ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что за наглый народ? — возмущалась Влада, у которой чуть не увели ее кожаную куртку, которая стоила, между прочим, ого-го сколько! — Прям, битва не на жизнь, а на смерть!

Вика и Мали звонко рассмеялись, уж больно забавным было выражение подруги. Сами же они, туда-сюда и куртки свои забрали. Так сказать, опыта больше.

— Давайте просто прогуляемся? — предложила Мали, когда они стали решать, куда двигаться. Девчонки предложение Мали поддержали и дружно направились в сторону парка, в котором часто собирались школьники или студенты, поэтому здесь были представители различных субкультур, некоторые репетировали, другие скакали, третьи выделывали все возможные трюки со скейтом, а кто-то любил перемахивать через скамейки.

Солнышко приветливо выглянуло из-за туч. Его лучи, преломляясь через тысячи маленьких капелек, создавали радугу. Эта радуга радовала маленьких детишек, которые бегали вокруг своих мам и пап и весело указывали на сие чудо своими маленькими пальчиками.

Весело переговариваясь и подшучивая, как правило, над Владой, девчонки прогуливались по дороге, которая уводила их все дальше вглубь парка.

— Позолотите ручку, красавицы?! — гортанным голосом обратилась к девчонкам неизвестно откуда взявшаяся полная цыганка, которая была уже в приличном возрасте. Ее пышная юбка в пол, волочилась по мокрому асфальту. Глаза были ярко подведены, а над верхней губой разместился темный пушок волос. Но, не смотря на весь фарс, глаза у цыганки были очень пронзительными. Когда она смотрела, создавалось впечатление, что она смотрит буквально сквозь вас и видит все ваши тайны. Это не могло не нервировать, ведь никому не понравилось, если бы о нем знал какую-то личную информацию абсолютно незнакомый человек. — Всю правду расскажу, не обману.

Вика и Мали хотели уже отказаться и уйти от этого места подальше и от цыганки тоже, как загоревшаяся этим предложением Влада радостно кивнула и достала из сумки кошелек. Девушка любила гадания и верила в различные предсказания. Как-то она порывалась заняться хиромантией, но в скорости поняла, что к этому искусству у нее нет никакой расположенности, поэтому оставила его.

— А сколько нужно? — спросила она цыганку, которая внимательно рассматривала Вику.

— Нисколько. — резко ответила цыганка, отшатываясь от Влады. — Ты. — обратилась она к Вике. — Будь осторожна и не снимай то, что подарил тебе человек, у которого два «я»…

— Подождите! О чем вы? — пораженно спросила Вика, понимая о чем ей говорит цыганка, но не понимая значения ее слов. Почему не снимать?

— Опасность рядом с тобой. — только и бросила ей цыганка и переключилась на Мали. — А ты остерегайся своего любимого. Нелегко тебе с ним будет, ой как нелегко. Наплачешься от него, но если любишь, то простишь.

— А у меня? А у меня что? — возбужденно спросила Влада, широко смотря на цыганку, которая чуть улыбнувшись, все же начала говорить.

— Обман. Обман обволакивает тебя, но ты сама в этом виновата. Один раз ты уже встречала свою судьбу, но тогда ты от нее отказалась, и вот тебе опять выпал шанс, но на сей раз последний. Не упусти его, иначе закончишь свою жизнь старой девой, окруженной четырьмя кошками.

— Ч..Что? Какой обман? В чем я виновата? Какие кошки? Какая судьба? — не поняла Влада, начиная хмуриться. Ей не понравилась идея о последнем шансе. То есть в эту минуту решается ее судьба, а она не сном, не духом!?

— Узнаешь со временем. — резко ответила женщина. — Ты особенная, ты это знаешь, но будь внимательна и не забывай, кто твои настоящие друзья. — это она сказала Вике, но не дав девчонкам опомниться, так же быстро исчезла, как и появилась.

— Что это такое было? — растерянно поинтересовалась Мали у не менее растерянных девчонок. То, что сказала гадалка, ее несколько насторожило. Значит, Сергей ее еще не раз сильно расстроит из-за чего она, возможно, будет сильно плакать. Но еще он сделает что-то, что будет требовать прощения Мальвины.

— Я не знаю. — медленно протянула Вика, теребя пальцами кулон в виде крыльев, который ей подарил Каст на ее День Рождение.

— Почему она назвала тебя особенной? — спросила Вику Влада. Вика в ответ пожала плечами, как будто она не знает причины и медленным шагом побрела вперед, заставляя девчонок идти за собой.

— И все же, это очень странно. — подытожила Влада, когда идти в молчании ей стало не вмоготу.

— Что странно? — спросила Мали, думая о Сергее.

