ЛитМир - Электронная Библиотека

 – Это вроде "агента под прикрытием"? – язвительно поинтересовался Быков. – "Знаем, плавали"… Я этих американских боевиков уже насмотрелся по видеосалонам, когда по аэропортам мотался, да вылета сутками ждал! А меня спросить постеснялись? Ну, типа, "готовы ли вы, дорогой наш Супергерой, еще раз рискнуть жизнью за любимую нашу Родину?" Или были уверены, что я тут же соглашусь? Извини, но этими пирогами я еще при "совке" наелся досыта!

 Кияшев невозмутимо выслушал его гневную отповедь и спокойно заметил:

 – Так ведь не задействовали! Просто не успели… А если бы успели, может, здесь нам и встречаться бы не пришлось! Да и твои, скорее всего, были бы живы …

 "А ведь он прав!" – с неожиданной злостью подумал Быков, а вслух с досадой ответил:

 – Тем более, значит, хреново работаете! Как обычно, всё "задним умом", да "знал бы, где упасть…"

 – Извини, – согласился следователь, – есть тут, конечно, и моя вина, только… Это же был не первый твой контракт, правильно? Ну, и где гарантии, что все это не могло произойти раньше, до того, как мы на них обратили внимание? А ты сам? Неужели не подумал, что на такие серьезные суммы обязательно найдутся желающие их прибрать к рукам? Тем более в наше время! Расслабился, видно, гордыня взыграла! Я, мол, теперь большой человек, уважаемый... За границу летаю, как домой, денег немеряно! Платили-то неплохо, наверное?

 – Неплохо… – хмуро отозвался Быков, понимая, что следователь, в общем-то, прав, – Десять штук "зелеными"…

 – Ух, ты! – завистливо присвистнул Кияшев. – Действительно, неплохо! Нам такие зарплаты и не снились... Ну, да ладно, хватит сопли и слюни жевать! Давай к делу…

ГЛАВА 10.

 

Царская охота (СИ) - _415.jpg

 Чем выше поднимались они по косогору, тем больше открывалась стоявшая у опушки небольшая часовня.

 – Сами, говоришь? – не отрывая от нее взгляд, недоверчиво переспросил Алексей. – Заливаешь! Перевезли, небось, из какой-нибудь заброшенной деревушки…

 – Сами! – солидно, с гордой улыбкой подтвердил Рыков, явно довольный произведенным впечатлением. – Чего мне заливать? Поручил своим мальцам, они по Интернету порылись – по архитектурным сайтам, по туристическим, где памятники деревянного зодчества указаны… А там же и фотографии есть, с любого ракурса! Эту мы с Кижей скопировали. Не полностью, конечно, немного и своей выдумки добавили… Но все под контролем отца Глеба – он у нас вроде как за Главного Заказчика! А после бревен из реки натаскали – да, заметь, бревна дубовые, от воды уже черные! Правда, дуб в воде каменеет, и что-то рубить из него потруднее, чем из железа ковать! Но, ничего, помаленьку справились! Как говорит отец Глеб, с Божьей помощью!

 Вдоволь налюбовавшись этим маленьким рукотворным чудом, Алексей вспомнил, наконец, о своем намерении позвонить жене. Он вытащил из нагрудного кармана мобильник и вопросительно взглянул на Рыкова.

 – Звони! – милостиво согласился тот. – Да не забудь от меня привет передать! Скажи, жаждет познакомиться!

 Алексей отошел в сторонку и, набрав код быстрого вызова, прижал трубку к уху.

 – Ну, ты где? – раздался встревоженный голос Ирины. – Со своей рыбалкой уже забыл, конечно, обо всем на свете! Обещал ведь, что будешь звонить чаще!

 – Ну, извини… – принялся виновато оправдываться Алексей. – Я тут, понимаешь, друга встретил, давнего… Очень давнего, еще с института… Мы с ним в общаге в одной комнате жили… Нет, ну что ты, какая пьянка! Я же за рулем! Да, обязательно, к вечеру буду дома… Да, буду осторожно… Не волнуйся… Ну, все, ладно, до вечера! Целую...

 – Ну, так что, заглянем к батюшке? – спускаясь по тропинке назад, в деревню, Леонид кивнул головой в сторону небольшого аккуратного домика, стоявшего у самой окраины, неподалеку от часовни.

