ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я уже видела, как за ним присматривали до меня. Чуть не уморили ребенка голодом! — бросила она резко.

Айрин тут же прикусила язык. Она не имеет права критиковать хозяина, к тому же в присутствии посторонних. И никогда раньше ей и в голову не пришло бы спорить со своими работодателями. Но было в Мигеле что-то такое, что выводило ее из равновесия, заставляло совершать необдуманные поступки и высказывать свое личное мнение, забывая обо всем, что разделяет их.

Айрин поспешно оглянулась назад. К счастью, доктор стоял чуть поодаль и ничего не слышал. А может быть, сделал вид, что не слышит. Зато Мигель слышал все прекрасно.

— Я знал, что за ребенком плохо смотрят, — произнес он ледяным тоном. — Именно поэтому я и нанял вас. Надеюсь, что мне не придется жалеть об этом.

Айрин понимала, что сейчас лучше всего было бы промолчать, но ее словно черт за язык тянул.

— У мальчика нет даже самой обычной нормальной одежды на каждый день, — выпалила она неожиданно для себя. — То, что есть, невозможно носить. Можно подумать, что кто-то закупил все эти парадные туалеты оптом… — Поймав взгляд Мигеля, она снова осеклась.

— Так оно и было, — спокойно ответил он. — К сожалению, Габриэла была неважной хозяйкой. И плохой матерью. А я не разбираюсь в детской одежде. Если я купил не то, что требуется, вы сможете это исправить. Но позже. А пока поезжайте в больницу.

Мигель встал, загораживая собой коляску и выжидающе глядя на Айрин.

— Извините, что задержали, — сказал он подошедшему доктору. — Ну ничего. Сейчас посадим мисс Кэррингтон в машину, и вы сможете наконец уехать. Позвоните мне, как только станут известны результаты обследования. Я буду ждать вашего звонка.

Они медленно дошли до машины. Уже открыв дверцу, Айрин вдруг поняла, что не успела попрощаться с Федерико. Она растерянно оглянулась. И тут граф, словно угадав ее мысли, протянул ей малыша.

Как он догадался? Всего минуту назад он разговаривал с ней так презрительно, и вдруг — такая чуткость, такое понимание.

Стараясь не касаться сильных мужских рук, обнимающих мальчика, и не вдыхать запах мужского одеколона, она нежно поцеловала Федерико в щечку.

— Кто его покормит? — спросила она тревожно у Мигеля. — В холодильнике еще стоит пара бутылочек с детским питанием, но ведь Пилар уехала…

— Я его покормлю, — чуть насмешливо ответил Мигель. — Не беспокойтесь, мне уже приходилось делать это раньше.

Он отступил на шаг, чтобы Айрин могла сесть в машину и захлопнуть дверцу.

Расстроенная и озабоченная, Айрин поудобнее усаживалась на сиденье, пытаясь еще раз увидеть Федерико сквозь заднее стекло. Как-то он будет без нее? Ведь граф не сумеет ни покормить его так, как положено, ни искупать. Он, правда, утверждает, что справится. Придется поверить на слово. Ну ладно, в конце концов во всем есть своя положительная сторона. Пусть ее положат в больницу. Зато не придется ужинать наедине с графом.

6

Айрин отложила журнал и, встав с кровати, неторопливо натянула юбку. Ну конечно, обследование, которое провели вчера вечером, подтвердило, что это был просто солнечный удар. Никакого сотрясения мозга. Жалко, что Мигеля не было в палате, когда улыбающийся доктор принес ей эту радостную весть. Айрин так и хотелось крикнуть: «Ага, я же говорила!». Правда, еще больше ей хотелось поскорее вернуться к Федерико.

Как ни обидно, но, когда Айрин заговорила с доктором о своем немедленном отъезде, он неожиданно отказался ее отпустить.

— Мигель просил оставить вас здесь на ночь. Не обижайтесь. Он просто беспокоится за вас. И ему, и мне будет спокойнее, если вы переночуете в больнице — мало ли что, лучше перестраховаться.

Пришлось подчиниться.

