ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Окликнул ездового, указал на кремлёвские ворота: - Сворачивай!

* * *

Покидает жизнь государя. Лежит Василий в полутёмной опочивальне, на том самом ложе, на котором скончался и отец, Иван Васильевич.

В хоромах князья и бояре толпятся, на лавках в прихожей сидят, клюют носами, дремлют. Отдельно жмутся друг к другу дворяне. В опочивальне, у государева ложа, самые близкие: митрополит Даниил, князья Воротынский, Одоевский и Михайло Глинский, старые слуги Плещеевы и Лизута да васильсурский воевода Степан Петров и с ним другие дворяне.

Голова у Василия высоко приподнята на подушках. Лицо жёлтое, ни кровинки. В палатах тихо. Так тихо, что слышно, как гудит за оконцами декабрьский морозный ветер. Вот зазвонили к вечерне колокола.

Василий знает, в избах и хоромах зажигают бабы лучины и свечи. На торгу иноземные и русские гости закрывают лавки, навешивают на двери пудовые замки. Складывает инструмент ремесленный люд, в кузницах гасят уголья. Жизнь, ей нет дела до Василия. Она проходит своей чередой и будет продолжаться после смерти его, государя.

Сей часец допускали к Василию великую княгиню с сыновьями. Попрощался с ними государь. Побыли недолго, не успел Василий и наглядеться на них. Елена не выдержала, взвыла, забилась в руках боярынь…

Теперь мысль Василия об этом. Малолеток наследник, сын Иван. Четвёртый годок всего. Не понимает, что умирает отец, и ему, Ивану, государство принимать. Какая судьба ждёт его? Смоленск воротили Руси. Мыслил ещё Казанью овладеть, да не удалось. Верно, Ивану начатое завершать… Сколь лет до того? Ивану вырасти надобно да окрепнуть. Бояре, поди, в его малолетство снова головы поднимут. Хоть бы усобничать не почали…

Горят, потрескивают свечи в серебряных подставцах. Пахнет в опочивальне топлёным воском и ладаном. В блёклом свете то на одном лице задержит свой взгляд великий князь, то на другом. Заметил у двери опочивальни васильсурского воеводу. Тот уловил государев взгляд, шагнул наперёд. У Василия мысль промелькнула: с чем прибыл воевода из Васильсурска, о чём сказывать собирался? Но не стал спрашивать ничего. Только и того, что руку поднял, знак подал, дескать, уйди, не нужен ты мне покуда, не до того. И Степан догадался, отступил…

Как один день пролетела жизнь. Будто вчера стоял он, Василий, у ложа отца, а ныне сам к последнему дыханию изготовился. Поднял голову.

- Великую княгиню Елену с сыновьями на вас возлагаю, - прохрипел Василий, - не обидьте малолетнего великого князя, государя Ивана. Слышите, ты, митрополит, и вы, князья и бояре и дворянство моё верное. Будьте ему опорой.

Митрополит Даниил начал читать молитву. Голос у него монотонный, тихий, не нарушает мыслей Василия…

Вспомнилась Соломония. Но нет у Василия к ней жалости. Будто не прожито с Соломонией двадцати лет и не стояли под венцом. А вот Елену жалко. Десяти лет не прошло, как стала она его, государя, женой. Любил, тянулся к ней, тешил, ровно дитя малое. В угоду ей, боярам и народу на посмешище, бороду себе соскоблил на европейский манер. Дотоле такого на Руси не слыхивали…

Ныне оставаться Елене без мужа. И это в такие лета молодые.

Тоненько, слезливо выводит митрополит. Душно в опочивальне. Василий глаза смежил, забылся ненадолго. Мучаются князья и бояре, зевают до боли в скулах. В самую пору на мягких перинах бы всхрапнуть, ан нет, дожидайся государева конца, томись…

За стеной ночная Москва. Угомонилась. Сморённые дневными заботами, спят москвитяне, спит работный люд.

В прокопчённой избе спят Игнат с Сергуней. Промчались годы, головы белые от седины, а, как и прежде, нет у них ни семьи, ни дома, и место в барачной избе на нарах там же, какое заняли в далёкой молодости.

