ЛитМир - Электронная Библиотека

Йайм, безусловно, знала про Науптру Реликварию и ДжФКФ. Как и Культура, Реликвария была цивилизацией восьмого уровня, а технологически эти две цивилизации были равны. Являясь изначально видом гигантских шерстокожих скользящих сумчатых, они в последние тысячелетия проявляли себя почти исключительно через свои машины: кораблей-конструкторов размером с ВСК, кораблей меньшего, хотя и весьма внушительного размера, космосопроходческих судов еще меньших размеров и всевозможных, всего в несколько метров индивидуальных кораблей, которые можно было приравнять к автономникам, хотя стандартных моделей здесь не существовало. Каждая конструкция была единственной или почти единственной в своем роде. Их миниатюризация доходила до сантиметрового и миллиметрового масштабов, вплоть до стандартизированных наноботов.

Шерстокожие сумчатые все еще существовали, но они отошли на свои родные планеты и обиталища, где вели развесело-праздное эгоистическое существование, разрешив своим машинам представлять их в галактическом сообществе. По всеобщему признанию, Реликвария катилась вниз по скользкой дорожке (хотя, как это ни странно, все считали, что это движение направлено вверх) к сублимации, и ее отношения с Культурой были формальны — возможно, даже холодны, — а не дружественны, что объяснялось неколебимым отношением Реликварии к необходимости наказания их в искусственном Послежитии.

И, по существу, они открыто выступали за это. В отличие от Культуры, которая (хотя и твердо стояла в конфликте на стороне противников Ада) придерживалась политики невмешательства в виртуальную войну, в которой Науптра участвовала как ярый сторонник Ада.

Джесептианско-Фардесайлская Культурная Федерация была цивилизацией седьмого уровня. Ее представители, пангуманоиды, размером меньше, чем средние гуманоиды, и более хрупкие, с большими головами и крупными глазами обычно считались довольно красивыми. Они находились в странных отношениях с Культурой: с одной стороны, они провозглашали любовь к Культуре (даже имя свое они отчасти взяли в честь Культуры), а с другой — они, казалось, никак не могли удержаться от критики Культуры и даже действий против нее, словно так хотели быть полезными, что готовы были свести Культуру к немощности, при которой она искренно была бы благодарна им за помощь.

Упоминание Чела, подумала Йайм, было необязательным, но уместным. До появления этого пятна на репутации Культуры люди, казалось, вообще были не расположены обсуждать проблему Послежитий. А после Чела (по крайней мере некоторое время) они, казалось, не хотели говорить ни о чем другом.

— Компоненты Цунгариального Диска большую часть времени находились на консервации, — продолжал корабль, — были оставлены как своего рода памятник или мавзолей. Но за последние несколько десятилетий Сичульт расширил сферу своего влияния на эти пространства, а потому им был предоставлен ограниченный контроль низкого уровня над Диском и разрешено посредством корпорации Вепперса «Вепрайн» использовать некоторые из орбитальных мануфактур для строительства торговых и разведочных кораблей при условии, что работы будут проводиться под наблюдением Науптры Реликварии и ДжФКФ.

Вепперс и Сичульт давно хотели заполучить больший рабочий контроль над Диском и его производственными мощностями для вспоможения их коммерческой, военной и цивилизационной экспансии. Они сейчас как никогда близки к достижению этой цели благодаря изменению позиции — чтобы не сказать попустительству — ДжФКФ и Реликварии. Объясняется это тем, что ДжФКФ тоже жаждет заполучить по крайней мере часть производственных мощностей, — их среднесрочная цель поднять свой цивилизационный уровень, а контроль за расконсервированными средствами производства Диска в некоторой степени поможет им в этом — тогда как Науптра Реликвария, будучи сторонником Ада, хочет в краткосрочной, так же как и в долгосрочной, перспективе положить конец конфликции сторонников и противников этой концепции, — при том исходе, который они считают правильным, — а если они сами тем временем не сублимируют, то, по их же собственному признанию, собираются объединить все Послежития со своими собственными и других Сублиматов. Тот факт, что никто не считает это возможным, похоже, мало их беспокоит и в любом случае не относится к делу.

