ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Став вдруг серьезной, Нана внимательно посмотрела на него, задумалась. Весна, должно быть, и ей кружила голову. А тут, на тебе, первое в ее жизни признание.

– Откуда ты знаешь, что любишь меня? – лукаво спросила она, пытаясь поймать его смущенно убегающий взгляд. – Может тебе это только кажется.

– Ничего мне не кажется, – обиделся Гагик. – Я все время только о тебе и думаю. Разговариваю с тобой… мысленно. И во сне тоже. Да я про себя уже раз десять тебе в любви признавался. А так… в глаза, думал не сумею.

– А вот я, знаешь, о чем всегда жалею, – доверительно проговорила Нана, беря его под руку. – Что не родилась в те времена, когда рыцарь бился за свою даму сердца на шпагах, когда он мчался к ней верхом на коне, совершал безумные подвиги, защищал ее и спасал от злодеев. И вообще был готов на все ради нее. Вот это, я понимаю, была любовь. А теперь что? Скукота одна. – Нана конечно же даже не подумала о том, что мало чем отличается сейчас от сотен и тысяч молоденьких девушек, мечтающих о сказочном принце.

– Ну почему же, – не согласился Гагик. – Вот я думаю все время о тебе, и мне вовсе не скучно.

– Думать легко. Думать каждый дурак может. – Нана сложила бантиком хорошенький пухлый ротик. – А вот что бы такое, особенное ты мог ради меня совершить, чем пожертвовать? – задала она извечный девичий вопрос.

– Да все, что захочешь! – воодушевился Гагик.

– Пустые слова, – заскучала Нана, взмахнув зажатым в руке жакетом. – Конкретно.

Гагик начал мучительно соображать. Броситься с парапета в холодную грязную воду? Валерка только что собирался это сделать. Подраться из-за нее с кем-нибудь? Так ведь никто не задирается. Да и драки он терпеть не может. Уличный язык кулаков не для него.

– Что ж замолчал? – насмешливо спросила Нана. – Ничего не придумывается?

– Так ведь… – Он даже слов нужных не находил. – Вот если бы на тебя кто-нибудь напал. Или тебя бы похитили. Или угрожала бы опасность какая. А то все вокруг до того благополучно, до того обыденно, аж противно.

– Если б да кабы, – передразнила Нана. – Вот и я про то ж. – И она красноре-чиво вздохнула, сверкнув глазами и дыркой на подброшенном колене.

«А молодостью своей, если потребуется, ради любимой пожертвовать сможешь?» – вдруг явственно услышал Гагик и, споткнувшись от неожиданности, застыл на месте.

Остановилась и Нана, с недоумением озираясь по сторонам.

– С…слыхала? – заикаясь, почему-то шепотом спросил Гагик.

– Что это было?! – Нана нервно сглотнула. – Кто это сказал? Может нас подслушивали? Но кто?

– Мефистофель, – пробормотал Гагик, подозрительно вглядываясь в лица прохожих.

– Так ведь, если я не ослышалась, не получить, а отдать молодость тебе предлагают. А, Гагик, – лукаво добавила она, – ты способен ради меня на такую жертву?

Сказать ей «нет» значило признаться в том, что его любовь ничего не стоит, что он всего лишь обыкновенный трепач и малодушный трус. Но ведь это не так! Нана должна поверить, что он без колебаний готов на любые подвиги и жертвы ради нее. К тому же смешно и глупо было бы принимать всерьез какой-то бредовый шепот из ниоткуда.

– О чем речь! – с беспечной, отнюдь не свойственной ему самоуверенностью заявил он, и добавил с улыбкой: – При условии, что ты будешь любить меня и в облике глубокого старика. Ладно, шутки в сторону, все же, кто это провякал?

– Видимо кто-то, бессовестным образом подслушав наш разговор, решил нас разыграть, – разочарованно отмахнулась Нана.

«Не разыграть, а испытать. Все ваше поколение, – снова оба услышали голос, гулкий и емкий как колокол. – Так пожертвуешь, Гагик, или нет?»

Ну вот опять! Этот чертов голос знает его имя! Гуляющие парочки, занятые друг другом, фланировали мимо, не обращая на них внимания. Какой-то самодовольный парень с огромным догом на поводке прошел так близко, что дог, не менее самодовольный, чем его хозяин, хлестнул Гагика своим крысиноподоб-ным хвостом. Сема с Валеркой отстали шагов на десять и о чем-то взахлеб спорили. Выходит, дурачить их было просто некому. Тогда кто же, кто говорит с ними и откуда?! Задрав голову, Гагик на всякий случай оглядел полуголые ветви деревьев – никого.

