ЛитМир - Электронная Библиотека

Данную книгу Гитлер обдумывал и писал для соратников, сидя в камере ландсбергской тюрьмы, куда будущий фюрер угодил после мюнхенского «пивного путча».

Приводя доводы в пользу войны с целью уничтожения России, Гитлер настолько был уверен в ее необходимости и благоприятном для Германии исходе, что не счел возможным скрывать даже сам факт своих агрессивных устремлений. Второй важнейший вывод, который вытекал из книги – программы Гитлера, состоял в том, что, зная вечную ненависть Запада к русским, своих союзников при нападении на Советский Союз фюрер видел в странах Запада, прежде всего – в лице Англии.

Без учета этих важнейших для анализа дальнейшего хода истории Европы, в том числе исхода Второй мировой войны, фактов, которые от нас часто прячут, становятся непонятны действия и поведение отдельных стран, отдельных крупных политиков, прежде всего – самого И. В. Сталина; побудительные силы и исход многих событий ХХ века.

Программа действий немецких фашистов, открыто изложенная Гитлером в книге «Майн Кампф», с одной стороны, сильно озадачила И. В. Сталина и его соратников, а с другой – породила новые иллюзии у руководителей Запада. Последние возомнили себя в качестве коллективного кукловода Гитлера, поэтому сильно расслабились, не видя в этом авантюристе сколько-нибудь серьезной угрозы для себя. Более того, Запад посчитал, что у него появилась реальная возможность, используя патологическую ненависть Гитлера к славянам, убить одним выстрелом сразу двух зайцев: его руками решить свою стратегическую задачу – уничтожить Советский Союз (Россию) и одновременно сильно ослабить Германию как своего конкурента в борьбе за мировое господство.

Таким образом, уже в середине двадцатых годов прошедшего столетия перед нашей страной в очередной раз встал вопрос жизни или смерти русского народа и его государства. Здесь И. В. Сталин был поставлен в жесткие рамки: приходилось делать не то, что хотелось, а то, что требовала суровая необходимость.

Надо было принимать срочные меры по спасению России, не считаясь ни с чем, беспощадно уничтожая всех стоящих на этом пути. Ибо, без преувеличения, Россия вновь оказалась на краю пропасти.

Пламенные революционеры вкупе с русской буржуазией и царем, а также с теми, которых великий поэт России назвал «жадною толпой стоящие у трона» (одни своими преступными действиями, другие – не менее преступным бездействием), довели нашу Родину до катастрофы. «Россия во мгле» – так характеризовал ее Герберт Уэллс, нисколько не преувеличивая общее состояние нашего Отечества в то время.

За годы Первой мировой и Гражданской войн (1914–1920 гг.) наша страна потеряла свыше 20 млн человек; заводы, фабрики и транспорт были разрушены. Выпуск промышленной продукции уменьшился в десятки раз, например: стали – с 4,2 до 0,19 млн тонн; чугуна – с 4,2 до 0,116 млн тонн и т. д.

Глава 2

Особенно трагична была судьба казачества, военно-земледельческого сословия матушки России. Много их, самых преданных сынов Отечества, полегло, защищая Нашу Родину от внешних врагов в годы Первой мировой войны. А после революции на них свалилась новая, еще более страшная беда: политика «расказачивания», а по существу – физического уничтожения целого сословия русского общества. Эта политика была в годы Гражданской войны официальной политикой пламенных революционеров.

Наиболее бескомпромиссными и последовательными проводниками в жизнь данной политики были Я. Свердлов и Л. Троцкий. Их принцип был таков: казаки – это враги, нагаечники, зажиточные, а поэтому, пока казаков не уничтожим и не заселим пришлым элементом Дон и Кубань, до тех пор советской власти на данной земле не будет. В первую очередь расстреливались урядники и офицеры.