— Какая связь между тем, что Реликвария является сторонником Ада, и контролем за Диском? — спросила Йайм.

— Связь в том, что производственные и, возможно, вычислительные мощности Диска могут сыграть свою роль при переходе Конфликции в Реал.

— При переходе в Реал? — Йайм была потрясена. Конфликции — виртуальные войны — и были предназначены для того, чтобы не допустить войн в Реале.

— Конфликция сторонников и противников Ада, судя по всему, завершается, — сказал корабль, — победой сторонников Ада.

Это удар по Культуре, подумала Йайм. Хотя Культура и не вмешивалась в эту войну, мало кто сомневался, на чьей она стороне.

Как ни посмотри, все это было куда как не вовремя. В момент начала войны Культура находилась в одном из своих циклов, в ходе которого она придерживалась курса не разбрасываться влиянием. Слишком много других Игроков-восьмиуровневиков возражали против участия Культуры в Войне в небесах, потому что она не смогла бы это сделать, не демонстрируя своего высокомерия и даже воинственности.

Всегда существовало допущение, что сторонники Ада в конечном счете окажутся побежденной стороной, и их поражение неизбежно, независимо от того, кто ввяжется или не ввяжется в военные действия. Казалось, что чем больше Игроки и Старейшины думают об этом, тем очевиднее становится, что вся идея Послежитий, основанных на нескончаемых мучениях, и в самом деле варварская, чрезмерная и устаревшая, и предполагалось, что ход конфликции по поводу дальнейшего существования Адов будет следовать в русле этого медленного, но неуклонного сдвига общественного мнения. В тот момент подавляющему большинству казалось, что вмешательство Культуры, вероятно, сделает противоборство менее справедливым, а его исход предопределенным еще до начала военных действий.

Чтобы виртуальная война стала действенным инструментом, люди должны согласиться с ее исходом, а в особенности должна подчиниться проигравшая сторона, а не кричать о нечестной игре, не отзывать торжественных клятв, данных в Соглашении по ведению войны, заключенном еще до начала военных действий, и не продолжать жить так, будто ничего и не случилось. Согласно всеобщему мнению, вмешательство Культуры привело бы к тому, что сторонники Ада получили бы предлог для того, чтобы в случае поражения вести себя именно таким образом.

— Противники Ада, — продолжал корабль, — первыми попытались взломать процессинговые субстраты управления конфликтом противника. Противная сторона ответила тем же самым и в дополнение попыталась провести прямые хакерские атаки на некоторые из Адов, имея целью либо освободить мучеников, либо полностью уничтожить эту виртуальную среду.

Почти все хакерские атаки сторон потерпели неудачу, а успешные нанесли незначительный ущерб, и подавляющее большинство такого рода атак было выявлено теми, против кого они были направлены, что привело ко множеству претензий, рассматривавшихся судьями и арбитрами, однако решения ни по одному не было принято, что можно было считать успехом, хотя, возможно, такое положение дел долго и не продлится. Ожидаются широкомасштабные юридические и дипломатические прения, и стороны почти наверняка к ним готовятся.

Имеются пока не подтвержденные сообщения, что некоторые из секретных субстратов, в пределах которых функционируют несколько крупных Адов, расположены не там, где можно было бы ожидать, — главным образом в пределах сфер влияния их родительских цивилизаций, — а на Цунгариальном Диске или где-то еще в границах Сичультианского Энаблемента. Беспокойство вызывало то, что переход конфликта в Реал может затронуть Цунгариальный диск, в особенности законсервированное до последнего времени большинство фабрикарий и скрытых субстратов, которые тоже могут там находиться. Если так и обстоят дела, то вероятность полномасштабной войны в Реале представляется довольно высокой.

43
{"b":"232939","o":1}