ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

То же самое мне говорил Рейес. Большинство ангелов смерти в физических воплощениях умирало еще детьми. После этого они веками выполняли свои обязанности в нематериальном виде.

- И все-таки остается один вопрос, - продолжал Своупс, нахмурившись. – Почему он так хочет твоей смерти, Рейес? Зачем ему убивать тебя – единственное существо, способное пройти сквозь пустошь? Потому что ты разрушишь мир? И это не дает ему спокойно спать по ночам? Неужели его так заботит судьба человечества? Да плевать он на нас хотел, - насмешливо фыркнул Гаррет. – Мы всего лишь дополнительные очки в его игре, а Земля – удобное игровое поле. Вот только счет ведет он один.

Обдумывая его слова, Куки свела брови, а он продолжал:

- И зачем Люциферу портал в рай? Чтобы ему преподнесли его же задницу на блюдечке с голубой каемочкой? Опять? Зачем ему туда возвращаться? Как там говорится… Лучше править адом, чем прислуживать в раю. А он и есть единственный, абсолютный лидер, которому служат и поклоняются сотни тысяч, если не миллионы созданий.

- Но если им движет вовсе не желание заграбастать портал, то есть меня, - я показала на себя рукой с головы до ног, - то что тогда?

- Страх.

- Страх?

- Ну подумай. Он создал сына делать за него грязную работу, а сын, как любой упертый подросток, взбунтовался. Отказался выполнить волю отца. Дело не в войне. И не в том, что Люцифер хочет вернуться на небеса. Речь о чем-то еще, чего может бояться только он.

 Я уже сидела на самом краю и жевала ногти. Ей-богу, надо было сделать попкорн.

- Ладно. Но чего? Чего он так боится?

Гаррет поджал губы и как можно мягче проговорил:

- Тебя.

Я тут же выпрямилась:

- Ч-чего? С чего ему меня бояться?

- Понятия не имею, но должен признаться, я всерьез поражен.

- Я тоже. Надо же, а я, оказывается, крутая! – воскликнула я, притворяясь, будто согласна со всем, что нагородил Своупс.

Вот только он ошибался. Набегался вдоволь по краешку водопада, таки сорвался вниз и грохнулся на здоровенный острый булыжник.

Однако высказать Гаррету свое профессиональное мнение по поводу его психического состояния я не успела, потому что он пристально уставился на Рейеса и заговорил:

- Тебя ведь не посылали ее найти, верно? Не посылали забрать ее в ад. – Рейес промолчал, поэтому Гаррет продолжил: - Тебя послали ее убить. На всякий случай, если вдруг все, что, как правило, само по себе настроено против ангелов смерти, даст сбой. Если вдруг она сумеет пережить все то земное зло, что тянется к ее свету, к самой ее сути. Ты был страховкой. Тебя послали убедиться, что она окажется в земле еще до того, как сделает первый вдох. – Своупс подался вперед, сверля Рейеса взглядом. – Тебя создали с конкретной целью – убить ее. Но она все равно осталась бы ангелом смерти, просто не смогла бы прожить человеческую жизнь. Значит, Чарли представляет для Люцифера угрозу именно в своем материальном, человеческом виде. А твое существование объясняется только тем, что ты должен убить единственное во всей вселенной существо, которому пророчили победу над твоим папашей.

Супер. Я придвинулась к спинке дивана и переплела пальцы. Рассказ Гаррета смахивал на клевую сказку на ночь, в которой нет ни толики правды.

- Ты должна что-то совершить, - сказал мне Гаррет с невозможно серьезным выражением лица. – Я только не знаю, что именно. Или ты обретешь какую-то силу, или примешь некое решение, которое изменит всю историю человечества. Ты поведешь армию против властелина ада и победишь его раз и навсегда. А он сделает все, что сможет, чтобы тебя остановить.

Ну говорю же, Гаррета срочно надо посадить на пилюльки.

- Кто сказал, что я этого захочу? И как я соберу армию? У меня, знаешь ли, фигово с организаторскими способностями. Кстати, солдат надо кормить?

- Я не знаю, как ты это сделаешь, и какая вообще тебе отведена роль. Мне показывали разрозненные кусочки мозаики. И было не так-то легко во всех тех сведениях, что я получил в преисподней, отделить факты от выдумки, реальность – от сонного дурмана. Поэтому я начал искать информацию. – Гаррет протянул мне свои записи.

