ЛитМир - Электронная Библиотека

Инопланетянин протянул одну свою зеленую конечность Сульбазгхи, возвращая ему клубок, помещенный в небольшой прозрачный цилиндр. Доктор посмотрел на Вепперса, тот кивнул. Сульбазгхи вывалил сверкающую сине-серую вещь на его ладонь.

— Мой дорогой Ксингре, — сказал, снисходительно улыбаясь, несколько мгновений спустя Вепперс. — Я думаю, что понял все слова, здесь вами сказанные, но только по отдельности. Все вместе они для меня не имеют смысла. Что вы имеете в виду? — Он посмотрел на Джаскена, который вовсю морщил лоб.

— Я вам сказал, — ответил инопланетянин, — что это, вероятно, остатки внутримембранной полноспектральной внутричерепной герминаторной процессорной матрицы события/состояния, наделенной…

— Да-да, — прервал его Вепперс. — Я уже сказал, что понял отдельные слова.

— Позвольте я переведу, — сказал Сульбазгхи. — Это невральное кружево Культуры.

— Теперь вы уверены? — спросил Джаскен, переводя взгляд с доктора на инопланетянина.

— Безусловно производство восьмиуровневиков (игроков), — сказал Ксингре.

— Но кто ей установил эту штуку? — спросил Вепперс. — Уж определенно не врачи.

Сульбазгхи покачал головой.

— Определенно нет.

— Тогда кто? Что? Кто мог бы сделать это?

— Никто из тех, кого мы знаем, — сказал Сульбазгхи.

— Производство восьмиуровневика (игрока), так называемой «Культура» с вероятностью сто сорок три из ста сорока четырех.

— Иными словами, почти стопроцентно, — сказал доктор. — Я это подозревал с самого начала. Культура.

— Только с вероятностью сто сорок три из ста сорока четырех, — снова повторил Ксингре. — Кроме того, имплантация устройства могла иметь место в любое время после события рождения до приблизительно двух местных лет назад, но не позже. Вероятно. Кроме того, это только остатки. Самые тонкие волоски скорее всего сгорели в топке.

— Но эта штука, — сказал Сульбазгхи, — обладает одноразовой передающей способностью.

Ксингре подпрыгнул на своей серебристой подушечке, что было джхлупианским эквивалентом кивка.

— Сингулярная конденсат-коллапсная передающая способность без ограничения расстояния, — сказал он. — Использованная.

— Передающая? — переспросил Вепперс. Он не был уверен, то ли у него голова плохо работает, то ли какая-то его глубинная часть никак не хочет знать правду. Им уже овладевало то чувство, которое охватывало его в преддверии самых плохих новостей. — Оно не передало ее?.. — он услышал, как его собственный голос замер, когда он посмотрел на маленькую, почти невесомую вещицу у него на ладони.

— Мыслеразум, — сказал Джаскен. — Видимо, эта штука передала ее мыслеразум, ее душу куда-то в другое место. Куда-то в Культуру.

— Норма отказов названного процесса составляет более четырех из ста сорока четырех, — сказал Ксингре.

— И это и в самом деле возможно? — спросил Вепперс, измеряя взглядом по очереди всех троих. — Я имею в виду полное, абсолютное… перемещение сознания того или иного лица? Это разве не удобный миф или инопланетная пропаганда?

Джаскен и Сульбазгхи посмотрели на инопланетянина, который несколько секунд парил в воздухе, а потом, устремив неожиданно в сторону каждого по глазу, словно понял, что именно от него они и ждут ответа.

— Да, — пробормотал он. — Абсолютно возможно. Полное подтверждение.

— И они могут их потом возвращать к жизни? — спросил Вепперс.

На этот раз Ксингре прореагировал быстрее. Когда через мгновение никто не ответил, он сказал:

— Да. Тоже в высокой степени вероятно, наличие соответствующих и совместимых процессов и физического субстрата предполагается.

Вепперс помолчал несколько секунд.

— Понятно, — сказал он, потом бросил невральное кружево на стеклянную столешницу ближайшего стола с высоты около полуметра, чтобы услышать, какой звук оно произведет.

Впечатление было такое, что падает оно слишком медленно — удар об стол был беззвучным.

— Вепперс, тебе не повезло, — сказал ему Сапултрайд, когда Вепперс вернулся к морскому сражению. — Оба твои корабля потоплены!

