ЛитМир - Электронная Библиотека

 Кипевшая за околицей деревни бурная деятельность, разумеется, не могла остаться незамеченной ее обитателями и бурно обсуждалась ими при каждой встрече. И, как легко было догадаться, основным интересовавшим их вопросом была конечная цель ведущегося строительства. Мнения на этот счет высказывались самые разнообразные, иногда совершенно противоположные.

 "Военный объект будут строить!", – уверенно заявлял местный пенсионер Мухин, – "Вот еще чуток от деревни отойдут и приступют! Чтобы, значитца, за космосом наблюдать! Раньше такой под Валдаем был, а как новые власти пришли, так его, значитца, сразу похерили! Мишка Горбатый и похерил, чтоб ему пусто было! Туда – в шахты эти – опосля еще деньги старые скидывали! Ну те, советские, когда самая первая реформа была… А опосля, когда кто-то из местных пацанов в этих шахтах разбился – за деньгами они, значитца, лазали – тут их сразу все и прикрыли! Плитами бетонными прикрыли, а сверху еще жидкого бетону налили, чтоб уж совсем никто не залез!"

 "Ерунду вы городите, уважаемый!" – солидным тоном возражал ему другой пенсионер, только московский, Николай Алексеевич Кашицин. Николай Алексеевич со своей супругой уже третий год почти безвыездно проживали в Дедовой Луке и по праву считали себя вполне местными жителями. В Москву они наведывались всего два раза в год – проверить состояние своей "двушки", да собрать с арендовавших ее жильцов плату за очередные полгода. Плата давала ощутимую прибавку к их с супругой скромной пенсии. На эту прибавку Николай Алексеевич вскоре приобрел себе новенький "Ford Fusion" и теперь считался в деревне человеком весьма зажиточным. Характер у него, впрочем, был добрый, не прижимистый, и он, собираясь в райцентр за покупками, никогда не отказывался подвезти любого из соседей в поликлинику, сберкассу или по каким-либо другим надобностям.

 "Ну, подумайте сами – какой такой военный объект может тут строиться? Считай, в самом центре России, да еще и между двумя столицами! Все значительно проще – дорогу они хотят сократить!"

 "Какую еще дорогу?" – горячился пенсионер Мухин. – "У нас тут одна дорога – из районного центра в областной! Ну, и чего ее сокращать?"

 "Не скажите, уважаемый, не скажите!" – усмехался в ответ Николай Алексеевич. – "Вы забываете о федеральной трассе! Она, между прочим, проходит всего в тридцати километрах ниже по течению! А сейчас, чтобы попасть на нее – это тоже между прочим! –  нужно сделать крюк чуть ли не в двести километров! Уж, поверьте – это я вам как автомобилист заявляю! Да я сам по этой дороге два раза в год гоняюсь…"

 Но ближе всех к истине, как выяснилось впоследствии, оказалась старейшая жительница деревни, восьмидесятидвухлетняя Мария Харитоновна Рохлова. По причине весьма преклонного возраста она страдала обычными для этого возраста суставными и сердечными заболеваниями, и врач районной поликлиники, помимо длинного списка всевозможных лекарственных препаратов, прописал ей также ежедневные получасовые прогулки на свежем воздухе. Понятно, что чего-чего, а уж свежего воздуха в деревне было предостаточно! А "баб Маша", как ее называли местные жители, вскоре настолько приохотилась к этим прогулкам, что постепенно увеличила их продолжительность до часу, а то и полутора. "Не у телевизора же сидеть день-деньской!" – объясняла она свое увлечение. – "У меня и так от него уже давление в сердце делается и глаза слезятся. Глядишь, скоро совсем ослепну!" И, невзирая на погодные условия, она обходила по кругу всю деревню, после чего отправлялась в расположенный поблизости лес, где бродила по ближним опушкам, попутно собирая грибы и ягоды. Нужно заметить, однако, что помимо этих личных дел, баба Маша также присматривала за расположенным в небольшой березовой рощице у автотрассы воинским захоронением. Последнее она исполняла добровольно, с большим тщанием и заботой.

