ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сегодня у вас никого, — заметил Доминик, посмотрев на заднее сиденье.

— Только что высадила двоих. Клуб все еще заседает, но я не могу торчать там весь вечер. — Она откинулась на спинку сиденья и посмотрела на мальчика со снисходительной улыбкой.

— Ну как, принес? — вкрадчиво спросила она. — Или, может, передумал и отдал отцу? Не волнуйся, я не буду тебя за это винить, я все пойму.

— Я их принес.

— Тогда давай. Я их спрячу, и ты сможешь забыть обо всем этом деле. Никто не напомнит тебе о нем, я-то уж точно. Ты никому не говорил?

— Нет, никому.

— Очень хорошо. И не говори. Отныне и впредь тебе не надо волноваться. Если Китти невиновна, она выкрутится. А мы с тобой уверены, что так оно и есть, правильно?

— Да, конечно, — он извлек из сумки мягкий неряшливый сверток, из которого торчал уголок полиэтиленового пакета. В свете уличных фонарей сквозь грязный пластик можно было разглядеть мягкую черную лайку. Доминик вручил сверток мисс Гамилтон, доверчиво глядя ей в лицо своими большими глазами, и вздохнул с огромным облегчением, словно с его плеч свалилась гора.

Она лишь на миг опустила глаза на сверток, потом наклонилась, чтобы открыть «бардачок», и засунула перчатки в самый дальний угол.

— Не бойся, — сказала она, перехватив его тревожный взгляд, — я о них не забуду. Они в надежных руках. Сделай, как я сказала, выкини это из головы. Больше тебе ни видеть их, ни думать о них не нужно. И вообще, больше о них ни слова — ни сейчас, ни впредь. Дело закрыто, и все. Понял?

Доминик кивнул и, помолчав, чуть слышно проговорил:

— Спасибо.

Мисс Гамилтон запустила мотор. Мимо них в сторону города почти неслышно промчался мотоцикл, и вскоре его негромкий самодовольный треск стих вдали. Одинокий пожилой мужчина, возвращавшийся от почтового ящика, свернул в переулок. В холодном темном безлюдном мире жили только тревожные ожидания и призрачное эхо, не имевшее подлинных голосов. Доминик знал, что не должен оглядываться, хотя его так и подмывало повернуть голову и окинуть взглядом улицу. Он напрягал слух в надежде уловить звук запускаемого мотора, замерзшего и ленивого, но ничего не слышал. А оглядываться нельзя: ведь, с точки зрения мисс Гамилтон, он ничего не подозревающий дурачок, простофиля, не сообщивший об их встрече ни одной живой душе. На чем же сосредоточиться? Ну конечно, на машине! Тем более что она заслуживала толику пылкого внимания. Да и взрослые думают, что шестнадцатилетние непременно должны интересоваться «тачками».

— Какого года выпуска ваша машина? — полюбопытствовал он, наблюдая за умелой водительницей, и даже испытал чувство блаженства, когда старый «райли» мягко и плавно тронулся с места. — Это правда очень старая марка? Антиквариат?

— Не совсем. Не хватает нескольких лет. — Отвечая на его вопросы, секретарша улыбалась сдержанной, снисходительной улыбкой взрослой женщины, внимательной к детям, даже готовой снизойти до того, чтобы разделить их интересы, но где-то в глубине души завидующей детской способности к безоглядному увлечению, уже давно не доступному ей самой. Именно такой улыбки и можно было ожидать от нее в сложившихся обстоятельствах. Увы, улыбка эта ни о чем не говорила. А ведь ему и нужно-то было всего лишь два-три ясных намека. И он понял бы, верно ли сделал свой выбор. Но ее глаза не заблестели, морщины не сделались резче. Впрочем, сейчас уже не до этого.

— Вы лихо водите, — заметил он, и это прозвучало искренне.

— Спасибо на добром слове, стараюсь, — ответила она.

Дорога сделалась уже, деревья остались позади. Садовые ограды сменились живыми изгородями вокруг полей. Доминику хотелось податься вправо и заглянуть в зеркало заднего обзора, но делать этого было нельзя.

— Мы поедем вдоль реки, — объявила мисс Гамилтон. — Так короче. Ты, небось, еще и не начинал учиться вождению, а?