Проснувшись по привычке в семь утра, Айрин обнаружила, что вся ее одежда, накануне небрежно брошенная на стуле, висит на спинке, выстиранная и выглаженная. И вот сейчас она одевалась, жмурясь от яркого утреннего солнца, проникающего в ее отдельную — Мигель настоял на этом — палату, и размышляя, как ей лучше добраться до усадьбы. Может, граф пришлет за ней машину? Или придется вызывать такси. Интересно, Федерико заметил ее отсутствие? Вряд ли. Они ведь так мало были вместе. Это ей кажется, что она знает малыша давным-давно, а он, скорее всего, уже забыл про нее.

В дверь легко постучали. Наверное, завтрак принесли.

— Войдите, — крикнула она весело.

Дверь открылась, и в комнату зашел Мигель.

Айрин растерянно замерла от неожиданности. Вовремя же она успела одеться! Смутившись от этой мысли, она, вместо того, чтобы поздороваться, почему-то тут же заговорила о Федерико.

— А как же Федерико? С кем вы его оставили?

— Он здесь, со мной, — с улыбкой ответил Мигель.

Он на секунду вышел из комнаты, а затем тут же вернулся, толкая перед собой коляску.

Малыш сразу же узнал Айрин — к ее нескрываемому удовольствию. Она невольно отметила, что он одет во все чистое, улыбается и выглядит вполне здоровым.

— Ну, как ты поживал без меня? — Айрин радостно подхватила мальчика на руки. — Ты хорошо кушал? А как твой зубик? Прорезался?

— Еще как прорезался, — шутливо проворчал Мигель, показывая Айрин палец с крошечным розовым пятнышком. — И ничего смешного, знаете, какой острый?

— Как хорошо, что вы взяли Федерико с собой, я так беспокоилась за него, — счастливо улыбаясь, заговорила Айрин и вдруг замолчала.

Что такое? Почему он так смотрит на нее? Сердится? Но за что? Она ведь не сказала ничего плохого, и это ее прямая обязанность — беспокоиться о мальчике. Так почему же он злится?

Ну что в ней такого, что так трогает мое сердце, с недоумением спрашивал себя Мигель. Он вдруг подумал, что Габриэла никогда не беспокоилась о Федерико, ей было наплевать на родного сына. А вот Айрин, которая знала мальчика меньше суток, беспокоилась. Но ведь для этого ее и наняли, напомнил он себе. Это ее работа. Возьми себя в руки.

— Вы говорили вчера, что ребенку не хватает одежды, — заметил он как ни в чем не бывало. — Так вот, поскольку доктор поклялся, что вы совершенно здоровы, то я подумал — а не поехать ли нам всем вместе в Толедо? Прямо сейчас. Там вы сможете выбрать все, что считаете нужным.

Айрин вдруг охватило разочарование. Так вот почему граф заехал за ней! А она-то обрадовалась! Размечталась. Впрочем, ей это абсолютно все равно. Мог бы и не заезжать. Граф для нее — никто. Он ей совершенно безразличен.

Айрин устало встряхнула головой. Они уже целый час ходили из одного дорогого магазина детской одежды в другой — и никакого результата. Бутики были переполнены авторскими модельными костюмчиками и платьицами, но нигде не было того, что она искала. Вокруг сновали дамы — красивые, ухоженные, одетые модно и дорого, и Айрин в своей джинсовой юбке вдруг почувствовала себя замухрышкой. А вот Мигель в безупречном костюме и Федерико в бархатном комбинезончике прекрасно вписывались в эту нарядную толпу.

— Нам скоро надо будет возвращаться домой, — жалобно сообщила Айрин. — Пора кормить Федерико. А мы так ничего и не нашли.

— Знаю. Но я захватил пару бутылочек с его питанием. — Мигель кивком указал на сумку, болтающуюся на ручке коляски.

Айрин, искренне пораженная его предусмотрительностью, в то же время с трудом удержалась от вопроса, правильно ли он приготовил смесь.

— Думаю, можно походить еще полчасика, — продолжал Мигель, — а затем сделать перерыв. Тут неподалеку есть одна маленькая гостиница с отличным рестораном. Я знаком с хозяином, и для нас всегда найдется столик.

Ну для тебя-то, наверное, всегда найдется столик, подумала Айрин, искоса глянув на безупречный костюм, лучше всяких слов говорящий о богатстве его владельца.

В этот момент они свернули за угол, и перед ними открылся небольшой уличный рынок, кишащий народом.

— Может, здесь походим? — лукаво поинтересовалась Айрин, уверенная, что граф с негодованием откажется бродить по дешевому рынку.

13
{"b":"233037","o":1}