ЛитМир - Электронная Библиотека

С детских лет Мария, конечно же, читала многие писания пророков, и Ей было хорошо известно о том нелегком пути, который предстояло пройти Миссии Господа на земле. С какой великой радостью Она взяла бы на Себя сейчас все трудности и невзгоды, которые ждали Ее Сына в жизни. Насколько же больнее было просто смотреть все эти трудности со стороны. Об этом хорошо знали лишь Она, Бог и Ее Сын.

С настоящими чувствами всегда бывает так. Здесь и радость самая высокая и светлая, и печаль самая глубокая. Мать Господа испытывала самые сильные чувства, какие только довелось испытать людям. Как же хорошо все это сейчас видел и чувствовал Ее Сын. Так понимать друг друга может только самая высокая любовь.

Ведь настоящая, высокая Любовь никогда не живет только собой. Она живет другими. И Дева Мария жила сейчас Своим Сыном, а Он жил Своим Небесным Отцом, Матерью и всеми людьми на этой земле.

* * *

Ангел Блос с улыбкой смотрел на три прекрасных пера для своих кисточек, которые лежали сейчас перед его новой картиной в саду. Оказывается все, что было нужно, так это просто нарисовать ту птичку над водой в одной из его картин. Вчера ему почему-то захотелось это сделать, и сегодня он не мог сдержать улыбку – птичке явно начинало нравиться его творчество. Нужно будет обязательно поблагодарить ее, когда она вновь прилетит в его сад.

На самом деле Блос уже не так часто подходил к своему холсту. Ему все больше нравилось бывать на земле, рядом со своим подопечным Мэти. Малыш быстро рос и уже пробовал делать по земле свои первые шаги. Ангел вместе с его родителями мог часами наблюдать за этими, пока что еще не самыми удачными попытками малыша. Как мог Блос помогал и подсказывал ему, и результаты у Мэти день ото дня становились все лучше. Ничего, придет время, когда его он будет очень крепко стоять на земле.

Ангел услышал шаги позади себя и обернулся. Его друг Анри с улыбкой подходил к нему и портрету с перьями.

- Здравствуй, дорогой Блос! Вижу у тебя сегодня настоящий творческий праздник. С новыми кисточками твои работы станут еще интереснее.

- Здравствуй, Анри! Рад тебя видеть. Надо будет теперь почаще рисовать эту птичку.

- Только не слишком часто, мой дорогой друг. Давай время ее перьям хорошо отрастать вновь.

Друзья весело рассмеялись и прошли в дом Блоса. Они заняли свои любимые кресла и стали играть с рыбками в пруду. Те были очень рады приходу друзей и весело и высоко выпрыгивали из воды вокруг них.

- Как там Мэти, дорогой друг, что у него нового? – Анри каждый раз теперь интересовался успехами земного подопечного Блоса. Он и сам надеялся когда-нибудь получить от Отца в попечение маленького человечка на земле.

- Сегодня ему удалось самому сделать уже пять шагов, – Блос широко улыбнулся. – Правда, мы с его родителями за то же время сделали вокруг него пять тысяч шагов.

Друзья вновь рассмеялись и еще немного поиграли с прыгающими рыбками.

- Знаешь, Анри, – вновь заговорил Блос. – Мне очень нравится смотреть в глаза Мэти. Они такие чистые и светлые, совсем, как у жителей нашего мира. Как бы мне хотелось, чтобы он эту чистоту сохранил на всю жизнь.

- Да, дорогой друг, это было бы прекрасно. Но в том мире не всегда так бывает. Конечно же, тут очень многое будет зависеть и от тебя, и от его родителей. Но больше всего от самого Мэти – свободу выбора своего пути в жизни ему дал наш Отец. Мы все можем лишь помогать людям и подсказывать им, как правильно поступать в том или ином случае. Но окончательное решение принимают всегда они сами.

- Верю и не сомневаюсь, дорогой Анри, что Мэти всегда будет слышать нас в своей душе. И его поступки всегда будут добрыми и честными, – Блос с такой уверенностью посмотрел на друга, что тот только весело улыбнулся ему в ответ.

- Да, друг, твой оптимизм всегда будет Мэти на пользу. Не сомневаюсь, что и море для своего будущего художника ты тоже где-нибудь найдешь.

Друзья опять рассмеялись и продолжили играть с рыбками, которые уже начинали скучать без внимания ангелов.