Разросся Пушкарный двор, литеек добавилось, и формовочную ещё одну поставили.

Снится Игнату отец, Богдан, не мёртвый, живой…

Два лета, как похоронили старого мастера. Литейку не покинул до последнего, Игнаше с Сергуней наказывал: «Я вас обучил, а вы другим ремесло наше передайте».

Нынче сколько их, мастеров новых. У Игната с Сергуней в подмастерьях такие отроки ходят, как когда-то они сами были.

На могиле у Богдана работный «люд крест поставил не деревянный, а из бронзы. Всяк должен знать: не обычный здесь человек покоится, а пушкарных дел мастер.

Сергуня во сне бормочет, разговаривает. Спит тревожно, чутко. Пробудился. Холодно, знобит. В дверную щель рассвет сочится. Гомонят уже в барачной избе.

Спустился Сергуня с нар, онучи намотал, затянул лапти и, накинув нагольный тулупчик, поспешил во двор. Утро наступало зорёное, тихое. За ночь подсыпало снега, и теперь небо очистилось, ясное. Гасли последние звёзды. Над избами от мороза дым столбами. Прищурился Сергуня, вздохнул всей грудью. Хорошо!

Вот сначала робко, словно не желая нарушать тишину, стукнули в кузнице. Потом застучали часто, звонко.

Ухнул пущенный водяной молот.

Вышел Игнаша, положил руку Сергуне на плечо:

- Пойдём ужо, слышь, зовут…

Начинался новый день. А в кремлёвских каменных палатах умирал великий князь, государь Василий Иванович.

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБ УПОМИНАЕМЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ЛИЦАХ

Абдыл-Летиф - царь казанский, сын Ибрагима и Нурсултаны, служил Ивану III.

Александр Казимирович Ягеллон (1460 - 1506) - великий князь литовский, король польский.

Александра Слуцкая - княжна, вторая жена гетмана Константина Острожского.

Альбрехт (1490 - 1568) - маркграф бранденбургский, магистр Тевтонского ордена, происходил из рода Гогенцоллеров.

Андрей Боголюбский (1111 - 1174) - сын Юрия Долгорукого, князь владимиро-суздальский с 1157 г.

Андрей Иванович (? - 1537) - сын Ивана III, князь старицкий.

Бельский Фёдор Иванович (? - ок. 1505 - 1506) - князь, боярин, сын князя Ивана Владимировича.

Бельский Дмитрий Фёдорович (впервые упомянут в 1521 - умер в 1551) - сын князя Фёдора Ивановича, князь, воевода московский. Был назначен Василием III регентом при Иване IV.

Бельский Иван Фёдорович (впервые упомянут в 1522 - убит в 1542 ) - сын князя Фёдора Ивановича, князь, боярин, воевода московский, был «первосоветником» Ивана IV, свергнут в результате заговора Шуйских.

Бельский Семён Фёдорович (впервые упомянут в 1522 - бежал в Литву в 1534) - сын князя Фёдора Ивановича, князь, боярин, участвовал в войнах против Москвы в 1535 и 1541 гг. Братья Вельские состоят на службе при московских князьях со времён Ивана III. Выходцы из Литвы.

Бона - королева польская, жена Сигизмунда I.

Варлаам - русский митрополит (после смерти митрополита Симона), осудил второй брак Василия III с Еленой Глинской, за что был заточен в один из северных монастырей.

Василий II Васильевич Тёмный (1425 - 1462) - великий князь московский, сын Василия Дмитриевича.

Вассиан - Патрикеев-Косой Василий Иванович (? - ум. до 1545) - князь из древнего боярского рода. За участие в заговоре в пользу внука Ивана III Дмитрия понёс наказание (как и его отец) - был пострижен в монахи. Приверженец идей Нила Сорского, представитель и идейный вдохновитель движения «нестяжателей».

Великий Пётр Васильевич - князь, окольничий, был псковским наместником.

Версень (Беклемишев Берсень) Иван Никитич - московский боярин, высказывался против перемен, произошедших после женитьбы Ивана III на Софье Палеолог. Был казнён.

Витовт (1350 - 1430 ) - великий князь литовский с 1392 г.

186
{"b":"232157","o":1}