— Это довольно сложно. Мне ведь еще нельзя выезжать на дорогу, а на аллее у дома не разгонишься, там всего несколько ярдов. У нас в школе хотели устроить курсы, земли-то много, но пока ничего не вышло.

— Это отличная идея, — уверенно сказала она. — В школе вам бы не составило труда научиться управлять машиной. Сейчас это важный элемент общего образования.

— Но мне кажется, что они слишком боятся за свои цветочные клумбы и прочее имущество. Знаете, как школа гордится своими розами?

Надо же, с удивлением думал он, оказывается, можно говорить о таких отвлеченных вещах, даже когда в горле пересохло от недавнего напряжения, а сердце так и стучит. Доминик покосился на мисс Гамилтон и увидел в свете последних уличных фонарей ее резкие суровые черты, легкую улыбку, лоснящиеся черные волосы. Потом они свернули на темную дорогу под деревьями, и в свете фар замелькали призрачные стволы, тонкие, будто струны арф. Где-то справа, за стеной деревьев, слышался шепот реки, стынущей в холодном мерцании звезд. Летом тут стояли бы несколько машин, приютивших возлюбленных, целиком ушедших в свои переживания. Среди деревьев прогуливались бы парочки, на травке у реки валялись бы отдыхающие. Но это летом, а не теперь. Сейчас им теплее в задних рядах кинотеатров, в прокуренных кабинках кафе. А сюда никого не заманишь, и без влюбленных дорога эта пустынна и тиха.

Это произойдет здесь, решил он, где-то на этом отрезке пути, когда до опушки леса останется примерно пол мили. Он судорожно ухватился за жесткие ребра сиденья, чувствуя, как вспотели ладони. Доминик вовсе не был уверен, что сможет пойти до конца. И дело не в страхе. Как вести себя под пулями? Как избежать удара, если нет укрытия? Он пошевелил пальцами и, почувствовав боль, испугался. Неужели он так крепко вцепился в сиденье? Силы есть, и он вполне может постоять за себя, но надо подгадать так, чтобы были свидетели. Они должны увидеть, что против него замышлялось недоброе, одного его слова будет недостаточно. А если они не едут сзади, если они не успели, то случившееся с ним, возможно, все-таки послужит доказательством невиновности Китти, а ее уж никак не обвинишь в тех смертях, которые могут постичь людей сегодня вечером.

Мисс Гамилтон протянула левую руку и, открыв «бардачок», выудила пачку сигарет. Она замедлила ход и правила едва ползущей машиной одной рукой. Заученным движением она вытряхнула из пачки сигарету и полезла в карман в поисках зажигалки, но не нашла ее.

— Ох, да она же у меня в сумочке, — спохватилась мисс Гамилтон, останавливая машину. — Может, ты достанешь ее мне, Доминик?

Он оглянулся на захламленное заднее сиденье. Сумочка завалилась в угол вместе с фонариком. Старая машина была просторной, между передним и задним сиденьями оставалось много места. Доминику пришлось влезть на сиденье с ногами и податься далеко вперед. Он проделал это с ужасным предчувствием неизбежного, потому что мысленно уже много раз переживал это страшное мгновение. Все его естество бунтовало, тело сопротивлялось, словно зверек в ловушке, но Доминик пересилил себя и повернулся затылком к секретарше. О боже, хоть бы поскорее! Мне не выдержать, сейчас обернусь… Нет, нельзя! О Китти! Может быть, ты даже никогда не узнаешь…

От удара потемнело в глазах, Доминика швырнуло на спинку сиденья, от боли и ужаса перехватило дыхание. А потом он провалился в какой-то пустой колодец, где не было ничего, даже тревоги и мук беспомощной любви.

Глава XVI

— Хотелось бы знать, что мы ищем, — сказала Джин, прильнув к ветровому стеклу «бедфорда» Барни Уилсона и напрягая глаза. — Мы даже не знаем, какая это машина и чья она. Это может быть и такси. Мы не знаем ровным счетом ничего.

— Только не такси, — убежденно заявил Лесли. — Парень что-то подстроил, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки. Похоже, он вызвал кого-то на поединок.

— Мы даже не знаем, по этой ли дороге они поедут. Тут есть еще и шоссе.

— В любом случае полиция прочешет обе. Больше тут ничего не придумаешь. Я не могу раздвоиться и потому еду только по одной, менее оживленной. Эй, там впереди фары. А ну-ка, смотри в оба.

40
{"b":"233010","o":1}