ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Фемистокл, придя в палатку Поликрита, застал его за расчёсыванием волос.

- Зачем ты это делаешь, Поликрит? - спросил Фемистокл. - Ведь лакедемоняне расчёсывают волосы перед тем, как идти в сражение, а наш флот собирается отступать.

- Иногда отступление полезнее битвы, Фемистокл. - Поликрит прекратил своё занятие и взглянул на гостя. - С чем ты пришёл? Наверное, с целым возом упрёков? Присаживайся, где тебе удобно. Я готов выслушать тебя.

Поликрит вновь принялся расчёсывать костяным гребнем густые светлые волосы.

- Твой отец Криос был заклятым недругом спартанцев, - заметил Фемистокл, усаживаясь на стул. - Как же получилось, что сын Криоса стал другом лакедемонян?

- Времена меняются, - отозвался Поликрит, продолжая орудовать гребнем. - И люди меняются вместе с ними. Ты разве не знал?

- Согласен, - кивнул Фемистокл, - но среди всеобщих перемен всегда существует и нечто незыблемое.

- О чём ты? - не понял Поликрит.

- Я о том, что твой отец Криос имел друзей среди персов. Собственно, за это его и недолюбливали в Лакедемоне. Криос умер, мир его праху! Однако сын Криоса пошёл по отцовским стопам, заведя себе друзей среди варваров. Я понимаю, что дружить со знатными персами очень выгодно. Можно съездить в Азию, не испытывая там никаких затруднений, можно рассчитывать на богатые подарки вроде золотых кубков с дарственной надписью…

При последних словах Фемистокла Поликрит перестал расчёсывать волосы.

- Та-ак, - медленно проговорил он. - Продолжай, Фемистокл. Этот ветер мне знаком.

- Дружба, несомненно, есть опора и украшение жизни всякого человека, если она не основывается на измене отечеству. - Фемистокл не сводил пристальных глаз с красивого лица Поликрита. - В какой-то миг возникает вопрос, что лучше: выполнять свой долг перед отечеством или поддерживать дружбу с его врагами. Здесь каждый решает так, как ему подсказывает совесть. Я согласен, что гражданский долг - это скорее бремя, чем благо. Особенно во время войны. А дружба с персидским сатрапом[132] - это несомненная выгода. Ведь знатные персы так любят дарить своим друзьям золотые кубки и чаши…

- К чему эти намёки, Фемистокл? - не выдержал Поликрит. - Скажи прямо, ты считаешь, что я продался персам? Так?

- У меня просто возникли небольшие подозрения, - вздохнул Фемистокл. - И возникли они не на пустом месте.

- Это из-за того, что я встал на сторону Адиманта, - усмехнулся Поликрит. - Тогда уж и Адиманта нужно подозревать в измене.

- Но Адимант не пьёт вино из чаши с посвятительной надписью от Артафрена, - покачал головой Фемистокл. - И у Адиманта нет друзей среди персов.

Поликрит рассмеялся. Он подошёл к круглому столу, взял с него золотой кубок на тонкой ножке и протянул Фемистоклу:

- Вынужден тебя разочаровать.

Фемистокл взял кубок и внимательно осмотрел.

Это была, несомненно, очень дорогая вещь, украшенная изысканным орнаментом в зверином стиле. На поверхности кубка были отчеканены фигурки бодающихся оленей, а по внешнему ободу шла надпись на греческом языке. Она гласила: «Моему другу Поликрату от Артафрена».

- Здесь допущена ошибка, - заметил Фемистокл, продолжая разглядывать кубок. - Вместо «Поликрит» написано «Поликрат».

- В том-то и дело, что никакой ошибки здесь нет, - сказал Поликрит. - Первоначально этот кубок был подарен сатрапом Атафреном милетянину Поликрату, который был моим ксеном. Когда Поликрат умер - это случилось за три года до похода Ксеркса, - то его сын преподнёс кубок мне в подарок. До войны с персами многие эллины видели его у меня, но никому и в голову не приходило обвинять меня в измене.

- Но тебя ведь связывает дружба с Артафреном? - спросил Фемистокл, возвращая кубок.

- Да, - промолвил Поликрит. - А разве среди афинян нет таких, кто водит дружбу с персами? Разве Писистратиды нашли убежище не в Азии?

