ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Графит и алмаз в химическом отношении родные братья, ибо оба состоят из одного и того же вещества — углерода. Но физические свойства этих братьев весьма непохожи друг на друга. Здесь они — чужие.

Графит — черный, с металлическим отливом, весьма пластичный, жирный на ощупь материал, состоящий из крохотных шестиугольных чешуек. Он чрезвычайно легко и хорошо прилипает к металлам. Это его свойство используют и применяют для изготовления карандашей и смазок. Огромное количество графита используется на изготовление электродов, сопротивлений, щеток для электрических машин и для огнеупорных тиглей, ибо температура плавления графита достигает почти четырех тысяч градусов.

Алмаз, в отличие от графита, прозрачен, как вода, очень твердый и плотный. На нем ничто не может оставить царапины, а сам алмаз может резать, пилить, сверлить самые твердые вещества — металл, камень, стекло. Алмаз не проводит электрический ток и является совершеннейшим изолятором. Одним словом, физические свойства их настолько различны, что невольно отказываешься верить в родство графита и алмаза.

Естественно, напрашивается вопрос, в чем же причина такого резкого физического несходства при одновременном химическом родстве? Наука доказала, что различие между алмазом и графитом прячется внутри, в них самих. Оказалось, что атомы одного и того же углерода расположены совершенно по-разному в кристаллах графита и алмаза. Иная внутренняя структура — иные и физические свойства.

Но как проникнуть в тайну кристаллической структуры? В 1912 году немецкий физик Лауэ открыл явление интерференции рентгеновских лучей в кристаллах. Тем самым он установил волновую природу этих лучей и создал метод исследования кристаллов. Так появился в науке эффект Лауэ. Его суть состоит в том, что рентгеновские лучи, обладая большой жесткостью и малой длиной волны, проходя сквозь тела, вследствие интерференции, дают в некоторых направлениях максимальную интенсивность. По ее распределению можно судить о строении вещества. Открытие Лауэ имело огромное значение для исследователей.

Год спустя двое английских ученых, отец и сын Брэгги, используя эффект Лауэ, проникли с помощью рентгеновских лучей внутрь кристалла алмаза и, словно разведчики, добыли секретные данные о структуре этого драгоценного камня в виде рентгенограммы. Таким образом, благодаря лучам Рентгена удалось установить возможность определения подлинности алмаза. Ранее для этой цели химики использовали различные специальные тяжелые смеси — жидкость Туле, йодистый метилен и другие, которые помогали лишь определить удельный вес кристалла, но не давали свидетельства о его подлинности. Только с помощью рентгенограммы можно установить истинное лицо камня, подлинность алмаза.

6

Февраль 1950 года выдался особенный, вьюжный и морозный. А у студентов-выпускников горячая пора — последние месяцы учебы. Диплом геолога-минералога почти в кармане. Оставался нерешенным лишь главный вопрос — куда пошлют, вернее, куда направят работать. Комиссия по распределению молодых специалистов должна заседать в ближайшее время.

И в те вьюжные февральские дни среди студентов пронесся слух, который взбудоражил всех «алмазников»: где-то на севере, в сибирской тайге, нашли алмазы, нашли много!.. Говорили люди знающие, им можно верить. В печати никаких сообщений, естественно, не было. В те годы поиски алмазов велись без широкой огласки.

Лариса долго стояла у окна и смотрела на заснеженную улицу, где метель наметала сугробы, а дворники спешили очистить тротуары, и мысленно видела такую же пургу в тайге… Новость ее взбудоражила. И подхлестнула — не опоздать бы! Найдут главные клады без ее участия. Сама того не зная, она уже сердцем привязывалась к далекому и неизвестному сибирскому краю.