 "Была я у ихнего старшого, говорила с им!" – уверенным тоном сообщила она своим односельчанам, выслушав все их мнения и доводы относительно строящейся дороги. – "Бордель там будут строить в Щукине! Для бандюков московских бордель! Говорит, в Москве уже и бля…" Тут баба Маша запнулась, тоненько хихикнула и быстро перекрестила рот: "Прости меня господи! Нечистый поблазнил! Я хотела сказать, уже и девки в Москве заказаны, которые с легким поведением! Ну, сами понимаете… И сейчас дожидаются только, когда домики там поставят.  А дорогу делают, чтобы материалы всякие на стройку возить. А как все построят, так дорогу  снова и зароют! Это чтобы, значит, никто чужой не совался!"

 "Что-то, Мария Харитоновна, привирает этот твой старшой!" – с сомнением заметил Николай Алексеевич. – "Нет, насчет борделя, может, и не врет, а вот касательно дороги… Сами-то они как потом добираться туда будут – по воздуху?"

 "Точно, по воздуху!" – спокойно подтвердила старуха. – "Он так и сказал: мы, говорит, там стоянку вертолетную делать будем. Чтобы бандюки эти прямо из Москвы сюда вертолетом добирались!"

 "Постойте!" – продолжал сомневаться Николай Алексеевич. – "А если погода будет нелетная, тогда как? Будут сидеть и ждать погоды?"

 "Зачем сидеть! У них на это катер будет приготовленый – на катере доедут до московской дороги, а там уже и на машинах недалече… Вроде как, наш Голова даже уже распорядился всю речку от топляков очистить. Чтобы катеру было сподручнее ездить!"

 Тут уже заволновались все разом. И, нужно сказать, было отчего: топляки эти уже не один десяток лет служили основным и, заметьте – совершенно бесплатным! – источником дров для изб, бань и сохранившихся кое у кого скотных дворов. А при необходимости использовались также для строительства и ремонта всех упомянутых хозпостроек.

 "Как это очистить?" – возмутился активный дед Мухин. – "А дрова тогда где брать? Машина дров, почитай, три с лишним тыщи стоит! А сколь таких машин на зиму надо? Да еще ведь и про баню не забудь!"

 "Опять ты торопишься с выводами!" – тут же возразил извечный мухинский оппонент Николай Алексеевич. – Вы за сотню лет все топляки не выбрали, а он надеется за раз всю реку очистить? Глупости это! Глупости и прожектерство! Можете не переживать – ничего у него не выйдет!"

 Немного поразмыслив, остальные согласились с мнением Николая Алексеевича, хотя кое-кому упоминание какого-то "прожектора" показалось неуместным...

ГЛАВА 5.

Царская охота (СИ) - _1391.jpg

 Интуиции своей Алексей доверял полностью и безоговорочно. Нередко, повинуясь безотчетному импульсу, порыву, он совершал действия, о которых еще минуту назад даже не думал. Так и в эту пятницу, подчиняясь какому-то внутреннему зову, он после ужина вместо привычного просмотра вечерних новостей надел спортивный костюм, кроссовки и, бросив жене короткое: "Я в гараж!", вышел из квартиры. На проспекте дожидаться троллейбуса не стал, пробежав несколько остановок, отделявших дом от гаражного кооператива, трусцой. Домой он вернулся спустя час.

 Услышав звук отпираемой двери, возившаяся на кухне Ирина подошла к окну и взглянула вниз. Так и есть – на автомобильной площадке у подъезда стояла серебристая "девятка" мужа. Под укрывавшим верхний багажник брезентовым тентом угадывались очертания надувной лодки с уже установленным на ней лодочным мотором.

 – Ты что, на рыбалку собрался? – поинтересовалась она у появившегося в дверном проеме Алексея.

 Почувствовав в ее вопросе скрытую обиду, Алексей виновато обнял жену за плечи и прижал ее голову к своей груди.

 – Извини, что не предупредил! Просто все как-то так неожиданно получилось… Помнишь, я тебе рассказывал про свой домик в одной заброшенной деревушке на речке с каким-то смешным названием? Там еще дед такой интересный жил, Иван Алексеевич… Последний раз я был там больше десяти лет назад. А сейчас словно кто-то в бок толкнул – нужно съездить! Не знаю,  откуда это ощущение взялось, но… В общем, я сгоняю на пару деньков, ладно? Порыбачу, заодно деда проведаю, если жив еще… Не обидишься?

6
{"b":"233247","o":1}