ЛитМир - Электронная Библиотека

Фо-Па Биде и его спутники были подвергнуты допросу в Петроградской ЧК на Гороховой улице, а затем заключены под стражу в большом зале караульного помещения. Здесь находились также торговый атташе французского посольства Мазон и его заместитель Дарси. 3 сентября заговорщики были переведены в Петропавловскую крепость. 17 сентября их перевели в Москву. 30 сентября Фо-Па Биде допрашивал бывший соотечественник француза маркиз Жорж Делафар, добровольно перешедший на службу революции. Он зачитал протокол очной ставки одного из сотрудников Французской военной миссии в Москве, из которого следовало, что Фо-Па Биде является кадровым французским разведчиком, ведущим подрывную деятельность против советской власти.

Фо-Па Биде, уличенный в преступлениях против Советского государства, был помещен в Бутырскую тюрьму, из которой вышел только 17 января 1919 года и беспрепятственно выехал во Францию. В рапорте на имя начальника французской военной разведки он просил возместить ему 30 700 рублей, отобранных у него при обыске и аресте на квартире у агента Ивана Зая[134].

Пятого сентября 1918 года центральные московские газеты опубликовали интервью с заместителем председателя ВЧК Я. Петерсом. Он рассказал о некоторых подробностях раскрытого заговора, из которых следовало, что спецслужбы Антанты «попались на удочку» ВЧК и что «Латышского национального комитета не существует в природе». Одновременно «Известия» опубликовали фотокопию письма Р. Маршана, осуждающее заговорщиков за их неприкрытое вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

В европейской печати разразился небывалый политический скандал. Респектабельная британская «Таймс» сокрушалась не по поводу самого заговора. Ее раздражение вызывал тот факт, что британская разведка так бездарно провалилась, а большевики, захватившие средства, выделенные заговорщиками латышам, «запустили руку в нашу государственную казну и теперь потешаются над нами с видом невинного младенца». Достопочтенные джентльмены из «Таймс» откровенно лгали своим читателям: эти деньги вовсе не принадлежали британским налогоплательщикам, они были собраны британской и французской разведками среди русских буржуа, передавались американскому консулу Пулу, а затем через Гикса, подручного Б. Локкарта, вручались латышам, которые аккуратно сдавали их в ВЧК.

28 ноября 1918 года при большом стечении публики в Москве состоялся открытый судебный процесс над Б. Локкартом и его сообщниками. Он продолжался пять дней и полностью доказал обоснованность предъявленных им обвинений. 5 декабря 1918 года суд огласил приговор, в котором указывалось, что действия западных дипломатов в России были связаны с «циничным нарушением элементарных требований международного права и использованием в преступных целях права экстерриториальности». Основные участники «заговора послов» — Б. Локкарт, Гре-нар, С. Рейли и Вертамон — были объявлены вне закона и при первом задержании на территории России подлежали расстрелу. Три дипломата-заговорщика были еще до суда высланы за пределы Советской России. В январе 1919 года все арестованные по делу «заговора послов», включая К. Каламатиано, были освобождены из тюрьмы и также покинули Советскую Россию.

МАРКИЗ ДЕЛАФАР — РАЗВЕДЧИК-НЕЛЕГАЛ

Как мы уже говорили, в марте 1918 года страны Антанты высадили свои десанты на Севере России. После ноябрьской революции 1918 года в Германии немцы эвакуировались из России, и эти страны оккупировали Украину, Одессу, Кавказ. Гражданская война в России разгоралась. Советское правительство нуждалось в информации о положении в районах, оккупированных державами Антанты. Ф.Э. Дзержинский принимает решение направить в Одессу, занятую войсками генерала Деникина, но фактически подчиняющуюся французскому генералу д’Ансельму, чекиста Жоржа Делафара, принимавшего активное участие в разгроме «заговора послов». Ему присваивается оперативный псевдоним Шарль. Перед разведчиком-нелегалом ставятся следующие задачи:

1. Используя разработанную для него легенду, а также агентурные каналы «Мирограф» и «Кале» и рекомендательные письма от белогвардейцев, внедриться в одно из штабных учреждений, имеющее тесные связи с французским командованием.

