ЛитМир - Электронная Библиотека

В это время сверху прозвучал выстрел. Кен услышал, как пуля просвистела у его лица и увидел, как зашатался Джонни.

— Беги! — прорычал Джонни, пытаясь сохранить равновесие.

Услышав полицейский свисток, охваченный паникой Кен ринулся вниз по тёмной улочке вслед за Джонни.

Они пробежали не больше пятидесяти ярдов, когда Джонни вдруг зашатался, потерял равновесие и упал на четвереньки.

Кен подбежал и склонился над ним.

— Куда тебя? — задыхаясь, спросил он.

— В руку, — простонал Джонни. — Течёт, как из раненого кабана.

Кен безумно осмотрелся по сторонам… Он услышал, что совсем рядом кто-то быстро сбегает по металлической лестнице. Послышались отдалённые крики и полицейские свистки. Кен схватил Джонни и поставил его на ноги. Джонни прислонился к нему.

— Куда ведёт эта улица? — спросил Кен.

— Не знаю. Оставь меня! Через пару секунд они будут здесь.

— Нет!

Кену хотелось убежать, но он понимал, что не должен покидать Джонни. Адамс сказал, что ему нужен Джонни, и Кен был решительно настроен исполнить это желание Адамса.

Он прислонил Джонни к стене. Рядом была дверь, ведущая в высокое, обшарпанное здание. Вдруг дверь открылась, и на пороге возникла фигура девушки.

— Эй! Быстро сюда! — произнесла она взволнованным шёпотом.

В конце улицы уже слышался глухой топот ног. Кен не колебался. Подтащив Джонни к двери, он втолкнул его внутрь, и девушка мгновенно заперла дверь. Почти сразу же мимо двери кто-то пробежал.

— Что с ним? — спросила девушка.

— Ранен в руку.

— Подожди здесь. Я принесу огня.

— Не правда ли женщины — чудо? — пробормотал Джонни. — Каждый раз, когда я попадаю в переплёт, находится женщина, которая выручает меня, — он навалился на Кена сильнее. — Мне чертовски плохо. Сейчас отъеду…

Джонни вдруг обмяк и, чуть не опрокинув Кена, сполз на пол.

Девушка бегом спустилась по крутой лестнице, держа над головой свечу.

— Кажется, он потерял сознание, — сказал Кен.

— Ты можешь его поднять? Моя комната наверху.

Кен забросил Джонни на плечо и, шатаясь, последовал вверх по лестнице за девушкой, которая освещала путь.

Он внёс Джонни в маленькую комнату, скудно освещённую масляной лампой.

— Положи его на кровать.

Уложив Джонни, он повернулся и взглянул на хозяйку. Он был потрясён, увидев, что это была девушка из зала игровых автоматов.

— Привет, красавчик, — сказала она, улыбаясь, — Ты всё ещё в беде. — Она протянула ему лампу. — Подержи, я посмотрю, что с ним.

От изумления Кен не мог вымолвить ни слова. Он взял лампу, девушка быстро разорвала рукав куртки и рубашку. От вида крови и развороченной плоти Кену стало дурно.

— Могло быть и хуже, а с этим я справлюсь, — спокойно сказала девушка, прошла через комнату, наполнила водой таз, подошла к шкафу, достала из него пару полотенец и вернулась к кровати.

За потрясающе короткое время она остановила кровотечение и перевязала рану.

— Всё в порядке, — сказала она и стала убирать перепачканные кровью тряпки. — Сейчас ему станет лучше.

Кен поставил лампу на стол. Пока девушка перевязывала Джонни, он с беспокойством прислушивался к звукам, доносившимся с улицы. Он слышал полицейские cвистки, крики и сирены полицейских машин и догадался, что улица и близлежащие дома оцеплены.

Ему надо обязательно связаться с Адамсом.

Как только девушка закончила уборку, он сказал:

— Мне нужно позвонить. Есть здесь телефон?

— Прямо сейчас? — раздражённо спросила она. — Есть автомат в конце улицы, но тебе лучше подождать.

— Я должен его отсюда унести. Если его здесь найдут, у тебя будут неприятности, — с тревогой произнёс Кен.

Девушка рассмеялась.

— Не смеши меня, красавчик, — сказала она. — Плевать я хотела. У меня и так одни неприятности.

— Ты не понимаешь. Он выстрелил в полицейского. Может, даже убил его.

— Ну и что? Мой брат убил двух фараонов, — сказала она равнодушно. — Фараон получил своё.