— Ну, то, что мы встретили эту цыганку. — ответила Влада, поглядывая на Вику.

— Это обычное дело. Здесь всегда были цыгане. — немного резко ответила Вика. — Да это же шарлатанство чистой воды! Не стоит брать во внимание ее слова. Она с таким же успехом может подойти к каждому и сказать, что вокруг вас ложь и обман. А ничего, что жизнь основана на обмане? Нет такого человека, который бы никогда не врал! Все врут! И мы с вами — не исключение!

— Эй, ты чего так завелась? — настороженно спросила Мали, когда Вика закончила свою пламенную речь. — Она же не взяла деньги!?

— Я просто… Простите. Я домой. — бросила Вика и убежала.

— Чего это с ней? — спросила Мали Владу, смотря в след убегающей Вике.

— Я не знаю. — ответила Влада. — Она сегодня с утра какая-то странная.

— Может, она влюбилась? — предположила Мали, основываясь на личном опыте. Сама она, после того, как познакомилась с Сергеем, вела себя, как маленькая наивная дурочка, но Сережа всегда ее уверял, что для него она самая красивая и самая умная, и пусть, как говорится, мир подождет.

— Или поняла, что любит.

«Блин! Блин! Блин!» — думала Вика, пока бежала к остановке. — «Что со мной происходит!? Зачем я нагрубила девчонкам? Господи, ответь, пожалуйста!»

— ААА! — закричала Вика, когда поскользнулась на тротуаре и улетела, словно свободная птица в небесах, упав носом рядом с лужей. Проклиная весь белый свет, она не стремилась как можно быстрее встать с тротуара, поэтому продолжала лежать и раздумывать о судьбе. Подняв голову, она увидела знакомые кроссовки, которые вчера хотела расшнуровать.

«Елки — палки!» — мысленно возмутилась Вика. — «Не хватало ей еще перед Данилой в таком виде предстать!»

— Ты чего лежишь на тротуаре? — спросил до боли знакомый голос.

— Загораю! — гениально ответила Вика со всей своей невозмутимостью.

— Смею тебя заверить, солнце давно зашло за облака, так что, думаю, загар сегодня ты не получишь. — Данила говорил как-то пусто. Словно ему все равно. От этого у Вики сердце неприятно защемило, и вспомнился вчерашний день, когда Данила поцеловал ее. От воспоминаний, губы приятно закололо, а внизу живота, разлилась приятная истома. Протянув руку, он помог Вике встать. Девушка отряхнула свою одежду от пыли и грязи, и только потом посмотрела на Данилу.

— А ты чего здесь делаешь? — спросила она, не зная, что сказать.

— Да… я… гулял. — замялся с ответом Данила, запустив пальцы в свои волосы, из которых, в последнее время, он перестал делать ирокез, завязывая волосы пучек и зачесывая их назад. Если быть честным, то такая прическа Вике нравилась больше. Но вот ответ парня Вике не очень понравился, так как в нем она отчетливо слышала ложь.

— Гулял? — переспросила она, взглянув ему прямо в глаза.

— Гулял. — ровным тоном ответил Данила, выдерживая Викин взгляд. — Хочу еще раз сказать спасибо, что тогда помогла мне.

— А почему ты позвонил мне? — Вика задала вопрос, который ее очень интересовал. Но, конечно, она боялась знать ответ, поэтому боялась задавать этот вопрос.

— Я бы позвонил Касту, но у него была тренировка. Он не мог ее пропустить, однокурсники мои, ну, те, с кем я хорошо общаюсь, были на семинаре. Я позвонил Изи, но она была занята. Оставалась только ты. Вот я тебе и позвонил.

— Ммм, понятно. — натянуто протянула Вика, отводя взгляд. — Ну, ладно. Я пошла. До встречи.

— Пока.

Убегает. Ну, вот. Она опять убегает. И бежит от него, как от чумного. Да, наверное, он только что перегнул палку, но, черт возьми, а что он должен был сказать!? Я позвонил тебе, потому что сумел вспомнить и набрать только твой номер!? Да щас! Три раза! Вика может быть для Данилы только другом, хорошим, замечательным другом! Потому что, во-первых, они знают друг друга слишком долго. Во-вторых, по всей видимости, ей нравится тот парень — Елисей. В-третьих, она не в его вкусе: маленькая со светлыми волосами, тогда как ему нравились высокие брюнетки. И, в-четвертых, сейчас, после расставания со своей бывшей пассией, ему не хотелось никаких отношений! Слишком рано. Раны еще не зажили, ведь ожог четвертой степени оставляет после себя рубец, которые остается на всю жизнь.

30
{"b":"232952","o":1}