ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В ноябре Черчилль выступил по радио с речью, в которой сказал: «Не хочу пророчествовать, не бросится ли Гитлер с одержимостью загнанного в угол безумца в наихудшее из всех его преступлений. Но одно я хочу утверждать со всей уверенностью: судьба Голландии и Бельгии, как и Польши, Чехословакии и Австрии, будет решаться победой мировой Британской империи совместно с Французской Республикой. Если мы окажемся побеждены, все будут превращены в рабов, и тогда Соединенным Штатам придется защищать права человека одним. Если же нас не разгромят, существование и свобода всех этих стран будут спасены и восстановлены». Таким образом, Черчилль заглянул в будущее. Тогда он еще не возглавлял правительство, но ожидал, что ход войны заставит английского короля передать ответственность за судьбу Великобритании в его руки.

Принимая во внимание развитие событий, Гитлер счел необходимым 25 ноября ознакомить военное руководство со своей оценкой общего положения. Присутствовали Геринг, Редер и Браухич со своими начальниками генеральных штабов, а кроме них – командующие группами армий и армий, тоже с начальниками штабов, а также высшие чины военно-морского флота и люфтваффе.

Гитлер начал с рассказа о своей деятельности в 1919-1925 гг. до взятия власти в 1933 г. Он создал вермахт именно для того, чтобы воевать. Поневоле дело сложилось так, что прежде всего следовало решить вопрос на Востоке. Превосходство наших вооруженных сил обеспечило быстрый успех в Польше. Россия в настоящий момент опасности не представляет. К тому же с ней у нас есть договор. Сталин будет соблюдать этот договор только до тех пор, пока считает его для себя хорошим. Мы сможем выступить против России лишь тогда, когда освободимся на Западе. Русские вооруженные силы еще в течение года или двух будут иметь ценность невысокую.

Об Италии во главе с Муссолини Гитлер отозвался с точки зрения германских намерений положительно. Королевский двор он оценил как враждебный рейху. Италия вступит в войну только в том случае, если сама Германия начнет действовать против Франции наступательным образом. Смерть дуче принесла бы нам опасность. Америку фюрер охарактеризовал как «пока еще для нас неопасную». Японию назвал ненадежной. Займет ли она в отношении Англии враждебную позицию, пока неизвестно. «Время работает на противника. Нынешнее соотношение сил может для нас ухудшиться. Я буду нападать, а не капитулировать. Судьба рейха зависит только от меня». Так Гитлер сам оценивал собственную роль в этой борьбе. Англия лишь теперь начинает вооружаться и вступит в первую фазу своего вооружения только через год-два. Французская боеспособность далеко уступает германской. На сегодня превосходство – у Германии, и миллионы немцев, являющихся сейчас солдатами, обладают выдающимися боевыми качествами. Все – в руках военного руководства. За спиной армии – сильнейшая в мире военная промышленность.

Его, говорил Гитлер на этом совещании, угнетает то, что англичане все сильнее выходят на первый план; они – противник упорный. Через шесть – восемь месяцев они с многократно возросшими силами будут стоять во Франции. Голландия и Бельгия – на стороне англичан. От обладания Рурской областью зависит весь ход войны. Для нас важно иметь более благоприятное исходное положение. В настоящее время полет до Англии требует слишком много горючего. Такое положение можно изменить только в том случае, если будут захвачены Голландия и Бельгия. «Это решение – для меня самое трудное. Я должен выбирать между победой или нашим уничтожением. Я выбираю победу».

Затем Гитлер сообщил принятое им решение: как можно скорее атаковать. Францию и Англию. Нейтралитет Голландии и Бельгии он назвал «не имеющим значения». Военную ситуацию фюрер считал благоприятной. Но предпосылкой успеха служит фанатическая решимость высшего руководства, которое должно давать пример. Гели руководство всей жизнью народа будет обладать таким же мужеством, какое обязан иметь каждый простой мушкетер, никакие неудачи нас не постигнут. Свое выступление фюрер закончил словами: «Речь идет о том, быть или не быть нашей нации. Прошу вас понести этот дух решимости в низы. В этой борьбе я либо выстою, либо паду. Поражения моего народа я не переживу. Никакой капитуляции вовне, никакой революции внутри».