* * *

В ту ночь дул сильный встречный ветер, и потому ученикам Господа приходилось разговаривать между собой в лодке очень громко. Их ночной путь в Капернаум был еще далек. События прошедшего дня так удивили всех, что друзья не переставали их обсуждать. Шутка ли, их Учитель накормил пять тысяч человек пятью хлебами!

Конечно же, ученики Иисуса видели уже много Его чудес. Но разве можно к ним привыкнуть?

- Симон! А ты сколько раз возвращался к Учителю за новыми хлебами? – спросил Андрей своего брата.

- Я и не помню даже, если честно. Много, – ответил Петр. – Помню только, что когда раздавал хлеба дальним людям, ближние к тому времени уже закончили есть. Даже подустал немного. А ты?

- Тоже очень много.

- А кто-нибудь видел, как в руке Учителя появлялись новые хлеба? – спросил своих друзей Иоанн.

- Я не видел, – отозвался Филипп. – Видел только, что каждый раз в Его руке был уже новый хлеб, который Он ломал и давал мне.

- Я тоже не видел, – откликнулся Андрей. – Наверное, нам пока не нужно знать, как Отец Бог их Ему передавал. А может быть, стоит спросить у Него Самого?

- Что ты! – вмешался Петр. – Ведь это же чудо! На него нужно смотреть и удивляться Богу. А кто мы такие чтобы в чудесах копаться? Если надо, Учитель нам и Сам все скажет. Вон, Он все наши мысли наперед знает. Я, так как что не подумаю, а Он уже об этом говорит.

Все согласно закивали головами.

- Кстати, а Учитель кому-нибудь говорил о том, как собирается добираться в Капернаум? – вновь спросил друзей Иоанн.

Все промолчали в ответ.

- Наверное, наймет поутру какую-нибудь лодку. Там их много на берегу стояло, – наконец отозвался его брат Иаков.

- Странно, что Он не поехал с нами в этот раз. – В задумчивости проговорил Андрей, - раньше мы всегда плавали с Учителем в лодке вместе.

- Ох, Андрей! – с некоторым упреком посмотрел на него Иоанн. – Отдохнуть Ему значит сейчас нужно. Вон, мы так все вместе и носить-то хлеба устали. А Он их один с Неба брал, да еще и ломал нам.

- Это точно, – согласился с ним Филипп. – Доставать хлеб всегда трудней, чем его носить.

После этого он обернулся назад и протянул руку, чтобы взять там немного сала. Его уключина так сильно начинала скрипеть, что мешала разговору друзей уже больше, чем ветер. Филипп взял тряпку, в которой лежало сало, и поднял голову. Невольный громкий вскрик вдруг вырвался из его груди. По морю кто-то шел.

- Эй, друзья! Посмотрите-ка, там кто-то к нам идет по воде, – закричал он дрожащим голосом.

Все мгновенно повернули головы в ту сторону. При свете луны поверхность воды вокруг лодки была хорошо видна. То зрелище, что предстало их взору, заставило вздрогнуть абсолютно всех. Над бурлящими волнами моря быстро шла какая-то человеческая фигура в светлой одежде. Причем двигалась она действительно прямо в их сторону.

- Призрак… - первым прошептал Петр и потянул свое весло из уключины. – Кажется, приплыли...

- А может, пройдет мимо? – с надеждой тихо спросил его брат.

- Как же, пройдет, – отозвался Иаков и тоже взял в руки свое весло. – Кто же на середину моря приходит, чтобы потом пройти мимо?

- Веслами против призрака? – с сомнением произнес Иоанн. – Нет, я лучше буду молиться. Это верней!

Все его друзья, как по команде, тоже начали что-то горячо про себя шептать. Тем временем фигура к ним приближалась.

- Эй, друзья! – вдруг раздался радостный голос Филиппа. – А ведь это же наш Учитель идет к нам!

Все ученики сразу встрепенулись и с надеждой начали всматриваться в приближающуюся к ним по воде фигуру.

- Ободритесь. Это Я, не бойтесь, – услышали они хорошо знакомый им голос.

Вздох облегчения пронесся по лодке. Лес весел стал опускаться на ее дно.

- А может это призрак притворяется Учителем? – не отпуская свое весло, усомнился Петр и громко закричал в сторону той фигуры. – Господи! Если это Ты, повели мне прийти к Тебе по воде.

10
{"b":"233026","o":1}