ЛитМир - Электронная Библиотека

Диктор местной радиостанции обычной скороговоркой сообщил, что пули, так счастливо миновавшие меня не перекрестке, отправили в лучший мир четырех прохожих. Стрелок, умело орудовавший боевой винтовкой с оптическим прицелом, был учеником средней школы, обидевшимся на своих учителей. Семнадцатилетний убийца приобрел винтовку в оружейном магазине неподалеку от школы.

Радио сообщило также, что в столице страны другой молодой гражданин Америки облил бензином спящего соседа, поднес спичку и с интересом наблюдал агонию горящего человека. «Любопытный парнишка, по-видимому, некритически воспринимает телевизионные передачи, — заметил по этому поводу диктор. — Жизненного опыта не хватает, ему ведь только что минуло шесть лет».

Я понял, что напрасно жду радостных вестей в сегодняшней Америке, выключил радио и принял двойную дозу снотворного. А утром взял билет до Торонто и, не простившись с родителями, уехал в вашу страну, чтобы никогда не возвращаться в Штаты.

Эрл замолчал. Потом окинул нас долгим недобрым взглядом.

— И вы собираетесь распространить наши порядки на Канаду?! — В его увлажнившихся глазах застыли удивление, упрек, отчаяние. — Куда же мне теперь податься?..

Он встал, кивком головы простился с членами комиссии и исчез за дверью.

Даже на Перкинса рассказ молодого американца произвел впечатление. А когда миллионер ознакомился со срочной телеграммой, поступившей на его имя, королевская комиссия обрела полное единодушие по проблеме канадско-американских отношений. Менеджер его телевизионной станции сообщал, что станция не принадлежит более Перкинсу, она перешла во владение американской компании Си-би-эс, скупившей 51 процент акций.

Воодушевленные достигнутым консенсусом, члены королевской комиссии засели за составление доклада премьер-министру…

11

ИСТОРИКИ СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ, что доклад королевской комиссии был завершен и передан в канцелярию премьера в четверг. А в пятницу на сотни миллионов зрителей объединенной англо-американской телевизионной сети обрушился поток сенсационных новостей с обоих берегов Атлантики.

Всегда строго официальное лицо старейшего английского диктора Гарольда Гопкинса на сей раз светилось торжествующей улыбкой. Заметно волнуясь и торопясь, он возбужденно говорил:

— Добрый день, дорогие телезрители! Говорит и показывает Лондон. Передаем новости. Сегодня в 10 часов 20 минут утра государственный секретарь Соединенных Штатов передал премьер-министру Соединенного Королевства чек на 100 миллиардов долларов в качестве первого взноса в уплату за суверенитет Канады. Акт передачи чека состоялся на Даунинг-стрит, 10.

Диктор потянулся к стакану с водой, сделал два больших глотка и уже гораздо спокойнее продолжил:

— В 10 часов 30 минут наш министр продовольствия объявил о снятии ограничений на покупку импортных продуктов, в частности, яиц, мяса, сахара, масла, чая, водки и жевательной резинки. В 10 часов 40 минут министр снабжения объявил о снятии ограничений на покупку бензина и пользование электроэнергией. В 10 часов,50 минут министр финансов объявил об отмене запрещения на туристические поездки за границу. В 11 часов утра улицы и площади всех городов Соединенного Королевства были заполнены толпами ликующих граждан. Проявление радости людей было спонтанным и не поддавалось полицейскому контролю. Ожидается, что народное празднество продлится весь день и всю ночь.

Диктор взял протянутый кем-то листок и стал читать дальше:

— Секретарь премьер-министра сообщил, что госпожа Флеминг выступит сегодня в два часа пополудни с обращением к Канаде, в котором поздравит братский народ с историческим событием — предстоящим слиянием с американским народом — и поблагодарит администрацию США за неоценимую услугу, оказанную Соединенному Королевству.

