ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы расходимся во многих вещах.

– Я поняла. Но мне понятно еще и то, что твои родители тебя любят. – Она подняла руку, когда он хотел заговорить. – Когда ты жаждешь этого, как я, учишься видеть любовь в других. Так что не пытайся снова сказать мне, что мое мнение ущербно.

– Даже не мечтаю. – Они вышли из лифта, Кардал указал направление: – Туда.

В конце короткого коридора он распахнул дверь, выходящую в сад. Их мигом окутал аромат цветов. За стенами, окружающими дворец, специальные фонари подсвечивали гордые пальмы, нежный жасмин и роскошную зелень.

Широко открыв глаза, Джессика оглядывалась по сторонам.

– Кардал, как красиво!

– Я знал, что тебе тут понравится. Сюда я прихожу, когда хочу…

– Привести свои нервы в порядок, прежде чем начнешь крушить все вокруг?

– Примерно так.

Кардал обнаружил, что заинтригован своей неуступчивой женой. Говорят, что трудности закаляют характер, так что упрямства ей должно быть не занимать. Но все его выводы основывались на том немногом, что она захотела рассказать о себе. По ее словам, практически все события ее жизни были маловажными. Вместе с тем грустные глаза и напряженность голоса утверждали, что она лжет.

– Чудесно, – восторгалась между тем Джессика. – Мне хотелось бы остаться тут навсегда.

Он молчаливо наблюдал, как она впитывает красоту сада, и думал, что ее собственная красота была бы прекрасным дополнением для этого безмятежного места. Она как цветок в пустыне – сильный, упорно вбирающий соки жизни и неожиданно прелестный.

– Ты можешь приходить сюда, когда только пожелаешь. – Он взял ее руку, положил на сгиб своего локтя и повел меж цветущих клумб.

– Но я недолго тут пробуду, – напомнила Джессика.

– Тем больше причин по максимуму использовать предоставляющиеся возможности.

– Ты сам-то ценишь это? Или принимаешь как должное? Как свою семью?

– Возможно. – Кардал уже перестал обижаться, потому что прочел все-таки доклад о ее жизни и точно знал, сколько ей пришлось пережить.

Скажем, смерть матери, злоупотреблявшей спиртным.

– Я не могу изменить отца так же, как ты не можешь изменить то, что случилось с твоей матерью.

Она отпрянула от него и вся сжалась.

– Откуда тебе известно о моей матери?

– Когда тебя нашли, отец поручил узнать о твоей жизни.

– И дал добро на наш брак, хотя мама никогда не была замужем, и за моим отцом в том числе. – Слова ее были полны горькой иронии. – Но она не переставала искать мистера Идеал, хотя каждый последующий был хуже предыдущего.

– Да. – Доклад был достаточно подробным.

– И каждый раз она теряла себя все больше.

– Полагаю, тебе было очень трудно.

– Когда мама была собой, она становилась лучшей моей подругой. Слушала, разговаривала со мной. Мне до сих пор ее не хватает.

– Понимаю.

– Ничего ты не понимаешь. Куда тебе! Твои родные живы и здоровы и отлично устроились в красивом дворце среди роскошных садов. А ты ничего не ценишь. – Внезапно она остановилась. – А там что?

Он оглянулся на розовые стены дома с мозаичными окнами, под выложенной красной черепицей крышей. Здание пустовало еще до его рождения.

– Гарем.

– Правда? – В ее глазах разгорелось любопытство, сменившее печаль и удачно отвлекшее ее. – Так здесь вы прячете своих женщин?

– В общем-то, нет. А вот под дворцом есть темница и сеть подземных переходов…

– Шутишь?

– Испугалась? – Он потрогал дверь в здание и обнаружил, что она заперта. – Гарем пустует много лет. По-моему, моя бабушка поставила ультиматум тогдашнему королю, который склонялся перед всеми ее желаниями.

– Здорово. Похоже на романтическую легенду.

– Ну, не знаю. – Но если так можно заставить ее глаза сиять, он выяснит подробности.

– Интересно, – она заглянула в окно.

Кардал встал сзади нее, оперся плечом о стену.

– Что тебе интересно?

– Каково жить в гареме. – Джессика все пыталась разглядеть хоть что-то через мозаику окна. – Ждать, пока тебя вызовут к правителю. Выберут.

