ЛитМир - Электронная Библиотека
 * * * *

 – Очнулся я только на шестые сутки…

 Леонид рассказывал совершенно спокойным голосом, видимо, уже давно и не один раз прожив и пережив в памяти все события того страшного дня, и теперь лишь стараясь не упустить в своем повествовании каких-либо важных, на его взгляд, деталей.

 – Врачи сказали, что, в общем-то, отделался легко: переломом коленного сустава – заметил, наверное? (Алексей кивнул головой) – ну, и еще ожогом…

 Он  машинально потрогал шрам на щеке, потом похлопал себя по карманам, встал, подошел к кухонной стенке, открыл один из шкафчиков и достал с полки пачку сигарет. Затем повернулся к Алексею:

 – Пошли, покурим?… Ты как, не бросил?

 Не дожидаясь ответа, он направился к двери, и Алексей, торопливо встав со своего стула, последовал за ним. Выйдя из дома, они присели рядом на ступени крыльца и, закурив, некоторое время молча тянули свои сигареты.

 – Сила привычки! – неожиданно заметил Рыков.

 Алексей удивленно посмотрел на него:

 – Ты об этом?

 Он показал на дымящуюся в руке сигарету.

 – Нет! – отмахнулся Рыков. – Хотя и это тоже! Я о другом… Ведь сколько лет уже живу один, а закурить в доме не могу! Хоть ты меня убей! Все время такое ощущение, что в доме ребенок…

 Он еще раз глубоко затянулся, затем решительно затушил сигарету в стоявшей тут же на ступеньках консервной банке, и, казалось, безо всякой связи с предыдущим, неожиданно сказал:

 – Короче, первое, что я увидел, когда открыл глаза – была круглая физиономия в белом докторском колпаке и белом халате, наброшенном прямо поверх темного костюма. Физиономия явно была нерусская. Я еще подумал, башкир или татарин…

 Январь 1992 г.

 Первое, что он увидел, был невысокий круглолицый и коренастый мужчина в белой шапочке и белом халате, наброшенном поверх строгого темного костюма. "Башкир или татарин…" – лениво шевельнулось в голове. – "Врач, наверное… Хотя нет, врачи так халаты не носят…" Думать было тяжело, и он вновь устало закрыл глаза. Однако сидевший на металлическом табурете у кровати мужчина, заметил его движение и осторожно, но настойчиво принялся трясти за плечо:

 – Леонид Альбертович, пожалуйста, если вы в состоянии говорить, откройте глаза! Я следователь! Это нужно и мне, и вам! Я вас очень прошу, всего несколько вопросов...

 Быков с трудом вновь открыл глаза, вопросительно взглянул склонившегося над ним человека и попытался ответить, но лицо было словно стянуто маской, и мышцы отказывались повиноваться.

 – Если вам трудно говорить, просто кивайте головой, или моргайте! Что вам легче? Моргать? Вот и ладненько! – наклонившись к самому лицу Быкова, негромко и вкрадчиво зачастил следователь.

 При разговоре он поминутно поднимал глаза и поглядывал на дверь палаты, словно чего-то опасаясь, но за то короткое время, пока длилась их первая встреча, в палату никто не заглянул.

 – Я знаю, что незадолго до этого… – он запнулся, подбирая слово помягче, – несчастья… вы встречались с представителем какой-то коммерческой организации…

 Леонид утвердительно моргнул.

 – И они предложили вам сотрудничество в закупе и поставке очередной партии продовольствия, так?

 Леонид снова моргнул и вопросительно взглянул на следователя. Тот сразу догадался, что означает этот взгляд и пояснил:

 – Мы полагаем, что взрыв в вашем доме произошел не случайно, хотя официальная версия выстроена как раз на случайном, бытовом характере происшедшего. Дело в том, что причиной взрыва стал баллон с ацетиленом… Ну, такой, большой баллон, из тех, что используют при сварочных работах! Его остатки обнаружили в доме на месте взрыва… У вас велись какие-нибудь сварочные работы в прихожей?

 Быков не мигая, тревожно смотрел в лицо собеседнику.

 – Нет? Я так и думал… А не припомните название той фирмы? Ну, которая предлагала вам сотрудничество!

