовать на сегодняшнем балу, последнем, видимо, из тех, на которых ей придется побывать, она не смогла отказать. Любовь не отпускала ее так легко.

Как глупо, что когда-то ей казалось достаточным услышать, что она небезразлична ему. В последнее их свидание он произнес именно эти слова, но выяснилось, что Джессике этого мало, ей нужны фейерверки и звездное сияние.

Она стояла в дверях, когда королевская семья заняла свои места на возвышении. Король произнес речь, сказав, что мир меняется и Бхакару нужны энергия и молодость, способные вывести страну в широкий мир. Он вскоре собирается отойти в сторону, позволив принцу Малику занять трон, взяв в качестве советника своего брата принца Кардала.

От одного звука его имени сердце Джессики забилось чаще. Как же ей будет его не хватать! И не только его. Ей будет не хватать страны, людей, семьи. Изнанкой их знакомства оказалась необходимость прощаться…

Тем временем к микрофону подошел Кардал. Он осунулся, его глаза даже издалека показались ей воспаленными. Словно специальным радаром, он мгновенно отыскал ее в толпе народа и улыбнулся так, что она ощутила слабость в коленях.

– Добрый вечер. Мои родители, мой брат и я благодарим вас за то, что пришли сегодня. – Он посмотрел на отца, они обменялись улыбками. – Некто, чьим мнением я очень дорожу, недавно указал мне на то, что я сильно пренебрегаю самыми драгоценными национальными ресурсами. Сегодня этому будет положен конец. Король одобрил мое предложение вложить крупную сумму денег на цели образования детей Бхакара. Я лично прослежу за распределением этих средств. Но разговоры стоят дешево. Главное – действовать. Если я не выполню своих обещаний, то прошу жителей страны целиком возложить ответственность на меня. – Когда стихли аплодисменты, он продолжил: – Сегодня мы собрались праздновать. Страна наша славится давними и прочными традициями. Одна из них – произносить речи, но на сегодня я заканчиваю. От имени короля, королевы и наследного принца желаю вам хорошо повеселиться.

Изумление приковало Джессику к месту. Кардал говорил о ней. Он уважает ее. Об этом Кардал говорил ей и раньше, но сегодня признался публично. И он прав. Поступки лучше всяких слов. То, о чем он заявил в своей речи, доказывает, что ему не все равно, а она не удостаивала его признания вниманием.

Подняв голову, Джессика увидела, что он направляется к ней, прокладывая путь сквозь толпу. Первым ее побуждением было убежать. Именно поэтому она осталась стоять на месте и улыбнулась, когда он наконец оказался перед ней.

– Привет.

– Ты пришла.

– Пришла. И вижу, ты убедил отца выделить деньги на детей.

– Мы с королем пришли к неожиданному и приятному взаимопониманию, – улыбнулся Кардал. – После длительных препирательств он согласился с мудростью вложения средств в молодежь Бхакара.

– Я так рада, Кардал.

Его улыбка исчезла, призвав себе на смену упрямую сосредоточенность.

– Мне надо поговорить с тобой наедине.

22
{"b":"232","o":1}