– Это нечто большее, чем секс, – пояснил он, заметив румянец на ее щеках. – В старые времена существовала необходимость произвести на свет больше детей, чтобы обеспечить продолжение линии наследования. Младенческая смертность была очень высока. Теперь развитие медицины не требует таких мер.

– А твой гарем – женщины всего мира, – она встретилась с ним глазами, ожидая опровержений.

Кардал искал утешения и забытья в объятия многих и не получил их нигде. Тут ее мнение тоже было с изъяном, но к чему оправдываться? Что бы она ни думала, не имеет значения. Изменить ничего нельзя.

Она между тем улыбнулась:

– И что, когда исследовали мою жизнь, сделали ли заключение о моей пригодности для гарема?

Взгляд Кардала был приковал к ее губам, его сердце забилось чаще.

– Есть только один способ ответить на твой вопрос.

– Какой?

Он выпрямился, обхватил ладонью ее щеку, большой палец руки прошелся взад-вперед по ее губам.

– Вот какой, – ответил он, опуская голову.

Губы, способные завлечь мужчину без единого произнесенного слова, на вкус были еще восхитительнее, чем с виду. Их мягкость Кардал предвкушал, но нежданная неискушенность воспламенила его кровь. Он обхватил ее лицо обеими руками, запустил пальцы в волосы и все никак не мог оторваться.

Со слабым стоном Джессика приникла к Кардалу, положила руку ему на грудь, туда, где билось сердце. Прикосновение выпустило на свободу вихрь его желания, готовый закружить и унести их обоих. А он ведь не собирался… Подняв голову, Кардал загляделся на ее околдовывающий, припухший от поцелуев рот.

– Пора, – он сглотнул, пытаясь создать иллюзию спокойствия, – я отведу тебя внутрь.

– От-отличная мысль.

Идя назад, Кардал старательно избегал случайного прикосновения к ней. Два года он жил призраками прошлого. С появлением Джессики призраки вдруг побледнели. Странно. И нежелательно.

Он свыкся с болью и не желал изменений. Ему не нужен груз дополнительных разочарований. Позволяя себе отношения со множеством женщин, с этой он связываться не хотел. Выяснилось, что она опасна для так старательно культивируемого им безразличия.

Зная, что предстоит встреча с прессой, Джессика считала, что достаточно подготовилась к приему. Она ошиблась. И черное стильное платье не помогло. Так же, как и тиара с бриллиантами, как и профессионально наложенный макияж. Единственное, что спасло ее от полного и окончательного конфуза, – присутствие рядом Кардала.

Он изумительно выглядел в черном смокинге и белоснежной рубашке. Но Джессика не успела полностью оценить его внешний вид, поскольку почти сразу было объявлено о ее бракосочетании с его королевским высочеством Кардалом Хурани. После паузы, продлившейся не так долго, как хотелось бы, журналисты начали засыпать их вопросами. Кардал легко отбивался от них.

– Как вы встретились?

– Неужели теперь женские сердца по всему миру разобьются?

– Вы действительно решили остепениться?

Ей припомнился гарем, куда мужские представители семьи веками ходили удовлетворять свои потребности, которые она стала понимать чуть лучше после поцелуя Кардала – поцелуя, едва не увлекшего ее за опасную черту. Ощущение его мускулистого тела рядом со своим разбудило желания, наличие которых она никак в себе не предполагала.

– Откуда вы, принцесса?

Выкрикнутый вопрос вернул Джессику в куда менее приятное настоящее.

– Как вам удалось загарпунить принца-бабника?

– Вы говорите о нем, словно о рыбе, – ответила Джессика.

Хотелось зажмуриться от ярких вспышек, она подавляла желание заслонить глаза рукой. Жутко было отвечать вслепую, не видя, с кем разговариваешь.

– Чем вы занимаетесь?

– Вы будете работать дальше?

– Когда вы собираетесь завести ребенка?

– Вы уже беременны?

Личные вопросы, задаваемые так бесцеремонно, воспринимались как некое оскорбление. После последнего она задохнулась, словно ей плеснули в лицо грязью.

7
{"b":"232","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Естественная история драконов: Мемуары леди Трент
Вечный sapiens. Главные тайны тела и бессмертия
А что, если они нам не враги? Как болезни спасают людей от вымирания
Слова на стене
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Топ-менеджер: Как построить карьеру в международной корпорации
Одиночное повествование (сборник)
Завтра я буду скучать по тебе
С любовью, Лара Джин