- Где, бога ради, ты все это нарыл?

- Говорю же, у меня весьма интересные родственнички. Плюс «еБэй» подсобил. Я знаю только, что ангелы смерти (кстати, в аду их называют совсем не так) ужасно могущественные. Совсем не такие, как ангелы и демоны из измерений, о которых мы знаем. У них есть душа, и они могут существовать в нашем мире в двух формах – как люди и как духи. Они – совершенно иной вид, иная раса. Вроде бабочек в мире мошек. Но ты, - он в упор посмотрел мне в глаза, - ты самая сильная даже среди своих. Ты родилась, уже наделенная способностью вытягивать энергию из всего, что тебя окружает, – живого и неживого. Твои силы – как вода: постоянно меняются, принимают различные формы, адаптируются к ситуации. Они зовут тебя словом, которое на их языке означает «гибкая», «податливая». Насколько я понимаю, ты была особенной даже среди своих сородичей. Мало того, ты вроде как из королевской семьи.

- Обалдеть. Смотрю, вы там с ним плодотворненько пообщались.

О королевской фигне Рейес мне говорил. Остальное же было в новинку, хотя и вызывало интерес. И все-таки сомневалась я в источниках Гаррета. Может быть, все это и правда один большой обман, только не в том смысле, в каком видит это Своупс. Может быть, Сатана хотел, чтобы Гаррет решил, будто он врет.

- Как я и говорил, там все иначе. Словно в считанные секунды усваиваешь тридцатипятитомную энциклопедию.

- В колледже бы очень пригодилось.

- Помнишь, ты нашла у меня дома письмо?

- Помню, - ответила я, стараясь не обращать внимания на вспыхнувшую в Рейесе ревность. – То самое, которое ты у меня прямо из рук вырвал.

- Ага. Извини, кстати. – Неискренне он извинялся. Ой как неискренне! – Оно было от доктора фон Гольштейна из Гарвардского университета. Он кое-что переводит по моей просьбе.

- Переводит? – переспросила Куки. – Что именно?

- И как ты его нашел?

- Он много публикуется. Наткнулся на его имя, когда копался в мертвых языках. Я пытался переводить куски из древних документов, которые нашел на сайте редких книг. Парочку, кстати, приобрел через «еБэй». К сожалению, никто не сумел прочитать эти тексты, так что я позвонил доктору фон Гольштейну и попросил помочь.

- Коровий парень умеет читать античные тексты?

- Намного, черт возьми, лучше, чем я сам. В общем, когда я рассказал ему свою историю, он стал помогать мне собирать информацию и сказал, что именно искать. В частности, нас интересовали работы, приписываемые перу византийского пророка Клеозария.

Куки с сожалением поцокала языком:

- Неудачное имечко.

- Ага, - согласилась я. – И скорее всего очень древнее. Хотя знавала я одного Клео. Его жена зарубила топориком для разделки мяса.

Куки передернуло:

- Когда он к тебе пришел, топорик все еще торчал у него в голове?

- Слава богу, нет. Жутко было бы, скажи?

Гаррет громко откашлялся.

- Извини, - хором сказали мы.

А потом я зашептала Куки:

- Потом тебе все расскажу. Дамочка была натуральной психопаткой!

- О’кей, - прошептала она в ответ.

Гаррет молча ждал, когда все опять обратят на него внимание.

Я поморгала. В деталях рассмотрела ногти на руках. Пожевала губы.

Через тысячу лет он изволил высказаться:

- К сожалению, текстов Клеозария мы нашли с гулькин нос. Так уж сложилось в истории, что пророки не могли направо и налево сыпать пророчествами. Их бы заклеймили еретиками и казнили. Так что многим приходилось записывать свои видения в стихах. Нострадамус, например, писал катрены. Тибетский монах Аджан Сяо Ча записывал свои видения стихами, хотя его бы никогда за них не осудили. Он утверждал, что видения посылают ему магические амулеты. Но этот Клеозарий писал на каком-то шифре.

- На настоящем секретном шифре? – изумилась я.

50
{"b":"233015","o":1}