ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

11 августа 1942 года в Змиевой балке были убиты тысячи евреев Ростова-на-Дону, среди них оказались и евреи из первой волны эвакуации. "Одну партию вели голыми от зоологического сада до балки. С ними была красивая женщина‚ тоже голая‚ она вела за руку двух крохотных девочек с бантиками на голове. Несколько девушек шли‚ взявшись за руки‚ и что-то пели. Старик подошел к немцу и ударил его по лицу. Немец закричал‚ потом повалил старика и затоптал его…" – "Девочка кричала возле ямы: "Ой, дядечки, ой, тетечки, спасите меня! У меня мама русская, а папа еврей, – спасите меня!.." – "Местные жители видели‚ как ночью из ямы вышла голая женщина‚ сделала пару шагов и упала замертво. На следующий день газета "Голос Ростова"‚ которую выпускали немцы‚ писала: " Воздух очистился..."

В Ростовской области уничтожили не менее 20 000 евреев, в Ставропольском крае – примерно 25 000, в Краснодарском крае – более 20 000. В станице Ладыжинской полицейский Птухин зарезал ножом пять евреев, в том числе молодую женщину с пятилетним сыном.

Ессентуки:

"Как только немцы вошли в Ессентуки, началась дикая антисемитская агитация – в листовках, плакатах, карикатурах. Населению начали выдавать хлеб по 200 граммов на человека в день. Евреям хлеба не выдавали. На лавках появились надписи: "Евреям хлеба нет…"

"Когда вышел приказ о высылке евреев в "малозаселенные места", сестры Эфрусси и Мичник отравились, приняв большую дозу морфия. К сожалению, морфий не подействовал, они выжили… На долю этих несчастных женщин выпала смерть более ужасная, чем от морфия…"

"Ночь заключенные провели в школе. Здание оцепили. Дети плакали. Часовые пели песни…"

Кисловодск:

"Многие уже поняли‚ что это – приказ явиться на смерть. Доктор Виленский с женой и доктор Бугаевская отравились. Доктор Файнберг с женой и дочерью перерезали себе вены…" (Их отправили в больницу, вылечили, а затем расстреляли.)

"На товарной станции скопилось до двух тысяч евреев... Погрузка продолжалась. Пришел автомобиль с девятью маленькими девочками‚ взятыми из детского дома. Испуганные люди взволновались и зароптали: "Зачем маленьких детей отправляете?" Гестаповец ответил по-русски: "Если их не убить‚ то они будут потом большими..."

4

Из Кисловодска, Пятигорска и Ессентуков вывозили евреев в Минеральные Воды, и там, возле стометрового противотанкового рва, расстреляли не менее 6000 человек; в тот же ров сбрасывали трупы людей, умерщвленных в "душегубках". А. Толстой, писатель, член Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию немецко-фашистских злодеяний, рассказал об этом на страницах газеты "Правда" (август 1943 года):

"На Северном Кавказе немцы убили всё еврейское население, в большинстве эвакуированное за время войны из Ленинграда, Одессы, Украины, Крыма. Здесь было много ученых, профессоров, врачей, вывезенных вместе с научными учреждениями…

Когда был объявлен "день переселения", евреи с величайшим облегчением собрались в указанных местах вместе с семьями, с багажом в двадцать килограммов на человека, с продовольствием на два дня. Ключи от квартир они оставили в домоуправлении – в приказе командующего армией им была гарантирована неприкосновенность их имущества. Один армянин рассказал мне, что в это утро он пришел на вокзал в Кисловодске: шумная и оживленная толпа грузилась в девятнадцать открытых и закрытых вагонов, двадцатый был для членов еврейского комитета…

К часу дня поезд, в котором находилось около тысячи восьмисот человек, проехал станцию Минеральные Воды, прошел на запасной путь и остановился у стекольного завода. "Вылезай, прыгай на землю!" – закричали немцы-конвоиры… Последовал приказ сдавать драгоценности. Торопливо снимали серьги, кольца, часы и бросали в пилотки охранников. Прошло еще минут десять. Подъехала штабная машина… "Раздеться всем догола…" Люди поняли, что сейчас – конец жизни, сейчас – казнь…

Охранники погнали толпу по полю аэродрома к противотанковому рву, отстоящему в километре от стекольного завода… Тех, кто пробовал бежать, убивали выстрелами. Автомобили кругами мчались по полю, из них стреляли по разбегающимся. Нелегко убить тысячу восемьсот человек; подогнав к противотанковому рву, их расстреливали от часу дня до вечера.