У нее из головы не уходил рассказ писателя Ефремова «Алмазная трубка». Лариса его недавно прочитала, и он запал ей в душу. В предисловии говорилось, что рассказ «научно-фантастический». А воспринимался он как живая действительность, как описание реальных событий. Особенно ее поразило научно обоснованное сравнение Сибири с Африкой. Она даже выписала тот абзац в тетрадку:

«Средне-Сибирское и Южно-Африканское плоскогорья обладают поразительно сходным геологическим строением. Там и здесь на поверхность прорвались колоссальные извержения тяжелых глубинных пород… Извержения были одновременными и у нас и в Южной Африке, где они закончились мощными взрывами скопившихся на громадной глубине газов. Эти взрывы пробили в толще пород множество узких труб, являющихся месторождением алмазов».

Ей даже показалось, что писатель по образованию геолог, слишком уж пишет профессионально. Своими впечатлениями Лариса поделилась с профессором Кухаренко, с которым в последние годы учебы у нее установились дружеские отношения. Александр Александрович был известным минералогом, возглавлял кафедру. Его лекциями заслушивались студенты. Лариса бывала у него дома. Познакомилась с его женой, тоже геологом. Только Наталья Николаевна, к недоумению Ларисы, носила свою фамилию — Сарсадских. Был у них сын, старшеклассник, который чувствовал себя уже почти взрослым, хотя до получения паспорта ему надо было еще дожить.

— «Алмазная трубка» называется рассказ? Конечно, читал, — сказал Кухаренко и, помолчав, добавил: — Писатель не придумал ничего, я имею в виду геологию. Он просто повторил слова профессора Соболева из его научного труда, в котором он сравнивает геологические структуры Южной Африки и Сибири.

В тот момент Ларисе где-то в душе было чуточку обидно за писателя: не он сам нафантазировал, а взял из научной работы. А сейчас, когда пронеслась ошеломляющая новость о найденных в Сибири алмазах, Лариса как-то по иному взглянула на рассказ: он пророческий! И если правда, что нашли алмазные россыпи, то возможно, найдутся… сами трубки!

Все эти мысли проносились в ее голове, когда Лариса поднималась в квартиру профессора. Ларису встретила Наталья Николаевна, помогла веничком обмести снег с пальто.

— Ну и вьюжит сегодня, как где-нибудь в якутской тайге.

— А вы бывали там? — спросила Лариса с нескрываемым интересом.

— Приходилось, хотя радости там, скажу тебе, никакой. Не тайга, а сплошное редколесье.

— Вот бы меня туда распределили!

— Только изъяви желание. В Ленинграде остаться — вот это сложная задача. Ты к Алексан Санычу?

— Ага. Можно?

— Только ненадолго. У него своих дел на кафедре по самое горло, а тут его завалили диссертациями из других вузов, словно он один-единственный во всей геологии.

— Он и есть такой один-единственный! — сказала Лариса доверительно, словно сама Наталья Николаевна этого не знала.

— Ну, проходи, проходи, он рад тебе будет. А я чай приготовлю, наш, геологический, из смеси разных сортов.

Александр Александрович Кухаренко отложил дела, усадил студентку и, усевшись напротив, некоторое время молча рассматривал ее, потом нахмурился и многозначительно хмыкнул, Лариса сидела как на раскаленных углях, не зная, в чем же заключается недостаток в ее одежде.

— К роскоши привыкаем, к роскоши, — сказал профессор, и в его голосе звучали скорее нотки не осуждения, а беспокойства.

«Роскошью», как скоро выяснилось, были тонкие чулки и туфли на высоких каблуках.

— На улице вьюга, а она, видите ли, щеголяет. А ноги беречь надо, беречь! Они для геолога-поисковика, к сожалению, единственный вид передвижения. Вот так-то, милочка!

Но через несколько минут, когда Кухаренко стала известна причина визита старшекурсницы, он, к ее радости, не опроверг слухи насчет найденных в Сибири алмазов. Александр Александрович сказал, что это не слухи, не вымысел, а самая настоящая реальность.

— В середине января, когда вы сдавали последние экзамены на зимней сессии, меня пригласили в Москву на одно важное совещание. Там выступил с докладом и наш министр. Он и сообщил нам эту радостную новость.

— А где же нашли, если не секрет? — не утерпела Попугаева.

36
{"b":"233079","o":1}