Известно, что от публикации третьей книги бессмертного романа М. Шолохова «Тихий Дон» долго отказывались в редакции журнала «Октябрь» на том основании, что писатель якобы сознательно сгустил краски, когда описывал причины восстания казаков против советской власти. Отрицая эти обвинения, М. Шолохов доказывал, что, наоборот, из романа он сознательно упустил такие факты непосредственной причины восстания, как бессудный расстрел в Мигулинской станице 62 казаков-стариков или расстрел более 400 человек в станицах Казанской и Шумилинской.

Даже после Отечественной войны были станицы и села почти с одним взрослым женским населением как результат того, что взрослое мужское население этих населенных пунктов было поголовно уничтожено большевиками.

Естественно, что такая политика, проводимая троцкистами, воспринималась патриотами России как желание уничтожить не класс эксплуататоров, а казачество. Даже такая правда, в сильно урезанном виде, о геноциде в отношении казачества едва не привела, если бы не личное вмешательство И. В. Сталина, к аресту и гибели М. Шолохова, на чем настаивали органы ОГПУ, руководимые в те годы теми же троцкистами.

Трагедия России состояла и в том, что, захватив власть в этой огромной, преимущественно крестьянской стране, большевики плохо представляли, что с ней дальше делать. Все их многочисленные теоретические труды, в первую очередь их вождя В. И. Ленина, были направлены на разрушение основ государства – царизма, власти буржуазии и помещиков.

«Настоящую» революцию большевики, согласно марксистской теории, ожидали в экономически развитых странах Запада, например в Германии. Однако и там пламенным революционерам, их вождям, это казалось делом сравнительно далекого будущего, поэтому проблемы реального построения коммунизма большевиками практически не рассматривались.

В этой связи, по нашему мнению, уместно привести весьма забавный прогноз В. И. Ленина, высказанный им 22 января 1917 года в газете «Правда» № 18 о возможности народного восстания пролетариата против крупных банков, против капиталистов и победы социалистической революции. За месяц с небольшим до Февральской революции вождь мирового пролетариата, находясь в эмиграции в Швейцарии, писал: «Мы, старики (Ленину тогда было 47 лет. – Н. Сед.), может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции. Но могу, думается мне, высказать с большой уверенностью надежду, что молодежь, которая работает так прекрасно в социалистическом движении Швейцарии и всего мира, что она будет иметь счастье не только бороться, но и победить в грядущей пролетарской революции».

Кстати, в настоящее время в Швейцарии жизненный уровень населения один из самых высоких в мире, уже поэтому о «грядущей пролетарской революции» в этой стране может мечтать только сумасшедший. Стало быть, пророк из В. И. Ленина, мягко говоря, был неважный.

Таким образом, пролетарская революция даже теоретикам марксизма виделась где-то далеко и не там, где она действительно произошла.

С учетом изложенного теория реализации коммунистических идей на практике осталась практически не разработанной. По существу, к началу Октябрьского переворота она оставалась на уровне идей утопического социализма и отдельных, самых общих положений и выводов «Манифеста коммунистической партии», заимствованных Марксом и Энгельсом еще в 1847 году у тех же авторов идей утопического социализма Средних веков Т. Мора, Т. Кампанеллы, Д. Уинстенли, Ж. Мелье и других.

Поэтому после захвата власти большевики вынуждены были в практическую плоскость переводить основной принцип социализма: «от каждого – по способностям, каждому – по труду». В теории как бы все просто: сколько заработал – столько и получи. Однако на практике решение данного вопроса со всей очевидностью заходит в тупик. Оказывается, в реальной хозяйственной жизни людей нет механизма реализации этого, на первый взгляд, достаточно простого вопроса.

Неизвестно, кто и как оценит способности и результаты труда каждого жителя планеты, каким инструментом можно измерять эти критерии реальной полезности человека. Задача явно нерешаемая, особенно с учетом того очевидного факта, что нет на Земле даже двух человек с одинаковыми способностями. Поскольку способности у всех разные, то и результаты труда у всех людей разные, следовательно, по теории, – у каждого своя должна быть и заработная плата, однако на практике установить ее невозможно. Установить справедливую зарплату человеку может только один Бог.

4
{"b":"233106","o":1}