ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Почему Беларусь не Прибалтика
Голое платье звезды
Дар Дьявола
Академия пяти стихий. Возрождение
Однополчане. Спасти рядового Краюхина
Мир внизу
Время первых
Огонь в твоём сердце
Дух любви

Кардалу не верилось, что перечень полный, и лишь сейчас он вспомнил, что отец намеревался поручить кому-то провести полное исследование жизни Джессики. Несомненно, это было сделано, но безразличие Кардала к ситуации не позволило ему прочесть доклад. Теперь он об этом жалел.

Наслаждаясь плавным ходом машины, Кардал взглянул на свою спутницу:

– Подозреваю, что это далеко не все.

Гладкую кожу ее лба прорезала морщинка, потом Джессика повернулась поглядеть из окна.

– Я многого не сказала, но ничего важного там нет. – Она снова посмотрела на него. – Теперь ваша очередь. Итак, рассказывайте.

Она не желает говорить о себе, отчего любопытство его возрастало. Ладно, со временем все станет известно.

– Я второй по линии наследования трона Бхакара.

– Запасной наследник?

– Можно и так сказать.

– Значит, вы что-то вроде вице-президента в моей стране.

– Должно быть.

– Вы так заняты, гоняясь за женщинами по всему миру. Когда же вы готовитесь?

– К чему?

– К управлению страной.

– Если понадобится, я выполню свой долг, но надеюсь, до этого не дойдет, потому что королем станет мой брат, Малик.

– Конечно. Расскажите еще.

– Что вы хотели бы узнать?

– Мне интересно, как кто-то, имеющий от рождения столько преимуществ и возможностей делать добрые дела, мог превратиться в эгоистичного искателя удовольствий, увлеченного лишь коллекционированием романтических похождений.

И все вполне дружеским, располагающим тоном. Свободно владея инструментом лести, Кардал легко узнавал ее у женщин. В данном случае он нарвался на нечто противоположное.

– Мнение обо мне у вас убийственно плохое.

– Чего ж вы ожидали, учитывая все эти напечатанные истории о вас и женщинах, вам подобных.

Он забыл, что значит переживать, после похорон его дорогой Антонии. И вдруг теперь ощутил укол гнева.

– И вы верите всему, что напечатано?

– Там обязательно должно быть зерно истины, иначе журналистов стали бы преследовать за клевету. Где тогда опровержения? Так что, да, я верю напечатанному. – Она взглянула ему прямо в глаза. – Хотя вынуждена признать, в жизни вы имеете мало общего с фотографиями.

– Папарацци выгодными ракурсами не интересуются. Сомнительные случаи – другое дело.

И им все равно, кто пострадает в процессе их погони за жертвой, – добавил он горько про себя.

– А вы предоставляете им великолепные возможности.

– Если вы составили себе такое низкое мнение обо мне, то позвольте задать вам вопрос. Зачем вы согласились сюда приехать?

– Представитель короля обещал мне возможность встретиться с моими родственниками. А после я собираюсь вернуться к своей работе. Боюсь, вы не поймете.

– Ошибаетесь. – Он был министром безопасности и финансов. – Социальные проблемы мне хорошо известны.

– Не сомневаюсь, но вот решать их вы не торопитесь.

Она делала заключения, совсем не зная его. Кардал злился все больше. Складывалось впечатление, будто Джессика Стерлинг старается выжать из него эмоции, пусть даже эмоции негативные. Если и так, она обречена на провал. Прошлая страсть выжгла его дотла. Потеряв ее, он потерял все. И теперь пуст внутри. Что бы Джессика ни сделала и ни сказала, ему все равно.

Тут дело чести – замять скандал, в котором он оказался замешан в связи с одной актрисой, сделавшей своим хобби скоротечные замужества и поспешные разводы. Учитывая, что Бхакар сейчас ведет переговоры относительно вступления в мировой промышленный союз, пятно на королевской семье весьма некстати. Теперь, когда любимая им женщина мертва, как и их не рожденный младенец, краски мира поблекли для него. Одна женщина похожа на другую. И не имеет значения, что король выбрал ему невесту, когда Кардал был еще мальчиком. Его сердце превратилось в камень.

