ЛитМир - Электронная Библиотека

 Садиться в общественный транспорт Быков не рискнул, опасаясь привлечь ненужное внимание видом наполовину забинтованной и заклеенной пластырями физиономии и несуразно выпяченной вперед загипсованной ноги. Избегая центральных многолюдных улиц, окраинами добрался до развалин своего дома, достал из тайника  заначку и так же не спеша заковылял к находившейся совсем неподалеку автотрассе, связывавшей их городок с областным центром. Здесь тормознул первую встреченную  большегрузную фуру – дальнобойщики народ сердобольный, отзывчивый – и без особых приключений добрался до областного центра. Впрочем, там он задерживаться не стал, понимая, что теперь его ищут не только Пузырь и его подельники, но и милиция. Быков перебирался из одного населенного пункта в другой, меняя районы, города, области, используя для своих перемещений попутки, автобусы, поезда, самолеты, останавливаясь в малоприметных заштатных гостиницах, мотелях и кемпингах… От гипса избавился в крохотной амбулатории в отдаленном хакасском селе. Молодой сельский врач, попавший туда по распределению незадолго до развала Союза, забытый и брошенный своим руководством и уже полгода не получавший заработной платы, за скромное вознаграждение с радостью согласился снять с него изрядно надоевший гипс и даже подарил небольшую деревянную трость, случайно оказавшуюся в его медпункте. Зрелище усохшей почти вдвое, обтянутой желтоватой кожей ноги, Быкова, разумеется, обрадовало мало. Но, вспомнив известную пословицу – были бы кости, а мясо нарастет! – смирился с увиденным и, рассчитавшись с сельским эскулапом, отправился дальше. Мышечная ткань, действительно, восстановилось довольно быстро, а вот неправильно сросшаяся коленная чашечка так и осталась вывороченной на сторону – теперь, по-видимому, уже на всю жизнь. 

 Не лучше обстояло дело и с обожженной щекой. Кожа на ней покрылась корявыми бурыми пятнами и выглядела, словно сильно измятая и вымазанная томатной пастой бумага. Мясо на верхней губе заросло и вовсе плохо, отчего правый уголок рта постоянно оставался приоткрытым, выставляя, словно напоказ, два крайних клыка. "Прямо, как у Дракулы!" – невесело усмехался Быков, в очередной раз накладывая на щеку грим, и разглядывая полученный результат в зеркале. В качестве грима он использовал обычную дамскую крем-пудру интригующе-заманчивого "персикового" цвета.  Помогала крем-пудра мало, лишь слегка затушевывая наименее заметные из шрамов и красных пятен от ожогов, и оставляя крупные, практически, без изменений. Впрочем, решил Быков, есть и определенная польза от той жуткой маски, в которую превратилось его лицо. "Ну, уж теперь-то меня ни по одной фотографии не узнают! И никакая пластическая операция не понадобилась!" – злорадно думал он, в очередной раз изучая свое отражение в зеркале. 

 Так он добрался до Читы и лишь там, спустя почти два месяца после побега из больницы, к нему, наконец, пришло осознание того, что здесь, в Сибири ему помощи ждать не от кого. И уж тем более глупо и нелепо было, скрываясь от бандитов в небольших городках и заброшенных поселках,  надеяться на некий счастливый случай, который помог бы ему совершить "справедливое возмездие". Для этого требовались совершенно другие возможности, связи, ресурсы, которыми он пока не обладал, и приобрести которые здесь представлялось малореальным. Тогда-то к нему и пришла мысль перебраться в Центральную Россию, ближе к  цивилизации, прежним друзьям, связям и возможностям. Откладывать реализацию нового плана он не стал и, переночевав в зале ожидания в аэропорту, уже наутро вылетел в Москву.

 Несмотря на пятичасовую разницу во времени, в Домодедово Быков прилетел поздно ночью – сказалась длительная задержка рейса при промежуточной посадке в Новосибирске. До первого рейсового автобуса, доставлявшего пассажиров до конечной станции метро, оставалось еще более 3-х часов, и, чтобы как-то убить это время, Быков купил с лотка один из толстых еженедельников  "Экспресс–газета". И там, среди наполнявших еженедельник "светских" новостей, слухов и сплетен, между пошловатыми анекдотами и откровенными фотографиями полуголых девиц, в традиционной для подобных изданий рубрике "Криминальные новости" прочел сообщение, в корне изменившее все его планы:

 "КТО РАСКРУТИЛ ГЛОБУС?

