ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы тоже подписывали эти бумаги? – Да.

– Добровольно?

– Да, – ответил он слишком уж терпеливо.

Принц-бабник подписывает соглашение на брак без пистолета у виска?

– Почему?

– Это мое предназначение. От второго наследника требуется жениться и родить детей.

С каких пор такие мальчики с рекламного щита подчиняются правилам?

– Что, если б меня никогда не нашли? – Он открыл рот, но она подняла палец, призывая его к молчанию. – Не вздумайте ответить: «Но вас нашли».

Уголки его губ поползли вверх.

– Не буду, потому что вы сказали это вместо меня.

– Тогда перефразирую вопрос: что мешало вам жениться раньше? Если бы меня не обнаружили, вы так и остались бы холостым?

– Выбрали бы подходящую невесту. – Он пожал плечами. – В должное время.

– И сейчас время подходящее? Потому что меня нашли?

– Это, и еще всякое. – Он напоминал озорного мальчишку, застигнутого на месте преступления.

Обаяние невероятное, успела подумать Джессика, прежде чем ее разъяренное сознание выявило упущение и поспешило выбросить мысль прочь.

– Что ты натворил? – выдавила она.

– Почему ты думаешь обо мне дурно безо всякого повода?

Она скрестила руки на груди.

– Лицемерие, не знающее границ! Весь мир знает о твоих любовных похождениях. О ком же еще думать дурно? Естественно, ты что-то натворил. Полагаю, без дамы не обошлось.

– Она ушла от мужа, хотя развод и не оформлен.

– Следовательно, то была замужняя дама. Уверена, король с тобой наплакался.

– Не со мной, а с неудачными фотографиями – нашими с ней. – Кардал пожал плечами, но глаза его зло прищурились. – Отец и его советники дали понять, что, по их выражению, пора убить двух зайцев разом.

– Замять скандал и исполнить свой долг?

– Именно.

Значит, король дошел до точки – и вот она здесь. Джессика уперла руки в бока.

– Только вот незадача: я не хочу замуж.

– Могу спросить почему?

– Слишком долго перечислять. И если я решу пойти к алтарю – повторяю, пойти к алтарю, а не подписать неизвестную бумагу, – ты даже в кандидаты не попадешь.

Вместо того чтобы досадовать, он развеселился:

– Неужели?

– Никаких обязательств ты не признаешь – ясно по твоему поведению. – Она подождала, пока выражение его лица изменится, и, не дождавшись, продолжила: – Попробуй отрицать. Обвинение построено на основании бульварных газет.

– И не собираюсь отрицать. Ты права.

– Тогда зачем тебе этот дурацкий брак?

Веселье наконец исчезло с его лица, ставшего теперь жестким как гранит.

– Это плата за королевское происхождение. Наш брак основан на чувстве долга.

– Нет никакого брака, потому что я не понимала, что подписываю. – Джессика никогда бы не пошла на такое, особенно зная, кто жених. – На случай, если есть вопросы, отвечаю – никакой радости я не испытываю.

– Понятно. Тебя использовали.

Он снова с ней соглашается. Что за ерунда?

– Тебя должны были полностью информировать. Помощник, ответственный за случившееся, будет сурово наказан.

– Начало положено. А насколько сурово? – осторожно поинтересовалась Джессика.

– Как бы хотелось?

Хороший вопрос. Как можно наказать виновного в том, что тебя выдали замуж за человека, которого ты готова избегать как чумы?

– Если наказание должно быть равноценно преступлению, его следует принудить жениться на женщине, до дрожи ему противной.

– Он уже женат.

Смешинки, прыгающие в глазах Кардала, указывали, что он уловил намек и выказанное ему пренебрежение нисколько его не огорчает. А что с него взять? Мир для него – площадка для игр, а женщины – любимые игрушки.

– Понятно. И дети есть?

– Трое.

Ой. Ей не хотелось, чтобы из-за нее человек потерял работу, в то время как ему надо обеспечивать жену и детей.

– Пожалуй, достаточно будет сурового внушения. И предупреждения, чтобы не смел играть с чужими жизнями.

– Организуем, – сказал Кардал с легким поклоном.

– Прекрати.

– Это жест уважения.