 – Нет, старик, времени уже совсем мало осталось… Давай в следующий раз, ладно? – извиняющимся тоном попросил Алексей. – Да и неловко так, без приглашения…

 – Насчет приглашения можешь не переживать! Отец Глеб сам говорит: "Чтобы с Господом общаться приглашение не требуется! А я у него, вроде как, посредник!" Правда, всегда добавляет, что, мол, в посредниках Бог тоже не нуждается. Впрочем, смотри сам…

 – Товарищ Рыков! Товарищ Рыков! – донесся откуда-то из-за спины высокий женский голос.

 От неожиданности оба приятеля обернулись – сбоку по тропинке, ведущей от одного из домов, который они уже миновали, к ним торопливо спускалась невысокая худощавая старушка. Впрочем, название "старушка" совершенно не сочеталось с ее обликом. В строгом, темно-коричневом в тонкую полоску "английском" костюме, под которым виднелась однотонная бежевая капроновая блузка, стянутая у ворота коротким коричневым же – в тон костюму – бантом, завязанным в виде галстука, с непокрытой гладко зачесанной седой головой, к ним направлялась пожилая дама. Заметив изумленный взгляд Алексея, Рыков едва заметно усмехнулся и пояснил:

 – Ракитина, Антонина Николаевна! Наша, так сказать, активистка… И "женсовет", и "отдел образования", и вообще… Между прочим, заслуженный учитель! Не то Мордовии, не то Удмуртии…

 – Товарищ Рыков! – подойдя к ним вплотную, строгим голосом обратилась дама. – Если не ошибаюсь, вы у нас председатель сельсовета?

 – Знакомьтесь, тетя Тоня, это мой старый институтский друг, Алексей… – бесцеремонно перебил ее Рыков.

 Она бросила на Алексея короткий сердитый взгляд и, едва заметно кивнув в знак приветствия, вновь обернулась к Рыкову:

 – Я, кажется, просила вас, обращаться ко мне по имени-отчеству! Что за фамильярность! Какой пример вы подаете нашим молодым согражданам!

 Алексей заметил, как лицо Рыкова, и без того покрытое пятнами ожогов, стало совсем пунцовым. Скрывая улыбку, Алексей отвернулся в сторону, а Рыков принялся, было, неловко оправдываться, но "учительница" не дослушав его до конца, все тем же строгим голосом повторила свой вопрос:

 – Так вы у нас председатель или нет?

 – Тё… Антонина Николаевна, дорогая! Вообще-то, ни председателей, ни, тем более, сельсоветов уже лет двадцать как не существует! – принялся терпеливо объяснять Рыков. – А я здесь вроде как за старосту! Да и то, больше по личной, можно сказать, инициативе…

 – За старосту! – возмущенно хмыкнула учительница. – Прямо как в оккупацию, при немцах… Лучше скажите, вы знакомы вот с этим? И как прикажете это понимать?

 Она сунула едва ли не в нос Рыкову зажатый в руке небольшой газетный листок.

 – Что понимать? – удивился Рыков. – Что вы там такое ужасное прочли?

 – Именно, что ужасное!

 С этими словами она повернулась к Алексею, стоявшему рядом и с улыбкой наблюдавшему эту сцену.

 – Нас выселяют! Как в тридцатые годы при Сталине! И это в двадцать первом веке! Прямо, крепостничество, да и только!

 – Постойте… – растерялся от такого напора Рыков. – Кто выселяет? Кого? Куда? И причем здесь Сталин! Крепостничество же при царизме было… Дайте-ка вашу газетенку!... А, ну понятно… "Вести Приозерья"! И вы что, верите всему, что здесь пишут?! Кстати, а что там "такого" написано?

 – Вот, – она ткнула пальцем в одну из заметок, – читайте!

 – Так… "Деревня возрождается"… "Начавшееся не так давно восстановление дороги, некогда связывавшей деревню Щукино с районным и областным центрами, вызвало у наших читателей множество вопросов. С просьбой прояснить ситуацию мы обратились к Главе районной администрации  Сергею Валентиновичу Бересневу. Предлагаем вашему вниманию интервью, взятое нашим внештатным корреспондентом Люсьеной Тукаловой у Главы нашего района"… – Рыков принялся, было, читать вслух обведенную красным карандашом заметку, но затем умолк.

 По мере того, как он углублялся в текст, лицо его приобретало все более хмурое выражение. Наконец он дочитал до конца, на мгновение задумался, затем решительно сложил газету пополам и сунул в карман куртки. Правый уголок верхней губы Рыкова подрагивал, приоткрывая иногда крайние зубы, а по лицу бродила зловещая ухмылка, некогда так напугавшая первого встреченного им местного рыбака. Он обернулся к ожидавшей его ответа "учительнице" и, продолжая все так же ухмыляться, жестко обрезал:

14
{"b":"233247","o":1}