- Всё это так. - Фемистокл вздохнул. - Я даже скажу больше: среди афинских аристократов немало таких, кто готов подчиниться персам ради возвращения Писистратидов в Афины.

Фемистокл покинул палатку Поликрита с гнетущим чувством досады. Он негодовал в душе на Никодрома, подозревающего Поликрита в предательстве, и на самого себя, поскольку поверил в это. Конечно, Поликрит не предатель. Он просто озабочен судьбой Эгины. Эллинский флот, запертый в Саламинском проливе, не сможет помешать персам, если у тех возникнет намерение захватить Эгину. А такое намерение у варваров непременно возникнет.

«Но только после захвата Саламина, - размышлял Фемистокл, шагая по тропе к афинскому стану. - Ксеркс не может не понимать, что афиняне самые его непримиримые враги. Он сделает все, чтобы уничтожить нас на Саламине!»

…Едва Еврибиад сошёл с триеры на берег, закончив осмотр стоящих на якоре кораблей, его тут же обступили афинские военачальники, требовавшие созвать военный совет. На Еврибиада посыпались обвинения в трусости, в пособничестве Адиманту, в измене общеэллинскому делу. Особенно усердствовал афинянин Мнесифил.

Он шёл за Еврибиадом, который торопился укрыться в своём шатре, и во весь голос читал стихи из «Илиады»:

Много героев других, и храбрее, чем он, и славнее,
Пало в сраженьях доныне и будет убито в грядущем.
Весь человеческий род невозможно от смерти избавить,
Как невозможно избавить от глупых, ненужных решений,
Кои так часто звучат на высоких собраньях.
Где царствуют Глупость, Заносчивость и Самомненье…

Еврибиад, может, и остался бы глух к требованиям афинян, если бы к ним не присоединились эвбеяне и мегарцы.

После обеда военачальники в очередной раз собрались на совет. К удивлению многих, на нём отсутствовал Фемистокл. Яростные споры начались, едва Еврибиад открыл заседание. Сначала выступил военачальник мегарцев Эоситей, не стеснявшийся резких выражений и оскорбительных намёков. Этим Эоситей так разозлил Адиманта, что он принялся отвечать гневными репликами. На сторону Эоситея встали афиняне и эвбейцы, безжалостно понося Адиманта. Это не понравилось коринфянам и эгинцам, которые начали осыпать ругательствами его недоброжелателей.

Чтобы водворить хотя бы относительный порядок, слугам Еврибиада то и дело приходилось колотить палками наиболее зарвавшихся стратегов, уже готовых пустить в ход кулаки.

Афинские военачальники недоумевали, почему Фемистокл не пришёл на военный совет. За ним посылали несколько раз, но безрезультатно.

Наступил вечер.

Солнце скатилось к далёкой неровной кромке гор Мегариды; поблекла синева небес.

Фемистокл пребывал в томительном ожидании. Ему казалось, что бег времени замедлился. Тревога и печаль одолевали его. Будущее представлялось тёмным и безрадостным. Если его хитрость не удастся, значит, афинянам придётся либо с честью погибнуть в неравной битве, либо отступить к Истму вместе с союзниками, оставив свои семьи на Саламине варварам.

К Фемистоклу приходили один за другим посланцы от афинских стратегов, звавшие его на совет, но он гнал их прочь. Фемистокл устал от бесконечных споров. Кто станет его слушать? Еврибиад слеп и глух! Адимант глуп и труслив! Поликрит себе на уме… Этих людей нужно силой тащить к их же благу либо ставить перед невозможностью выбора.

Расхаживая по шатру, Фемистокл сосредоточенно прислушивался к звукам, доносившимся снаружи. Проехала запряжённая мулами повозка. Прошла куда-то большая группа воинов, озабоченно переговариваясь. Залаяла собака… Вот снова слышны шаги. Кто-то торопливо приближается к шатру. Очередной гонец от афинских стратегов?

Нет, это не гонец.

Фемистокл замер на месте. Он явственно расслышал голос Сикинна!

вернуться

[132] Сатрап - наместник области - сатрапии - в державе Ахеменидов.

53
{"b":"232851","o":1}