 Как сообщает наш восточносибирский корреспондент, несколько дней назад неподалеку от Братска, в одном из заброшенных карьеров на берегу водохранилища был обнаружен сожженный автомобиль "Ниссан-Лаурель", в салоне которого находились три мертвых тела. Поскольку тела сильно пострадали в огне, поначалу идентифицировать личности погибших не представлялось возможным. Однако вскоре по сохранившимся номерам на двигателе и кузове автомобиля удалось установить имя его владельца – им оказался криминальный авторитет Анатолий Левицкий, более известный под кличкой "Толян".  Сопоставив эту информацию с другими найденными на месте преступления предметами и вещественными доказательствами, следователи пришли к выводу, что, с высокой долей вероятности можно предположить, что, помимо уже упомянутого Анатолия Левицкого, найденные тела принадлежат двум его ближайшим дружкам и партнерам по бизнесу: Николаю Пузыреву, по кличке "Пузырь", и Рудольфу Кунцу, носившему в криминальных кругах прозвище "Немец"…

ГЛАВА 12.

 

Царская охота (СИ) - _1711.jpg

 Алексей, до того внимательно слушавший своего друга, неожиданно перебил его:

 – Так это же здорово! Нет, я, конечно, понимаю – ты, наверное, хотел сам рассчитаться с этими уродами… Зато теперь у тебя руки чистые, без крови! А это, согласись, не так уж мало! Хоть по ночам будешь спать спокойно!

 – Спокойно, говоришь? – саркастическим тоном переспросил Рыков. – Если бы… Там, в этой заметке упоминалось еще много чего… В том числе и моя фамилия! Короче, они – не корреспонденты эти, понятное дело, а следователи местные – сразу вспомнили и о покушении на меня – там же погибли мои жена с сыном! Чем не повод для мести? Но и это еще не все. Очень кстати пришлась им и гибель Кияшева! Мол, он специально был прислан из Москвы, чтобы расследовать мои – заметь, мои! – хищения средств фонда, и вдруг эта странная авария! А после – и снова, вдруг! – я и сам исчез загадочным образом!... Ну, и завершающий аккорд, так сказать… Со счетов "Глобуса" буквально за пару дней до убийства этой троицы таинственно пропало более четырехсот миллионов долларов! В общем, такой пасьянс разложили – почище любого "королевского" будет! И, главное – всяко лыко в строку, все детали сходятся до мелочей!... Я, когда всё это прочел,  снова подумал – как же все-таки был прав следователь! Видимо, там и впрямь участвовали такие монстры, что нам, грешным, и не снилось! И, главное, как быстро и аккуратно все сделали – и бабки увели, и свидетелей ненужных убрали! Даже мой побег использовали – все стрелки тут же перевели на меня! Кстати, в этой же заметке сообщалось, что меня уже объявили в федеральный розыск…

 – Теперь понятно, чего ты сюда забрался! – задумчиво заметил Алексей.

 – Ну, да, – согласился Рыков, – тогда мне это казалось единственным выходом…

 – Но сейчас уже столько времени прошло! Ты же не думаешь, что кого-то еще интересует, жив ты или нет? – спросил Алексей.

 – Нет, конечно, – спокойно согласился с ним Рыков, – наверное, не интересует…

 – Ну, так и живи себе спокойно! Забудь о них! Как сказал бы этот твой батюшка: "Мне возмездие, и Аз воздам"! Считай, что бог им и воздал, и преступники, как говорится, "понесли заслуженное наказание"!

 Рыков искоса взглянул на него, но решил о недавней встрече с Пузырем не рассказывать.

 :

 – Да, наверное, ты прав, "понесли"… И теперь нужно просто забыть. Считай, что я уже забыл! Почти…

17
{"b":"233247","o":1}