ЛитМир - Электронная Библиотека

 – Нет, точно – дурак! "Где я деньги найду!..."– передразнил его Хабелов. – Небось, когда про вертолет заговорили, ты о бабках даже не задумывался! А здесь речь-то всего о десяти-пятнадцати миллионах рублей!

 Он на мгновение умолк, затем отвернувшись от губернатора и, продолжая осторожно спускаться по крутому склону, спокойно и жестко закончил:

 – Найдешь! А не найдешь – можешь сразу паковать чемоданы! Место начальника ЖЭКа в каком-нибудь Гадюкине я тебе обеспечу!

 Губернатор испуганно отстал. Наконец, спуск окончился, и тропинка уперлась в пологий песчаный берег, возле которого застыл большой белоснежный катер с яркими изображениями Российского государственного Герба на обоих бортах. Носовая часть его находилась на берегу, а с высокого борта на песок вел узкий трап с веревочными поручнями. Хабелов с нескрываемым любопытством осмотрел его и, обернувшись к губернатору, поинтересовался:

 – Твой?

 Тот утвердительно кивнул головой, но тут же поправился:

 – Вообще-то он числится за Рыбнадзором...

 Хабелов насмешливо покосился на губернатора и тот, напуганный этим взглядом, зачастил:

 – Да вы поднимайтесь на борт, Реваз Георгиевич, знакомьтесь, командуйте...

 Толстый стал к штурвалу, охранники расположились за его спиной, сопровождавшие их чиновники тоже быстро рассеялись по катеру. Выбросив небольшое облачко синеватого дыма, взвыли оба подвесных мотора, катер сполз с песчаной отмели, немного сдал назад,  медленно развернулся и, быстро набирая ход, двинулся поперек реки прямо к берегу, на котором стоял Леонид...      

ГЛАВА 3.

 "Никак, сюда собрались!" – усмехнулся он и спокойным уверенным  шагом спустился к реке, вышел на далеко выступающий в русло реки узкий дощатый мосток и, дойдя до его края, принялся дожидаться гостей. Ждать, впрочем, пришлось недолго. Разделявшие берега сотню метров катер проскочил за считанные минуты и, заранее заглушив моторы, уже по инерции дрейфовал к импровизированному причалу. Стоявший на носу высокий крепкий мужчина в темном костюме, размахнувшись, бросил Рыкову ярко оранжевый фал:

 – Держи конец!

 Вскоре катер оказался плотно притянут правым бортом к мостку, и пассажиры спустились на берег. Не доходя нескольких шагов до Рыкова, они остановились. Двое стоявших впереди спортивного вида мужчин в строгих темных костюмах несколько мгновений настороженно осматривали Рыкова, после чего расступились, пропуская вперед толстого.

 – Здравствуйте, уважаемый! – изображая на лице приветливую улыбку, и стараясь не смотреть в обезображенное лицо Рыкова, толстяк протянул ему пухлую влажную руку.

 – И вам не хворать! – с едва заметной насмешкой отозвался Рыков и крепко сжал ладонь толстяка.

 Тот быстро выдернул ее:

 – Осторожнее! Вы мне так все пальцы раздавите!

 Рыков изобразил виноватую улыбку:

 – Извините, не рассчитал немного...

 – Ничего себе – немного!...– возмутился, было, толстый, но вспомнив о цели своей поездки, осекся:

 – Впрочем, ничего страшного! Это у нас в городе все такие изнеженные и хилые, а здесь в глубинке народ другой, крепкий!

 Он обернулся к стоявшему у него за спиной долговязому мужчине, которому Рыков мысленно дал прозвище "богомол":

 – Вот, Николай Викторович, это и есть наша главная надежда и опора! Это те самые избиратели, ради которых…

 Не дожидаясь окончания его речи, Рыков перебил:

 – Извините, а вы сами кто будете? Видите ли, я здесь живу недавно, и местное руководство знаю не очень… Я так понимаю, вы из районной администрации?

 – Из районной? – толстый самодовольно рассмеялся. – Берите выше, уважаемый, значительно выше! Ну-ка, представь нас! – обратился он к "богомолу".

 Тот поспешно вышел вперед:

 – Это – депутат Государственной Думы от нашего округа Реваз Георгиевич Хабелов, я – губернатор области Смирнов Николай Викторович, а это…

 – Ну, остальных можешь не представлять! – перебил его Хабелов. – Они тут все местные, должны знать друг друга!

 – А от кого депутат? – с невинным выражением поинтересовался Рыков.