 Быков, не в силах даже пошевелить губами, и, не зная, как изложить свой ответ, пошарил глазами вокруг. Затем, заметив в руках следователя ручку и листок бумаги, указал взглядом на них. Тот, понимающе кивнул, осторожно своей рукой выпростал из-под одеяла правую руку Быкова, вставил в пальцы ручку и подсунул под нее листок. Пальцы слушались плохо, и Быков после долгих стараний сумел изобразить только небольшой кружок.

 – "Круг"? "Шар"? – попытался угадать следователь, но Быков продолжал, не мигая, смотреть на него.

 Затем снова сжал пальцами ручку и нарисовал рядом с кружком корявую фигуру, отдаленно напоминающую контуры африканского континента.

 – "Африка"? Нет?

 Следователь на мгновение задумался, и тут его осенило:

 – "Глобус"? Ну, конечно, как я сразу не сообразил, "Глобус"! Знакомая компания…

 От волнения он даже привстал, было, со стула, но тут же, вновь оглянувшись на дверь, быстро сел.

 – Еще, буквально, пару вопросов и я вас оставлю в покое… Итак, если я правильно понял, речь идет об ООО "Глобус"?  – продолжил он все тем же негромким вкрадчивым голосом. – Ну, учредители нам хорошо известны: Николай Пузырев, он же "Пузырь", местный криминальный авторитет, Анатолий Левицкий – в обиходе "Толян", правая рука Пузырева,  "силовик", и Рудольф Кунц, или просто "Немец" – мозговой центр группировки, ее, можно сказать, финансовый директор… Ну, вот теперь все стало на свои места! Да, кстати, какой процент от сделки они требовали передать им? (Быков закрыл один глаз) Пятьдесят? От почти двухсот миллионов долларов? Однако!... Ну, все, все! Больше никаких вопросов! Поправляйтесь, набирайтесь сил, а я попозже зайду, когда вы сможете нормально разговаривать…

ГЛАВА 9.

Царская охота (СИ) - _562.jpg

 Быков встал со ступенек и, сделав шаг по направлению к калитке, спросил: 

 – Так ты точно решил ехать сегодня? Ну, ладно, не буду настаивать, пошли к лодке...

 Он подождал, пока Алексей последует за ним, и продолжил рассказывать

 – В следующий раз он появился у меня почти через две недели. Я к тому времени действительно уже почти полностью оклемался. Щеку заклеили каким-то специальным клеем, а вот с ногой у них получилось не очень… Хирург, который мне сустав из осколков собирал, напортачил. Собрать-то собрал, а снимок посмотрел то ли невнимательно, то ли совсем не смотрел… Короче, неправильно срослись кости! Теперь хожу как этот, как его… граф Доширак!

 – Кто-кто? – изумленно переспросил Алексей.

 – Ну, этот… из "Анжелики"! – раздосадованный непонятливостью друга, уточнил Рыков.

 – А-а… – догадался, наконец, Алексей, – де Пейрак, наверное?

 – Ну, да! А я как сказал? Да, бог с ним, с этим графом! Я уже привык, даже внимания не обращаю… И к шраму на щеке тоже. Да и люди, я заметил, только поначалу пугаются! А после ничего, привыкают…

 Они уже вышли со двора и теперь не спеша возвращались к реке.

 – А хорошо у нас тут, правда? – обернулся к Алексею Быков. – Тишина такая, что аж в ушах звенит! А у реки наоборот – журчит все время… Словно кошка мурлычет! А ночью звезд на небе!... Я больше нигде столько не видел! Оно, конечно, понятно: других-то источников света – ну, там фонарей уличных, рекламных вывесок, многоэтажек со своими окнами – здесь нет! То-есть, звездам никто светить не мешает! Вот они и светят…

 – Тебя послушать, так здесь вообще "земля обетованная"! – почувствовав невольную зависть, натянуто усмехнулся Алексей.

 – "Обетованная", говоришь? Тебе бы на этот счет с нашим батюшкой пообщаться, с отцом Глебом! Я, кстати, недавно сцепился с ним на эту тему…

 – Постой, так у вас еще и батюшка свой имеется? – бесцеремонно перебил его Алексей.

12
{"b":"233247","o":1}