ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Особенную настойчивость Уэбли проявил, расспрашивая молодого человека про страшный крик. Уверен ли Дайкон, что крик донёсся со стороны Таупо-тапу? Звуки ведь обманчивы. А где он находился, когда впервые заметил мистера Фолса? Уэбли развернул заранее припасённую карту местности.

Дайкон ткнул в нужную точку и тут же, словно воочию, вновь увидел в полосе лунного света идущего навстречу мистера Фолса.

«Значит, говорите, это было примерно на полпути между вами и грязевым озером»? — уточнил Уэбли.

От ужаса, преследовавшего Дайкона с минуты пробуждения, у молодого человека пересохло в горле.

— Да, примерно, — прохрипел он.

Сержант приподнял голову, пришпилив палец к указанной Дайконом точке.

— Как вы считаете, мистер Белл, сколько прошло времени с тех пор, как вы оставили миссис и мисс Клэр и встретились с мистером Фолсом?

— Ровно столько, сколько требуется на то, чтобы быстрым шагом пройти от машины до этой точки, — не задумываясь, ответил Дайкон. — Минуты две. Не больше.

— Минуты две, — задумчиво повторил Уэбли и уткнулся в записную книжку. Затем, не поднимая головы, спросил:

— Юный мистер Клэр ведь вам доверяет, верно?

— В каком смысле?

— Разве он не делился с вами своими подозрениями насчёт мистера Квестинга?

— Да, мы с ним говорили на эту тему, — сдержанно подтвердил Дайкон.

— И вы с ним соглашались? — задавая этот вопрос, сержант на мгновение приподнял голову.

— Поначалу мне показалось, что он бредит, — честно признался Дайкон.

— Но впоследствии вы уверились, что его подозрения не лишены оснований. Так?

— Да, возможно, — признался Дайкон, но тут же, словно устыдившись собственного лицемерия, подтвердил, уже твёрдо: — Да, это так. Во всяком случае, иного объяснения я не нахожу.

— Вот, значит, как, — задумчиво произнёс Уэбли. — Ну что ж, мистер Белл, спасибо вам. Больше мы вас не задерживаем.

«Похоже, мне суждено сегодня весь день получать под зад коленкой», — подумал Дайкон. И сказал, обращаясь к полковнику:

— Вообще-то говоря, сэр, я шёл к вам. Я хотел вам передать, что мистер Гаунт страшно огорчён из-за всего случившегося и хочет уехать… на какое-то время, по меньшей мере. Он хочет, чтобы я выразил вам всю его признательность за вашу доброту и внимание… — Дайкон запнулся, потом продолжил: — Я очень надеюсь, что некоторое время спустя мы вернёмся. А теперь извините — я должен собираться…

— Да, да, конечно, — закивал полковник, даже не пытаясь скрыть своего облегчения. — Вполне понятно. Извините, что так все вышло, — расшаркался он.

— И вы нас извините, — промолвил Дайкон, чувствуя, как в горло наворачивается комок. — Я ещё загляну к вам попозже. Мы уедем часов в одиннадцать.

И он попятился к двери.

— Минуточку, мистер Белл.

Уэбли пристально разглядывал свои записи. В следующее мгновение он повернулся и вперил в Дайкона пристальный взгляд. Дакону показалось, что его пригвоздили к полу.

— Вы собиратесь уехать сегодня утром?

— Да, — кивнул Дайкон.

— Вы, мистер Гаунт и его лакей? Так? — Сержант Уэбли послюнявил палец и зашуршал страничками. — Лакей по имени Альфред Колли, да?

— Да.

— Очень хорошо. Так вот, мистер Белл, мне очень жаль, что приходится нарушать ваши планы, но, боюсь, мы вынуждены просить вас задержаться. Пока мы не проясним все нюансы, так скажем.

У Дайкона подкосились ноги.

— Но ведь я рассказал вам всё, что мне известно, — забормотал он. — А мистер Гаунт вообще не имеет к этому делу ни малейшего касательства. В том смысле, что его там и близко не было. Я хочу сказать…

— И близко не было, говорите? — повторил сержант Уэбли. — Вот, значит, как. А ведь он не уехал домой в машине, мистер Белл. Каким путём он пошёл?

Дайкон вновь перенёсся в клуб и представил себе Гаунта, который, кипя от ярости, спешил к выходу.

Из оцепенения его вывел голос Уэбли:

— Я спросил вас, мистер Белл, каким путём пошёл мистер Гаунт домой после концерта?