Но недоумение его росло. Что она толкует о возвращении к работе? Кардал хмуро произнес:

– Той, кто так опрометчиво дает клятвы, не пристало указывать пальцем на других.

– Клятвы? – Она перестала улыбаться. – О чем вы? Я не понимаю.

Он и сам не понимал. Но очевидное остается очевидным.

– Вы моя жена.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Три часа назад Джессика беспокоилась, что будет отвергнута внезапно обнаружившимися родственниками. Оказывается, ей следовало волноваться еще кое о чем, например, о браке с человеком, не знающим, что такое честь и совесть.

Она нервно мерила шагами выделенные ей комнаты дворца. Вот сейчас Кардал вернется и скажет, что произошла какая-то ошибка. Они вместе посмеются, а после можно будет заняться тем, за чем, собственно, она и приехала.

По крайней мере, интерьеры тут неплохие. Неплохие – слабо сказано. Ей очень хотелось заняться исследованиями, только неприятно, если ее застанут подглядывающей. Но и увиденное внушало благоговение. Изумрудно-зеленые диваны расставлены друг напротив друга у белого камина. Картины с подсветкой развешаны на стенах просторной гостиной и столовой. Она плохо разбиралась в искусстве, но готова была поспорить, что каждая стоит больше ее недельного жалованья. Части тел, изображенные на картинах, было трудно идентифицировать, потому что они находились не там, где должны бы находиться. Путаница наподобие той, в которую ухитрилась попасть и сама Джессика.

Как она могла выйти замуж и не знать об этом? Что там относительно белого платья, цветов, колец и клятв, желательно произнесенных вслух?

Ее туфли простучали по выложенному плитками полу. Она проверила дверь, убедившись, что та не заперта, высунулась – никакой охраны вроде тоже нет.

Впрочем, это не означает, что она не вляпалась в какую-нибудь неприятную историю с сексуальным рабством. Она слышала такие рассказы и всегда считала их надуманными. Ей казалось, что заочные браки, когда невеста и жених даже не знают друг друга, канули в прошлое вместе с кринолинами и экипажами, запряженными лошадьми.

Пока Джессика решала, сильно ли отяготят ее сумки с вещами, когда она решиться бежать, дверь отворилась, и в гостиную вошел Кардал.

– У меня новости.

Она попыталась расшифровать выражение его лица и, потерпев неудачу, предположила:

– Мы не женаты.

– Напротив. – Он протянул ей лист бумаги. – Это ваша подпись?

Взяв лист, она уставилась на знакомую завитушку под словами на иностранном языке.

– Похоже на мою, хотя…

– Вас принудили? – перебил он.

– Нет. Но я помню кипу бумаг высотой с меня и…

– Следовательно, не особо высокую, – он оглядел ее с ног до головы.

– Я не могла прочесть этого. Человек, который, как предполагалось, мне помогал, сказал, что там нет ничего важного. Что это разрешение на доступ к записям, которые помогут мне воссоединиться с моей семьей.

Кардал кивнул, забрал бумагу и положил ее на стеклянный столик.

– В своем чрезмерном усердии угодить королю он мог исказить правду.

– Он солгал?

– Не совсем. Ваша подпись дает разрешение на доступ к записям, но одновременно она подтверждает согласие на наш брак.

– Абсурд. На дворе двадцать первый век. Теперь заочных браков не бывает.

– Уверяю, он вполне реален и законен.

Брак с худшим из ночных кошмаров. Ярость Джессики начала переливаться через край.

– Откуда вам знать, может, я уже замужем?

– Была проведена тщательная проверка.

– Представить не могла, что окажусь в подобной ситуации! – Джессика вновь начала мерить комнату шагами. – Почему я?

– Род вашей матери может быть прослежен до особ королевской крови, между нашими семьями существует давняя дружба. Много лет назад было решено, что дочь вашей матери станет женой второго сына короля…

– А если бы был мальчик?

– Но мальчика нет, – заметил он подчеркнуто спокойно, задерживаясь взглядом на ее груди. – Поэтому когда ваш юрист сделал запрос и обнаружилось ваше местонахождение, стали строиться планы этого брака.

Все настолько нелепо, что она даже не знала, с чего начать. Хотя…

3
{"b":"232","o":1}