Кен беспомощно посмотрел на неё.

— Я должен его унести отсюда!

— Успокойся. По-крайней мере, не сейчас. Они там, как пчелы в растревоженном улье. Садись. Я приготовлю кофе. — Она склонилась над Джонни. — Он потерял много крови и пока не сможет двигаться.

Кен сел. Он вдруг почувствовал себя разбитым. Пока девушка варила кофе, он прислушивался к шуму на улице.

— Они наверняка придут сюда, — с тревогой произнёс он. — Они будут обшаривать каждый дом.

— А, забудь об этом! — нетерпеливо произнесла она. — Они же ещё не пришли.

2

Стоя в тени, Рафаэль Свитинг наблюдал за портье у конторки, который лениво перелистывал вечерние газеты.

Свитинг не ожидал увидеть портье в «Мэддокс Корт», и теперь, будучи уверенным, что тот не пропустит его, счел неразумным войти и спросить Гильду в этот час..

Но Свитинг обладал бесконечным терпением. Прислонившись к колонне, он ждал, крепко прижимая к себе Лео. Ему пришлось простоять почти двадцать минут, прежде чем появилась возможность проскочить.

Портье вдруг взглянул на часы, швырнул газеты на конторку и исчез в находящейся позади него комнате.

Свитинг в мгновение ока протиснулся через вращающуюся дверь. Он пронёсся по покрытому толстым ковром холлу, взлетел по лестнице и завернул за угол как раз в тот момент, когда снова появился портье.

Свитинг постоял, прислушиваясь, затем, убедившись, что всё спокойно, стал подниматься по лестнице.

Ему потребовалось не много времени, чтобы сообразить, где расположен сорок пятый номер. К его глубокому сожалению, номер этот находился на верхнем этаже.

Он не поддался искушению воспользоваться лифтом, так как на первом этаже загорится лампочка, и портье может заинтересоваться, кто это занимает лифт. Поэтому Свитинг потащился по лестнице. Когда он, тяжело дыша, добрался до седьмого этажа, пот лил с него градом.

Часы показывали без десяти двенадцать. «Какое фиаско я потерплю, — думал он, стоя перед дверью квартиры Гильды, — если её не окажется дома». Грязным пальцам он нажал кнопку звонка и стал ждать.

Почти сразу же послышались шаги, и дверь открылась.

Гильда озадаченно уставилась на Свитинга. На ней был бледно-голубой домашний халат, отделанный голубой норкой, и стёганые шлёпанцы на босу ногу. Она сделала резкое движение, чтобы закрыть дверь, но Свитинг за свою жизнь перевидал более чем достаточно закрывающихся у него перед носом дверей, чтобы не отреагировать на это движение. Он успел подставить ногу.

— Не пугайтесь, мисс Дорман, — сказал он с масляной улыбкой на лице. — Я пришёл поговорить о Морисе Ярде и вашем брате.

Он с удовлетворением отметил, что она побледнела. С испуганными женщинами всегда проще столковаться.

— Кто вы? — спросила она, все еще пытаясь закрыть дверь.

— Меня зовут Рафаэль Свитинг. Я друг вашего брата. Он мог упоминать моё имя. Может, вы позволите войти? У меня был очень тяжёлый день, и я с удовольствием присяду.

— Вам нельзя входить. Я не могу принять вас сейчас. Пожалуйста, уходите!

Свитинг улыбнулся.

— Я не хочу доставлять вам неудобства, мисс Дорман, но уверяю вас, в ваших интересах выслушать меня. У меня есть для вас важная информация.

Её большие зелёные глаза ощупали его, отметив грязный, потёртый костюм, три больших жирных пятна на галстуке и подбитый, налившийся кровью глаз, который не скрывала даже надвинутая шляпа.

— Какая информация?

— О вашем брате.

Ещё мгновение она колебалась, затем, отступив в сторону, жестом пригласила его проходить.

Осчастливленный Свитинг вошёл в холл. Слёдуя за ней, он попал в большую, богато обставленную гостиную, по одному виду которой сразу понял, что у Гильды намного больше денег, чем он себе представлял. «Возможно, — подумал он, рассматривая комнату, — она любовница богатого человека». Но это его не касалось. Главное то, что живёт она хорошо и имеет много, много денег.

Он снял шляпу и уселся в самое удобное в комнате кресло, устроив Лео у себя на коленях.

39
{"b":"233012","o":1}