— Не знаю, — глухо ответил Дайкон. — Если хотите, я могу спросить у него.

— О, что вы, мистер Белл, не беспокойтесь. Я сам его спрошу.

III

Ах, с каким запозданием мы чувствуем признаки неотвратимо надвигающейся на нас катастрофы, привыкнув отгораживаться от любой угрозы экраном мнимой безопасности. Возможно, мысль о том, что постигшая Квестинга участь вовсе не была результатом несчастного случая, и теплилась где-то в отдалённом уголке мозга Дайкона. Есть некоторые недуги, которые мы не хотим даже называть; с таким же упорством мы не желаем, чтобы наше имя хоть как-то связывалось с определённым видом преступлений. Удивительно, но даже сейчас, в преддверии приближающейся беды, Дайкон думал лишь об одном: как же ему теперь объясниться с Гаунтом. Вот так, в результате невероятных вывертов воображения, серьёзный ужас уступает место крохотному страху.

Дайкон сказал:

— Может быть, мне проводить вас к мистеру Гаунту? Я просто не знаю, встал ли он уже с постели.

Уэбли задумчиво посмотрел на него, после чего с радушием, заставшим Дайкона врасплох, произнёс:

— Это будет чрезвычайно любезно с вашей стороны, мистер Белл. Мы ведь тоже любим, когда с нами обращаются по-хорошему. Что ж, представьте меня мистеру Гаунту, и я сам все ему объясню. Убеждён, что он поймёт.

«Черта лысого!» — подумал Дайкон, шагая по веранде.

Они уже подходили к спальне Гаунта, когда оттуда, согнувшись в три погибели под тяжестью сундука с одеждой, вышел Колли. Уэбли удостоил его колючим взглядом, уже столь хорошо знакомым Дайкону.

— Поворачивай оглобли, Колли, — сказал Дайкон.

— Чего? — изумился тот. — Я же его еле выволок. Что я вам, сэр, носильщик, что ли?

Он исподлобья посмотрел на Уэбли.

— Извиняюсь, старший инспектор. Кстати, ни одного трупа в сундуке нет. Можете взглянуть сами, если не верите, но только хозяйское бельё не потревожьте. Мы в таких вопросах очень скрупулёзны, знаете ли.

— Ладно, Колли, — махнул рукой Уэбли. — Только держитесь поблизости. Мне надо будет переброситься с вами парой слов.

— Слушаюсь и повинуюсь, — весело ответил Колли, подмигивая Дайкону. — Будь я собакой, я бы даже повилял хвостом. Кстати, ежели вы ищете Его Королевское Светлейшество, то оно изволит лично сидеть в грязи. По самую задницу, — сообщил он излишнюю подробность.

— Мы подождём, — произнёс Дайкон. — Заходите сюда, мистер Уэбли.

Они прошли в гостиную. Колли, посвистывая, побрёл по веранде.

— В Новой Зеландии такие зубоскалы смотрятся белыми воронами, — заметил Уэбли. — Очень уж боек на язык этот малый. Я почему-то представлял себе английских лакеев совсем иначе.

— Колли — вообще-то костюмер, а не лакей, — пояснил Дайкон. — Но он уже так давно прислуживает мистеру Гаунту, что, должно быть, и сам считает себя штатным шутом. Извините, сержант, но я должен поставить мистера Гаунта в известность о том, что вы его ждёте.

Дайкон, по наивности, рассчитывал предупредить хозяина, но Уэбли, поблагодарив, вышел на веранду вместе с ним.

— Лечится, значит? — жизнерадостно провозгласил он. — Правильно. Занятно, что я служу здесь уже без малого лет десять, а до сих пор так и не удосужился полюбоваться на эти знаменитые источники. Кто бы мог подумать!

И он последовал за Дайконом через пемзовую террасу.

Гаунт уже завёл себе обычай каждое утро залезать перед завтраком на пятнадцать минут в самый большой грязевой источник, прикрытый от посторонних глаз грубо сколоченной купальней. Дайкон поневоле подумал, что, судя по всему, столь категорическое неприятие Гаунтом курорта не коснулось именно этого целебного источника.

Подойдя к купальне, секретарь осторожно постучал в дверь.

— Кого там черти носят? — рявкнул Гаунт.

— Здесь сержант Уэбли, сэр, — ответил Дайкон, дрожа как осиновый лист. — Он хочет поговорить с вами.

— Какой сержант?

— Уэбли. Это его фамилия.

— Кто он такой?

44
{"b":"233000","o":1}