 – В каком смысле? – удивился Хабелов.

 – Ну, от какой партии?

 Лицо Хабелова выразило еще большее удивление. Рыков, заметив это, едва не рассмеялся и, вскинув извиняющимся жестом руки, с улыбкой произнес:

 – Понял! Вопрос снимается!

 Хабелов тоже изобразил улыбку и с довольным видом кивнул головой.

 Во время беседы Хабелов, словно подчиняясь какому-то безотчетному страху, всеми силами старался не смотреть Рыкову в лицо. От этого взгляд его сделался бегающим, а голос – неуверенным, робким.  Рыков же напротив, заметив это, уперся взглядом в лицо Хабелова и, насмешливо ухмыляясь, откровенно его разглядывал. Впрочем, назвать усмешкой исказившую его лицо гримасу можно было лишь с большой натяжкой. Наконец, Хабелов не выдержал:

 – Ну, я думаю, нам уже пора! Приятно было познакомиться! Об остальном вам расскажет глава вашей администрации!

 Он повернулся и направился, было, к лодке, но Рыков неожиданно придержал его за рукав:

 – А можно один вопросик? Чисто из любопытства...

 Хабелов удивленно обернулся:

 – Какой вопросик?

 – Да так, ерунда, можно сказать… Вертолет у вас больно красивый… Американский, наверное?

 Вопрос был для Хабелова настолько неожиданным, что он поначалу даже растерялся:

 – Почему американский? Итальянский, "Агуста Вестланд", модель 139… А почему вы спросили? Знакомы с такой техникой?

 – Я? – переспросил Рыков. – Ну, что вы, откуда! В советское время, было дело – летал пару раз на наших, отечественных, а уж иностранные… Разве что в кино! Салон, наверное, не хуже, чем в "мерсе"?

 На откровенную лесть, прозвучавшую в словах Рыкова, Хабелов клюнул настолько легко, что Леонид с трудом сдержал усмешку:

 – Да никакой "мерин" с ним рядом не стоял! Будь у нас побольше времени, я бы свозил вас, показал его изнутри! Но, ничего – думаю, скоро таких машин в России будет достаточно много. Моя корпорация уже, практически, завершила подготовку к их выпуску совместно с итальянцами. Еще полгода–год, и мы выведем их на все рынки!

 – А что за корпорация? – невинно поинтересовался Рыков. 

 – "АВРус"! – гордо пояснил Хабелов. – А я как раз являюсь председателем ее правления. Нет, формально, конечно, она считается государственной… Но вы же понимаете – фактически корпорация принадлежит мне!

 Губернатор осторожно тронул Хабелова за руку:

 – Реваз Георгиевич, нам пора…

 Хабелов, словно очнувшись, умолк и настороженно посмотрел на Рыкова, но взгляд того выражал такую невинность, что Хабелов успокоился: "Нет, этот деревенский придурок наверняка ничего не понял!" Небрежно бросив губернатору: "Вы правы, Николай Викторович, что-то мы тут немного заболтались! Пора, как говорится, и честь знать!", он с нарочитой приветливостью махнул Рыкову на прощанье рукой, шагнул с высокого мостка прямо на борт катера и спустился вниз в каюту. Следом за ним и остальные участники поездки  поспешили занять места в катере. Затем один из охранников стал к штурвалу, и вскоре катер уже быстро удалялся от берега, а Рыков постоял еще немного, провожая его взглядом, развернулся и пошел вверх по косогору в деревню…

 Как только катер отчалил от берега, губернатор торопливо сбежал вниз по трапу в каюту.

 – Коньячку? – угодливо поинтересовался он у небрежно развалившегося на небольшом кожаном диване Хабелова.

 Тот лишь молча кивнул головой, обдумывая увиденное и услышанное на берегу и не в силах избавиться от ощущения, что уже встречался этим жителем деревни раньше.

 – Где же я мог его видеть? – задумчиво произнес Хабелов, не замечая, что говорит вслух.

 – Что вы, Реваз Георгиевич! Не могли вы его раньше видеть, ну, никак не могли! Да такую рожу один раз увидишь – на всю жизнь запомнишь! Не дай бог встретить в темном переулке! – отозвался губернатор.

4
{"b":"233247","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Герои Озерного Края
Корректировщик. Остановить прорыв!
Девушка с татуировкой дракона
Метро 2035: Защита Ковача
Беларусь легендарная
Семьдесят пять шагов к смерти
Удивительное знакомство
Сны о Чуне
Лучшие Денискины рассказы