ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не писал – и не пиши… И больше ко мне не приезжай. Замуж выхожу.

– За кого?

Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Еще не знаю. Но выйду. Прощай.

Без тягот на сердце доехал он до Таллина, отпуск кончался в 24.00, и было бы нелепо прибывать до срока в базу. Патрули обходил стороной. Каждый военный комендант свирепствует по-своему, в Ленинграде без тужурки не пускали в «Асторию», зато разрешали зимою ходить в фуражке. Здешний, таллинский, всем распахивал двери ресторанов, чтоб подкатить на крытом «студебеккере» к вольнолюбивой «Глории» и покидать в кузов трезвых и пьяных, в шапках и без.

Фуражка в марте коменданта бесила, и Володя решил не искушать судьбу, в «Глорию» не заглянул, пообедал в Доме офицеров, посидел на скамейке в Кадриорге, сходил в кино. Уже темнело, с норда подул ветер с дождем.

Чемодан, взятый в камере хранения, оттягивал руку: для нужд командира и помощника Володя купил в Ленинграде восемь бутылок шампанского. Пограничники обычно не осматривали ручную кладь, но береженого бог бережет, Володя прошел на пирс Минной гавани, минуя КПП, через судоремонтный завод. К выходу в море готовился буксир ледокольного типа, капитан и боцман – частые гости обоих пирсов Западной Драгэ, Володя услышал от них малоприятную весть: из-за поломки машины выход в море задерживается до 23.30. А на часах – 20.15, четверть девятого, вечер пятницы 13 марта 1953 года.

Алныкин спустился в кают-компанию буксира, поставил чемодан. Освещение тусклое. Две женщины с сумками, больше никого. Можно вздремнуть сидя.

Не на буксире, а где-то рядом в половине девятого – как положено – отбили склянки, и Володе подумалось: да нелепо же это – три часа сидеть взаперти, когда в нескольких минутах ходьбы девушки, кофики, вино и огни большого города.

С этих склянок и началась его новая жизнь, та, предугадать которую не смог бы никто даже в самом завиральном офицерском трепе.

Достав из чемодана шапку, он тихо, чтоб не разбудить заснувших женщин, поднялся по трапу и, никем не замеченный, спустился по сходне на берег.

Шел привычный для Балтики дождь, не загоняя людей в дома, пахло Таллином, горьковатым кофе, сладостями, духами, строгими, как эстонки. По пятницам комендатура особой лютости не проявляла, копила силы на два последующих увольнительных дн и, кажется, именно 13 марта допустила грубый промах: у «Глории» – столпотворение, офицеры – в немалом числе – штурмуют двери, окна по обыкновению глухо зашторены, табличку «Мест нет» вывесил, исполненный неприступной гордыни швейцар. К счастью, дождь кончился. На Суворовском бульваре Володя хотел познакомиться с пробегавшей девушкой, но передумал.

Конец ознакомительного фрагмента. Полный текст доступен на www.litres.ru

6
{"b":"2326","o":1}