ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Теперь вы скажете, что там, внизу, инопланетяне? – ехидно спросил Валера.

– Нет конечно, – в тон ему отозвался Сема. – Инопланетяне, по версии Наны, мы с вами, а они, соответственно, просто планетяне.

– Ребята! – Нана с негодованием сжала кулаки. – Что ж это за планета такая, где взрослые нападают на беззащитных, слабых малышей! Да где это видано!

– Скорее вниз! – засуетился Валера, забывая сразу обо всем. – Надо помочь им.

– Сюда! Тут есть выход! – Сема потянул на себя невысокую узкую дверь.

Скоростной лифт почти мгновенно спустил их. Парадная дверь была приоткрыта, но Нана обратила внимание, что изнутри она вся была покрыта накладными и врезными замками. Однако удивляться ей было некогда. Подростки выбежали на площадь – как раз в тот момент, когда одна из женщин занесла палку над головой пугливо съежившегося мальчугана лет семи, а крепкий, мускулистый мужчина схватил за волосы другого, который был еще меньше первого. Лицо несчастного морщилось от боли, но он только молча стискивал зубы.

– Что вы делаете!? – звонко крикнула Нана, перекрывая рев толпы. – Бить детей! Да как вам не стыдно!

Толпа «планетян» вдруг разом притихла. Мужчина отпустил волосы ребенка, а женщина застыла с палкой в руках. Дети, воспользовавшись замешательством своих мучителей, мигом окружили вступившихся за них незнакомцев.

– Это еще кто такие? – проворчал агрессивный мужчина, обращаясь к своим. – Из их шайки что ли?

– На каком языке ты заговорила с ними? – с изумлением спросил Нану Гагик.

– Да вроде бы на их языке, – удивляясь сама себе, ответила Нана. – Видно, тот, кто нас сюда отправил, позаботился и об этом.

– Наверное, он что-то сделал с нашими мозгами. Мне показалось, что я тоже понимал и их, и тебя.

– И я, – вмешался Сема.

– И я! – почему-то обрадовался Валера. – Чудеса, да и только.

– Бедные дети. Им надо помочь. Какое невиданное зверство. – Склонившись, Нана участливо обняла за плечи одного из малышей. – За что они напали на вас? Что вы такое натворили?

Мальчик, со взъерошенными от полученной трепки волосами, решительно отстранился и, наморщив лоб, проговорил тоненьким голоском:

– Они слишком распустились, эти бездельники. Их нужно как следует проучить.

Друзья озадаченно переглянулись. Меньше всего они ожидали услышать такой ответ. Толпа, оправившись от кратковременного замешательства, вызванного внезапным появлением чужаков, снова пришла в движение.

– Бей извергов! Бей негодяев! Этому надо положить конец! – визгливо выкрикнула женщина с палкой, двинувшись прямиком на Нану.

Валера одним прыжком преградил смутьянке дорогу и вырвал палку из ее рук. Дети сгрудились за спинами своих заступников, а один из них незаметно проскользнул в подъезд высокого дома, с крыши которого только что спустилась неразлучная четверка.

Крепко взявшись за руки, Нана, Гагик, Валера и Сема образовали живую стену, решив, что не дадут в обиду беззащитных детей, чего бы им это не стоило. Разъяренная толпа подступала все ближе., выкрикивая какие-то ругательства. Еще мгновение, и град ударов обрушился бы на храбрецов, но тут послышался тяжелый дробный топот. Толпа в панике отступила.

Из подъезда дома четким строевым шагом надвигались, как океанская штормовая волна, сгруппированные рядами мужчины. Рослые, одетые в серое, с тяжелыми дубинками наперевес. Нане показалось, что все они, как отформованные, на одно лицо, одного роста и комплекции. Собравшиеся, разом потеряв всю свою агрессивность, обратились в бегство.

На пороге дома стоял тот самый малыш, очень довольный собой.

– Догнать и изловить всех до единого! – тоненьким пронзительным голоском командовал он. – Наказать со всей строгостью в соответствии с параграфом третьим Устава о труде и послушании.

Не веря своим ушам, земляне во все глаза смотрели на ребенка. Как только разбежавшаяся толпа и ее преследователи скрылись из виду, малыши обрели спокойствие.