– Нечего кланяться. И ухмыляться.

– Ты предпочитаешь, чтобы я хмурился?

Да, подумала она. По многим причинам. Не последняя из которых – от его улыбки у нее почва уходит из-под ног.

– Неужели ты можешь веселиться перед лицом оставшейся проблемы? Как ты собираешься избавить меня от этого брака?

– Возможно аннулирование брачного соглашения.

– Ладно, – кивнула она. – Что мне надо делать?

– Не следует окончательно закреплять брачный союз, выполняя супружеский долг.

Это же надо так вляпаться! Обсуждать секс, словно речь о деловой операции.

– Замечательно, тогда можно начинать оформлять бумаги. Обещаю тебя не соблазнять, и совершенно уверена, что ты меня соблазнить не сможешь.

– Ты совершенно уверена? – Огонек в его глазах разгорался.

Задор состязания, принимаемого вызова.

– Ой, да ладно. Я ищу человека, способного вложить в отношения сердце и душу. Мы оба знаем – ты не годишься.

– Действительно? – Длительное время он смотрел на нее, потом пожал плечами. – Если ты желаешь, я начинаю процесс расторжения брака.

– Очень желаю. – Несомненно, его податливость вызвана сильнейшим предубеждением против брачных уз.

Внезапно ее кольнула другая мысль.

– У тебя могут быть неприятности?

– Не волнуйся из-за меня. Я объясню все королю с королевой.

– Но шума не будет?

– Люди, занимающиеся связями с общественностью, сделают соответствующие заявления. Но…

– Что?

– Если бы ты согласилась играть роль моей жены – только на публике, пока недавний скандал поутихнет, – я был бы очень благодарен. И моя семья также. А пока я бы оказал тебе любую возможную помощь для встречи с родными.

С родными. Из-за них она проехала полмира. Оставшись после смерти матери совсем одна, Джессика всегда мечтала иметь проблемы, на которые жалуются другие. Соглашалась бы, чтоб ее судили и давали непрошеные советы, лишь бы получать взамен неограниченную любовь.

– Договорились, – согласилась она. – Пока никто не ждет от меня рождения детей.

В ответ Джессике досталась лишь улыбка и взгляд, напомнивший ей большую кошку, задумавшую позабавиться с намеченной жертвой.

* * *

Минуя разноцветные палатки открытого рынка, лимузин направлялся к центру столицы Бхакара. Джессика не успевала вертеть головой.

– Что-то не так?

– Все замечательно.

И даже еще лучше. Верный своему обещанию, Кардал накануне проводил Джессику в ее комнату, и она провела ночь – одна – в самой великолепной спальне, какую только можно себе представить, с гардеробной примерно того же размера, как вся ее квартирка в Лос-Анджелесе. После вкусного завтрака Кардал сообщил ей, что его персонал связывается сейчас с ее семьей, и, пока они ждут результатов, предложил экскурсию по городу. Очень мило, хотя, скорее всего, главной его целью являлось замять скандал. Ну и ладно.

Девушку удручало, что этот прелестный городе белоснежными зданиями под крышами, выложенными красной черепицей, – место рождения ее матери, которое ей, Джессике, совершенно незнакомо. Словно тебя изначально лишили чего-то жизненно важного.

– Скажи, что тебя тревожит, – тихо произнес Кардал.

Мягкость его голоса поразила ее.

– Трудно поверить, но мама никогда не говорила мне о своем родном городе и своей семье.

– Потому, наверное, что они были связаны у нее с горькими воспоминаниями.

– Откуда ты знаешь?

Он пожал плечами.

– Естественный вывод. Все пытаются забыть неприятное. А разговоры о нем лишь растравляют рану. Груз и без того тяжкий, не говоря уж о бремени вынашивания ребенка.

Значит, Кардал считает, что мать пыталась защитить ее. Он говорил искренне, и она находила смысл в его словах, хотя не ожидала подобной проницательности в человеке, порхающем по жизни.

– Прав ты или нет, я нахожу твои слова весьма утешительными.

Тут зазвонил его сотовый телефон, и она отвернулась поглядеть на Аравийское море. Сверкающий синий простор скрылся из виду, когда они свернули на узкую улочку.

4
{"b":"232","o":1}