ЛитМир - Электронная Библиотека

И в самом деле, как судья не подумал об этом раньше? В тот же день во все газеты страны было разослано объявление следующего содержания: «Соотечественники! Хотите оказать услугу своей стране? Хотите попасть в историю? Забудьте о деньгах — все расходы оплачиваются казной. Вы будете встречаться с интересными людьми и посещать живописные места! Поездка в Соединенные Штаты гарантируется! Если вы намерены предложить свою кандидатуру, закончите фразу: «Я СОГЛАСЕН СТАТЬ ЧЛЕНОМ КОРОЛЕВСКОЙ КОМИССИИ ПО СЛИЯНИЮ КАНАДЫ С СОЕДИНЕННЫМИ ШТАТАМИ, ПОСКОЛЬКУ УБЕЖДЕН, ЧТО…» (добавьте не более двух десятков слов) и отправьте по адресу: Оттава, Парламентский холм, достопочтенному Т. Томпсону. Не забудьте вложить в конверт купон из коробки с рожками компании «Супермен». Это наше единственное условие: купон компании «Супермен». Не упустите уникальное предложение!»

Конечно, гастрономическая приправа к патриотическому обращению несколько снизила его политический эффект, но что можно было поделать? Перегруженный государственный бюджет Канады не выдержал бы расходов еще одной королевской комиссии. Поэтому пришлось уповать на деньги компании «Супермен». А та тоже не осталась внакладе, намного увеличив продажу своего не слишком аппетитного продукта. Как-никак, а в полученных судьей 263 тысячах конвертов содержалось ровно 263 тысячи купонов на приобретение рожков с незначительной скидкой.

Нелегко было справиться со всей массой ответов, однако с помощью правительственного вычислительного центра разобраться в почте удалось довольно быстро. Компьютеры отобрали десять абитуриентов, которые и прибыли в Оттаву для личной беседы с председателем королевской комиссии.

7

ПЕРВЫМ БЫЛ ПРИГЛАШЕН известный торонтский бизнесмен Джеймс Перкинс. Председателю импонировал его ответ, в котором вразумительно и откровенно говорилось: «Я согласен стать членом королевской комиссий по слиянию Канады с Соединенными Штатами, поскольку убежден, что в экономическом и военном отношении Канадой давно распоряжаются Штаты; сохранение формального суверенитета затрудняет развитие наших ресурсов американцами, получение прибылей предпринимателями».

Невысокого роста человек в летах с тщательно покрашенными и уложенными волосами сразу же стал объяснять преимущества включения его в комиссию:

— Свой первый миллион я сделал на производстве «джипов» для войны во Вьетнаме, и это дает мне полное право представлять в вашей комиссии промышленность. Увы, война продолжалась не столь долго, как хотелось бы. Пришлось перемещать капиталовложения. Второй миллион я сделал на пшенице, а значит, я могу представлять и наше сельское хозяйство. Третий миллион мне принесла телевизионная станция. Запишите: я буду говорить от имени деловых кругов и интеллигенции. Мой четвертый миллион…

Тут председатель осторожно перебил Перкинса и сообщил ему, что, будучи судьей, намерен представлять в комиссии закон и власть. Перкинс не имел ничего против.

— О, ваша честь, я не собираюсь посягать на вашу территорию, — успокоил он занервничавшего судью и продолжил: — Свой четвертый миллион я сделал на нефти…

Томпсону стало ясно, что голосом миллионера в комиссии будут говорить не только традиционные, но и перспективные отрасли канадской экономики. Дальнейшее знакомство с кандидатом представлялось излишним, и председатель попросил его немедленно приступить к исполнению своих новых почетных обязанностей. Когда шок, вызванный этим радостным известием, позволил наконец Перкинсу произнести членораздельные звуки, его первыми словами были:

— Принимая с благодарностью это назначение, я хотел бы торжественно заявить, что не имею никаких политических амбиций. Но, не для протокола, вы не знаете, сколько получает премьер-министр?

Пришлось напомнить Перкинсу, что создаваемая комиссия, очевидно, должна будет рекомендовать вместе с суверенитетом Канады ликвидировать и пост премьер-министра.