Во второй половине дня, ближе к вечеру, Гитлер имел еще одну серьезную и долгую беседу с Браухичем. Ему было необходимо убедить того. Сам же Браухич просил фюрера, если он ему не подходит, снять его с занимаемого поста. Гитлер просьбу отклонил и заявил: каждый солдат обязан оставаться на своем посту.

События конца года

После ужина Гитлер отправился со мной в большое помещение, предназначенное для обсуждения обстановки, и мы долго ходили там взад-вперед. Ему было нужно высказаться вслух, чтобы уяснить для самого себя возможные ошибки. Он продолжал упрекать Браухича и Гальдера за их отрицательное отношение к наступлению на Западе. «100 германских дивизий, которые сейчас формируются, в данный момент количественно превосходят дивизии англичан и французов. Но уже через полгода все может измениться», – говорил фюрер. Это было его главной заботой, ибо он и сам не знал, каким темпом будут вооружаться оба крупных западных государства. Кроме того, Гитлер хотел, чтобы его сухопутные войска к весне были высвобождены для крупной операции на Востоке против России. Это – первый намек насчет России, который я услышал от фюрера; он показался мне утопическим. Для него же это было явно давно продуманным планом, осуществить который Гитлер предназначал вермахту.

29 ноября 1939 г. были прерваны дипломатические отношения между Россией и Финляндией. Гитлер следил за этим весьма скептически. Он исключал возможность, что маленькая Финляндия выдержит натиск советских вооруженных сил и сумеет противостоять им. Фюрер читал все сообщения прессы о событиях на этом театре военных действий и требовал от наших дипломатов в Москве и Хельсинки как можно больше и точнее докладывать о них. На протяжении последующих месяцев он с удивлением констатировал, что война эта не приносит русским никаких успехов. Гитлер задавал себе вопрос: в состоянии ли Россия одержать верх над Финляндией, но так никогда и не смог ответить на него. Фюрер наблюдал за ходом событий и по еженедельным киножурналам, пытаясь получить более ясное представление о них. Но поступавшие к нему материалы были скупы и полного впечатления не давали. Симпатии Гитлера, несомненно, были больше на стороне Финляндии, чем России. Но он был вынужден проявлять сдержанность, ибо договор о союзе с Россией заставлял его держаться нейтрально.

12 декабря у Гитлера состоялось важное совещание, на котором сам я не присутствовал, но много слышал от Путткамера, рассказавшего мне подробности. Фюрер принял Редера и обсудил с ним северные проблемы. Насчет Финляндии оба были единодушны в том, что нельзя допустить ее поддержки через «ненадежную» Швецию. По отношению к русским следует проявить некоторую предупредительность. Далее Редер сообщил о своих беседах с норвежцем Видкуном Квислингом{188}, однако беседы эти отнюдь не давали оснований слепо доверять ему. Редер сильно настаивал на рассмотрении норвежской проблемы, ибо военно-морскому флоту для ведения войны необходимо владеть норвежскими портами. Гитлер весьма склонялся к его точке зрения, даже взвешивал возможность личного разговора с Квислингом, чтобы самому увидеть, что это за человек. Беседы с Редером продолжились через несколько дней в Имперской канцелярии, но фюрер никакого решения пока не принял.

Год близился к концу. Ситуация на западной границе была неясной. Гитлер от своего плана наступления на Францию не отказался. Однако 12 декабря оно было перенесено на 1 января, а 27-го – на 9 января 1940 г. Фюрер решил провести Рождество в войсках на Западе. Посетил неподалеку от Лимбурга-на-Лане одну разведывательную эскадрилью. Вторую половину дня провел в пехотном полку «Великогермания», а вечер – в полку своей личной охраны «Адольф Гитлер», где произнес короткую речь. На следующий день, 24 декабря, пообедал на батарее тяжелой зенитной артиллерии в зоне противовоздушной обороны. После обеда побывал между германской и французской линиями фронта и с интересом осмотрел некоторые позиции.

67
{"b":"233","o":1}