Одновременно, — продолжал Гопкинс уже с тревогой в голосе, — корреспондент Би-би-си передает из Оттавы. По всей Канаде прокатилась волна политических митингов, демонстраций и стачек. Канадский рабочий конгресс назначил на понедельник проведение всеобщей забастовки. Это крупнейшее профсоюзное объединение предупредило парламент Канады, что а случае принятия решения о слиянии страны с Соединенными Штатами трудящиеся развернут широкие партизанские действия и поведут освободительную войну против империализма янки. Левые оппозиционные партии образовали так называемую коалицию демократи-ческих сил за независимость. Коалиция солидаризировалась с позицией профсоюзов.

Лицо Гопкинса покрылось красными пятнами, а на лбу выступили капельки пота, когда он сообщил:

— Только что поступила еще одна телеграмма из Оттавы. В час пополудни по нашей объединенной телевизионной сети выступит премьер-министр Канады. Ожидается, что, уступая ультиматуму левых, он отклонит идею объединения его страны с Соединенными Штатами.

…МАКСЛОТЕР слушал выступление канадского премьера в своем служебном кабинете. Не дожидаясь конца передачи, нажал на кнопку, и в дверях появился Листон.

— Этот предатель, этот антиамериканец, — директор департамента дважды кивнул в сторону телевизионного экрана, — должен предстать перед моими очами во вторник. Хочу задать ему пару вопросов. Повестка должна быть послана немедленно.

— М-м-м-м… — только и сумел выдавить из себя Листон.

— Мычать будете, когда вас поставят в стойло, — грубо бросил Макслотер, — а сейчас действуйте! Мне некогда с вами препираться, меня ждут в Сан-Франциско, — добавил он, вставая из-за стола и направляясь к двери.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

РАЙСКАЯ ЖИЗНЬ ГЕНРИ МАКСЛОТЕРА

Человек! возведи взор свой от земли к небу, — какой, удивления достойный, является там порядок!

Козьма Прутков

1

СУДЬБА НЕ ОТПУСТИЛА Макслотеру слишком много времени на размышления. Самолет задел о гранитный уступ горы, неуклюже подпрыгнул, и в тот же миг оглушительный взрыв превратил воздушного красавца в бесформенную груду обломков.

…Когда Макслотер открыл глаза, он увидел, что полулежит, прислонясь к дереву. Вокруг него были разбросаны спелые, сочные незнакомые плоды, по форме напоминающие апельсин, но величиной с крупный ананас. Плотный туман ограничивал видимость тридцатью-сорока футами, но и так было ясно, что место это — прекрасный, хотя и неухоженный, сад.

«Местный садовник — лентяй и прохвост, ему начхать на хозяйское добро», — отметил про себя Макслотер и тут же увидел склонившегося над ним молодого человека. Юноша был безукоризненно и со вкусом одет. На лацкане светло-голубого пиджака светился золотой значок, изображавший что-то вроде двух скрещенных лавровых веток.

— Рад приветствовать вас, сэр, — произнес молодой щеголь. — Разрешите представиться: инспектор Норман из иммиграционной службы.

«Почему иммиграционной? — изумился Макслотер. — Как сюда попал чиновник министерства юстиции? Или меня занесло на границу?»

А вслух он спросил коротко и растерянно:

— Где я?

— Прошу вас успокоиться и ни о чем не думать. Теперь вы в полной безопасности.

Молодой человек был изысканно вежлив, даже радушен. И когда он жестом предложил Макслотеру следовать за ним, тот покорно поднялся и пошел между деревьев, пытаясь припомнить, как он мог очутиться в этой незнакомой местности.

— Сейчас вы все поймете, — словно отвечая на вопрос Макслотера, произнес инспектор. — Вы перенесли сильное потрясение, и это, естественно, отразилось на вашей памяти. Я позволю себе напомнить: вы летели в самолете…

Макслотера как обухом ударили по голове.

— Мы разбились?! — Он почти вскрикнул.

Норман сочувственно кивнул головой.

— Но я, слава богу, жив. Жив!

Радость переполнила сердце американца. Ему чертовски повезло: он остался жив и сможет завершить начатое великое дело. Однако нельзя терять времени. Надо немедленно послать телеграмму в Вашингтон.

16
{"b":"233616","o":1}