Следующим, уже перед двумя членами комиссии, предстал небрежно одетый человек лет сорока, втиснутый в выцветшие джинсы и спортивную куртку, из-под которой выглядывала веселенькая желто-красно-синяя ковбойка. Рабочего-каменотеса с пожизненным стажем (так он собственноручно подписался) звали Джон Буль. Лицо абитуриента со сломанным носом и шрамом у левого виска членам комиссии показалось знакомым. Перкинс сразу же спросил:

— Мы нигде не могли встречаться? Вам не приходилось работать на меня?

Чувствовалось, что Джона Буля этот вопрос крайне смутил.

— Нет-нет! — поторопился он отвергнуть всякую возможность встречи с капиталистом. — Просто у меня лицо типичного канадца. Всю свою жизнь я провел довольно далеко от изысканного общества.

И тут судья вспомнил, где видел это лицо. Много лет назад он влепил этому «рабочему-каменотесу с пожизненным стажем» длительный срок каторжных работ.

— Никакой вы не Джон и не Буль, — заметил Томпсон, стараясь быть спокойным. — Ваше подлинное имя — Крис Киллер.

Киллер изменился в лице и не смог произнести ни слова.

— Зачем вы написали, что являетесь идеальной кандидатурой в качестве представителя рабочих? — наседал на него судья.

Ответ уголовника был ошеломляюще прост и убедителен:

— Но ведь все эти годы я был рабочим — каторжным рабочим.

Судье показалось, что Киллер что-то недоговаривает. И вообще, кто знает, может быть, он бежал из мест не столь отдаленных… Но Киллер тут же опроверг это предположение, выложив на стол бумагу, подписанную начальником тюрьмы и удостоверяющую примерное поведение заключенного.

— Так идите и подыщите себе какую-нибудь работу, — сказал председатель королевской комиссии, не зная, чем закончить затянувшийся разговор.

— Я затем и пришел сюда, — парировал Киллер, — получить работу.

— Но что же вы можете делать в нашей комиссии? Какую сторону жизни, кроме оборотной, вы знаете?

— А почему у оборотной стороны жизни не должно быть своего голоса в вашей комиссии? Разве у людей, подобных мне, нет своей точки зрения? И разве на нас не отразится слияние Канады с соседними плутоватыми Штатами? Негодяи и мошенники в США очень сильны, и конкуренция с ними будет неравной.

— Похоже, что вы против объединения наших стран, мистер Киллер, — заметил судья. — Учтите: члены нашей комиссии должны быть объективными и не иметь предвзятого мнения.

— Целиком согласен с вами, ваша честь. Если посмотреть на данный вопрос с другой стороны, то можно определенно сказать, что нам можно многому поучиться у наших американских коллег.

Ответ Киллера произвел благоприятное впечатление, и Томпсон заметил абитуриенту, что его красноречие стало гораздо более совершенным с тех пор, как они встречались в последний раз.

— Я посещал курсы риторики во время отсидки, — разъяснил Киллер и, кажется, завоевал сердце Перкинса.

— Ваша честь, — обратился к судье финансист. — По-моему, Крис многому научился на этих замечательных курсах. Люди его склада ума и незаурядного характера заслуживают определенного признания. И не всегда того, какое они получают в приговоре суда.

Судья понимал, куда клонит Перкинс, сам начинал склоняться в ту же сторону, но не хотел уступать так быстро.

— Присутствие Киллера в составе комиссии было бы чрезвычайно необычным, что ли… Нас могут не понять… А тот факт, что он колол камни в заключении, вряд ли делает его подлинным представителем рабочего класса.

— Но я занимался не только этим, — возразил Киллер. — Мне удалось освоить профессии сапожника, плотника, скорняка, строителя, садовника, слесаря и подрывника. Правда, последние две специальности я освоил не в тюряге, а по дороге к ней.

Члены комиссии были окончательно сражены. Ну где им найти представителя столь многих рабочих профессий в одном лице?! А это был немаловажный фактор, если учесть дефицит государственного бюджета Канады и неустойчивое финансовое положение компании «Супермен».

Когда Киллер узнал о благоприятном для него решении, он едва не прослезился от радости.

6
{"b":"233616","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Суперобучение
Даниэль Штайн, переводчик
Йога от А до Я. Практика асан с позиции Аюрведы
Всё! Доводи до конца. Синдром незавершенных дел
Валор
Прерванная жизнь
Покопайтесь в моей памяти
Как Католическая церковь создала западную цивилизацию
Соблазняющий разум. Как выбор сексуального партнера повлиял на эволюцию человеческой природы