2. Выявлять стратегические намерения французов, англичан, Добровольческой армии, петлюровцев, Армии Галиции. Освещать деятельность разведки и контрразведки противника.

3. Выяснить возможность невоенного прекращения интервенции и способы быстрейшего вывода войск интервентов с Юга России.

Задачи были колоссальными, однако решать их был должен не один Шарль, а целая разведывательная сеть, созданная ВЧК в Одессе, включая большевистское подполье.

О Жорже Делафаре сохранилось немного сведений. Считалось, что он потомок обрусевшего французского офицера наполеоновской армии, взятого в плен в 1812 году. Другие утверждали, что он принадлежал к аристократическому французскому роду графов Делафер, из которого происходил герой романа А. Дюма «Три мушкетера» Атос. Сам он свой род выводил из крестоносцев, в XII веке завоевавших Палестину и впоследствии получивших титул маркизов. Как бы то ни было, он одинаково хорошо владел русским и французским языками, писал стихи, одно время сочувствовал анархистам и горячо поддержал Октябрьскую революцию. Бывшему маркизу нравилось, когда по-русски его называли Георгием Георгиевичем.

В начале декабря 1918 года на коллегии ВЧК Ф.Э. Дзержинский проинформировал собравшихся об обострении обстановки на Юге России. В ночь с 15 на 16 ноября страны Антанты направили в Черное море объединенную эскадру в составе 10 линейных кораблей, 9 крейсеров и 10 миноносцев под командованием французского адмирала. 20 ноября войска Антанты оккупировали Одессу. ВЧК нуждалась в объективной информации о положении в Одессе и на всем Юге России. Чекистам удалось создать агентурную сеть среди творческих работников одесской кинофирмы «Мирограф». Однако в последнее время в ее работе наступили определенные сбои.

Ж. Делафара было решено направить в Одессу, поскольку он до марта 1917 года служил во Французской военной миссии генерала Нисселя и был хорошо известен французам. В случае проверки они могли бы подтвердить его лояльность бывшей исторической родине.

В анкете, заполненной Делафаром по этому случаю, говорится, что он родился 14 ноября 1894 года в Сестрорецке, под Петроградом, т. е. на момент его вывода с заданием в Одессу Жоржу было всего 24 года. Он свободно владел русским, французским, итальянским и немецким языками, что сыграло большое значение в выборе Шарля в качестве разведчика. В ВЧК работал с декабря 1917 года, т. е. с первых дней ее существования. Холост, мать — домашняя учительница, отец — оружейник, вместе с сыном трудился на Сестрорецком оружейном заводе.

В Одессу он был заброшен в конце декабря 1918 года. Он поселился в «Большой Московской гостинице», где летом того же года осела большая группа московских киноартистов, бежавших на юг от голода и бедствий Гражданской войны. Киностудия «Мирограф» служила прикрытием для резидентуры разведки чекистов. Возглавлял ее старый подпольщик, чекист Иван Кабанцев, которому помогал агент Инсаров.

Под кодовым именем Кале в Одессе действовал бывший студент-медик Одесского университета Калистрат Григорьевич Саджая, агент ВЧК, заброшенный сюда незадолго до самого Делафара. Прибыв в Одессу, Шарль должен был установить контакт с этой «троицей» и объяснить им, что отныне они будут действовать под началом Особого отдела ВЧК.

В Одессе Шарль должен был установить связь с Инсаровым, который часто посещал «Мирограф». Эта встреча состоялась, и из беседы с ним узнал, что тот часто бывает в доме «Кружка артистов». Сюда нередко захаживает всемогущий начальник штаба войск Антанты на Юге России полковник Фрейденберг, благосклонно относящийся к Инсарову и считающий себя покровителем муз.

Установил он контакт и с другим разведчиком — опытным конспиратором Иваном Кабанцевым. С ним Шарль обсуждал возможные пути передачи информации в Центр, поскольку в связи с Гражданской войной почтовая связь Одессы с Москвой не работала. Доставка почты осуществлялась с нарочным, за отдельную плату, и это было непростым делом.

75
{"b":"233045","o":1}