– Р…ради нее в…всем пожертвую, – растерянно пробормотал он, глядя на Нану округлившимися глазами. – С…скажи, кто ты. Назовись.

«Этого тебе знать не дано. Но послушайся совета: Не упусти свой шанс. Другого не будет. Я отправлю вас в путешествие…»

– В путешествие!?. – одними губами повторил Гагик.

«В очень далекое путешествие. На другую планету.»

– Ерунда собачья! – разом успокоившись, отмахнулся он.

«Спрашиваю последний раз, – прогудел в мозгу Гагика бестелесный голос. – Влюбленных на вашей планете хватает. Желающие себя испытать найдутся.»

– Соглашайся, балда! – нетерпеливо шепнула Нана. – Это же интересно! – И храбро заявила в пустоту: – Не знаю, кто ты, но, коли не шутишь, мы согласны.

– Погоди! – Гагик испуганно схватил ее за руку. – А назад мы вернемся?

«Вернетесь… Если выдержите испытание», – последовал бесстрастный ответ.

– Только, чур, все вчетвером! Мы всегда вместе, – поставила условие Нана, со всей серьезностью отнесшаяся к этой, более чем странной беседе, при которой их неведомый собеседник не только оставался невидимым, но и голос его звучал как бы сразу у обоих в мозгу.

«Вчетвером так вчетвером.»

И в тот же миг что-то случилось на набережной Москва-реки. Вроде и ветра не поднялось, и никакого светопредставления, а только все четверо вдруг разом исчезли, будто их корова слизала. Никто из гуляющих даже не заметил этого. Как гуляли, так и продолжали себе гулять.

Глава 2

А наши подростки ничего даже не почувствовали и ужасно удивились, увидев себя на крыше высокого дома, и поначалу понять не могли, каким ветром их туда занесло.

– Как вы думаете, где мы и что все это значит? – спросил Сема, озадаченно озираясь по сторонам.

– Знать бы, – тревожно отозвался Валера.

– По-моему, я вижу все это во сне, – пробормотал Сема. – Разве мы не гуляли только что все вместе в парке?

Нана виновато молчала, косясь на Гагика, а тот лишь сердито хмурился и старался вообще не смотреть на нее.

– Вы очень удивитесь, если я скажу вам, что мы на другой планете? – набравшись духу, выпалила Нана.

Валера и Сема уставились на нее, как на сумасшедшую.

Поразмыслив над услышанным, рассудительный Сема беспечно отмахнулся:

– Очередной фантастики начиталась?

– Тогда объясни ты, как мы тут оказались.

– Понятия не имею… – Он поскреб скальп под густыми кудрями. – Может ураган вдруг налетел – весна ведь. И нас на крышу дома закинуло. А мы от удара в отключке были.

– Нет, Семочка. Все гораздо серьезнее. – Нана указала ему на темно-сиреневую полусферу над ними, сквозь которую просвечивали два бесформенных спутника, похожие на гигантские куски пористой пемзы. Один был раза в три больше земной Луны, другой лишь незначительно уступал ему в размерах. – Кажется, мы влипли в историю. Но вы не расстраивайтесь. Нас обещали вернуть обратно.

– Кто??? – в один голос взревели Сема с Валерой.

– Ой-ей! Что там происходит? – вскрикнула Нана, чтобы отвлечь их. Ей вовсе не хотелось признаваться, что, по существу, во всем была виновата она.

А снизу действительно доносились чьи-то возбужденные голоса и крики. Мальчики подбежали к каменному парапету, заглянули вниз. Нана последовала за ними. Находились они на высоте примерно пятиэтажного дома, особняком стояв-шего посреди круглой площади. Площадь была окружена редкой растительностью привычного для глаза землян зеленого цвета, сквозь которую повсюду виднелись плоские крыши одноэтажных строений, уныло сгруппированных в прямоугольники и квадраты. Крики повторились, и мальчики сконцентрировали внимание на том, что происходило прямо под ними. А там, на выложенной каменными плитами площади толпа взрослых людей, вооруженных палками, лопатами и железными прутьями, окружила… кучку детей, воинственно наступая на них.

2
{"b":"233383","o":1}