ГЛАВА 12

— Ледедже И'брек, — сказала аватара Смыслия, — позвольте представить. Это Чанчен Колльер-Фалпайз Барчен-дра дрен-Скойне.

— А проще — Колльер-Фалпайз, — сказал сам автономник, чуть провалившись в воздухе, что, как она догадалась, было эквивалентом поклона или кивка. — Впрочем, я с удовольствием откликаюсь на Колл или даже на КП.

Машина парила перед ней в воздухе. Размеры автономника позволяли упереться в него ладонями и сесть сверху; корпус кремового цвета практически совершенно ровный, похожий на что-то такое, что можно обнаружить на хорошо оснащенной кухне, — увидишь и задумаешься: а для чего же оно? Вокруг корпуса светился нечеткий мглистый ореол, в котором, казалось, были замешаны разные цвета — желтый, зеленый и синий, в зависимости от угла наклона. Это называлось поле ауры — эквивалент мимических выражений у автономника и телесный язык для передачи эмоций.

Она кивнула.

— Рада познакомиться, — сказала она. — Значит, вы — мой шлеп-автономник.

Колльер-Фалпайз откинулся назад в воздухе, словно от удара.

— Я вас умоляю. Это немного уничижительно, если мне позволено будет так сказать, госпожа И'брек. Я буду сопровождать вас главным образом для вашего собственного удобства и защиты.

— Я… — начала она, но ее оборвал молодой человек, стоящий рядом с ней.

— Моя милая Лед, — сказал он. — Мне очень жаль, что я не могу проститься с тобой, как полагается, но мне нужно уходить. Позволь мне… — Он взял ее руку, поцеловал, потом, кивнув и широко улыбнувшись, взял ее голову обеими руками и поцеловал ее лицо в несколько мест.

Его звали Шокас, и он оказался внимательным и чувственным любовником, и ей никак не удалось отвязаться от него утром. Он сказал, что у него есть другие дела, но, несмотря на все ее возражения, настоял и пошел провожать ее.

— Ммм-м, — уклончиво промычала она, когда он целовал ее, потом оторвала его руки от своего лица. — Я была рада, Шокас, — сказала она. — Думаю, мы больше никогда не встретимся.

— Шшш! — проговорил он, прикладывая палец к губам, а другую руку к груди. Полузакрыв глаза и покачав головой, он сказал: — Как ни жаль, но мне нужно идти. — Он шагнул назад, не выпуская ее рук. — Ты замечательная девушка. — Он оглядел остальных, подмигнул. — Замечательная девушка, — сказал он им, потом глубоко вздохнул и поспешил к быстротрубе.

«Ну, на одного меньше», — подумала она. Она не ждала, что будет столько народа. Пришел и Джоликси — стоял, улыбался ей.

Она находилась в Средней бухте ВСК на широких мостках на высоте пятидесяти метров по боковой стене от палубы, перед ней находился розоватый корпус Быстрого Пикета «Обычный, но этимологически неудовлетворительный»: почти три сотни метров относительно тонкого древнего боевого корабля, теперь выполняющего более мирные обязанности — перевозка по галактике людей, которые направлялись в места, не охваченные более или менее регулярными рейсами Культуры.

Считалось, что этому кораблю полторы тысячи лет, но он казался новеньким, как с иголочки и — для нее — все еще выглядел, как круглый небоскреб без окон, уложенный на бок. Три пятых его хвостовой части представляли собой один огромный цилиндр, бледно-розовый с коричневыми полосами. В другой его немалой части находились различные, по большей части сенсорные системы, а приближенно коническая передняя секция была бы оснащена оружием, оставайся он все еще Кораблем быстрого реагирования класса «Психопат». Отсек экипажа — толстая полоса в центре, затиснутая между двигателем и системной секцией, казалась маленькой для тридцати или около того людей, которые прежде составляли экипаж, но для одного пассажира была более чем достаточной. В этой полосе появилась дверь, единая, монолитная на вид заглушка длиной в двадцать метров, которая ровно выдвинулась им навстречу, а потом мягко опустилась вниз до уровня пола мостков, образовав что-то вроде трапа, по которому можно было войти в корабль. Аватара корабля представляла собой автономник, который был чуть больше, шире и массивнее, чем Колльер-Фалпайз.

57
{"b":"232939","o":1}