– Вы очень храбро себя вели, – покровительственным тоном обратился малыш к самозванным спасителям. – Ваше поведение заслуживает всяческих похвал.

Только сейчас друзья заметили, что одеты дети совсем не по-детски. На них были элегантные строгие костюмы глубоких тонов и белые сорочки из тончайшей кружевной ткани.

– По-моему никакие они не дети, а лилипуты, – шепнул Валера Семе.

– Если верить Нане и Гагику, – тоже шепотом отозвался тот, – мы каким-то образом очутились на другой планете. А значит, здесь должно быть все по-другому. Может дети у них уже родятся с умом взрослых. Может…

– Будьте любезны пройти с нами в наш Офис, – вежливо и в то же время напористо предложил мальчик-командир.

Он производил впечатление холеного барчука. Идеально подогнанный к его хрупкой фигурке бархатный синий костюм сидел на нем, как влитой. Белоснежная сорочка с жабо была перехвачена на шее золотым шнурком, а брюки заправлены в высокие сапожки. Волнистые светлые волосы, которые малыш видимо успел причесать, красиво блестели.

Озадаченные и заинтригованные, земляне покорно примкнули к группе малышей, исчезавших в подъезде. По бокам от входа застыли два часовых из тех, что были одеты во все серое. Как только малыши с гостями вошли в просторный вестибюль, отделанный сиреневым камнем, часовые тотчас заперли двери на все имевшиеся на них запоры. Задержавшись у лифта, малолетний командир повелительно обратился к остальным:

– Я прошу всех вернуться на свои рабочие места и впредь без сопровождаю-щих в город не выходить. Осложнения с толпой ни к чему хорошему не приведут.

Малыши послушно начали расходиться, искоса бросая на чужаков странные взгляды, в которых не было и намека на благодарность или доброжелательность.

– Кто эти дети? – не удержавшись, спросила Нана.

– Никакие они не дети, – высокомерно и недовольно обронил командир. – Все они – члены моего Парламента. – Двери лифта разъехались, и он сухо добавил: – Прошу следовать за мной.

Глава 3

Несколькими минутами позже друзья оказались в большом затененном кабинете, стены которого были обиты темно-бордовым бархатом. Посредине стоял массивный стол и большое мягкое кресло с высокой, троноподобной спинкой. Деловито семеня, малыш обогнул доходивший ему до подбородка стол, не без труда вскарабкался на кресло и, устроившись, принял вид большого начальника, что выглядело довольно комично. Другой мебели в кабинете не было, и гости вынуждены были стоять перед ним. На бархатной стене позади кресла в золоченой раме висел портрет седовласого господина с изрытым морщинами лицом и надменно-властным взглядом. Между этим старцем и утонувшим в кресле мальчуганом Нана подметила явное сходство.

– Твой дедушка? – кивнула она на портрет.

Малыш сердито заерзал, насупился и холодно отрезал:

– Нет у меня никакого дедушки. На стене висит мой портрет.

– Т…то есть к…как?!. – опешили гости.

– Чему вы так удивляетесь? – повел плечом хозяин кабинета. – Да, это я в будущем.

– Никто не может знать, каким он станет в будущем, – убежденно заявил Сема.

– А-а, кажется я догадалась! – оживилась Нана. – Твой папа, шутки ради, заказал художнику твой портрет в старости. Я знаю, с помощью компьютера можно делать такие штучки…

– Не угадала, – перебил ее малыш. Это не картина, а фото. Мое фото.

– Да ну тебя! – отмахнулась Нана. – Хватит разыгрывать. Так не бывает.

– Ошибаешься. Бывает.

– Да? Тогда я тоже хочу сфотографироваться у этого фотографа. Любопытно посмотреть, какой я буду в старости.

Недобрый и насмешливый огонек вспыхнул на мгновение в глазах малыша.

– Не исключено, что я смогу исполнить твою просьбу, – проговорил он холодно.

Друзья со страхом и недоверием смотрели на бархатного пацаненка с замашками всевластного старика.

– Выходит, вы растете наоборот? – высказал предположение Сема.

– Вроде того. – «Малыш» явно начинал тяготиться бестактными расспросами непрошенных гостей.

3
{"b":"233383","o":1}