Ночью к этому рву стали подходить закрытые машины из города Ессентуки… 507 трудоспособных евреев и около полутора тысяч детей, стариков и старух… В Пятигорске точно так же две тысячи восемьсот евреев – взрослых и детей – были провокационно созваны для переселения, отвезены в машинах в Минеральные Воды, умерщвлены и свалены в противотанковый ров…" Офицер зондеркоманды СС показал после войны: "Сколько всего было уничтожено – точно сказать не могу. Думаю – тысяч восемь, десять. Может быть, двенадцать…"

Из воспоминаний очевидцев:

"Каждый день в поле играла музыка, чтобы не было слышно, как истребляют народ. Всё "Рио-Риту" играли и еще один фокстрот – "Розамунда", очень популярный после войны… Под эту музыку стреляли у рва, и "душегубка" с утра до ночи кругами ходила по полю, дорогу там накатала... "

"Каждый день Тарасов с полицейскими возвращались со рва утомленные… ночи напролет пьянствовали в конторе, ругались, склеивали порванные деньги, делили вещи…"

"По ночам во рву выли собаки, какая-то старуха ходила снимать с мертвецов исподнее… Потом ров засыпали. А сверху прошлись, проутюжили танками…"

5

В местечке Зиньков в Подолии было похоронено на кладбище много еврейских праведников; место считалось святым‚ и один из стариков сказал: "Всевышний не допустит нашей смерти".

Передовые немецкие части прошли через Зиньков‚ не задерживаясь. Евреи устроили для местных жителей обед в знак добрососедских отношений‚ но уже на другой день начались грабежи, дорожку к комендатуре выложили плитами с еврейского кладбища, а вскоре убили того старика‚ который верил‚ что Всевышний "не допустит" их смерти. В мае 1942 года расстреляли в лощине и оставили непогребенными первую группу евреев – потоки дождевой воды унесли с собой трупы. В августе загнали в фосфоритную шахту всех евреев Зинькова и окрестных местечек – 3500 человек, взрывом завалили вход; окрестные жители ушли из тех мест‚ чтобы не слышать криков и стонов из закупоренной шахты.

В Меджибоже в Подолии были похоронены на кладбище великие праведники‚ среди них основатель хасидизма Исраэль Баал Шем-Тов‚ и местные жители верили‚ что они защитят их от любой беды; так происходило прежде‚ когда беда обходила Меджибож стороной, – на это надеялись и теперь. Представители советской власти спешно эвакуировались‚ и порядок стали наводить местные жители; они устроили в кинотеатре общее собрание, на входе вывесили плакат: "Жидам‚ котам и собакам вход воспрещен". Нацисты собрали старейшин Меджибожа‚ заставили лечь в лужу лицом вниз‚ жандарм прошелся по их спинам‚ а затем старикам отрезали бороды‚ приказали петь и танцевать – так началось новое правление. Всех евреев поселили на нескольких улицах‚ огороженных колючей проволокой, по двадцать– тридцать человек в одной комнате – их имущество в опустевших домах растащили соседи.

Броня Халфина из Меджибожа: "Русановский карьер – самое страшное воспоминание того времени. Мы спускались в карьер, там была вода по колено, и целыми днями долбили кирками гранит, а потом на тачках тащили гранитные глыбы наверх. Это было ужасно. Десятки людей остались навечно под теми тачками…" – "Многие умирали прямо в гетто… Когда число умирающих увеличилось, стали хоронить возле домов. Так у порога дома похоронили мою сестричку Миреле…"

22 сентября 1942 года‚ в Йом-Кипур‚ около 1000 евреев Меджибожа погнали на расстрел в овраги возле реки; поиски скрывавшихся не прекращались всё время‚ их собирали группами на территории костела‚ а затем вывозили в овраги и уничтожали – всего погибло более 3000 евреев Меджибожа и окрестных местечек.

34
{"b":"233095","o":1}