ЛитМир - Электронная Библиотека

Ему вспомнился этот разговор уже в самолете. Стройная, миловидная стюардесса привычно растянула губы в немыслимо широкой улыбке и произнесла в микрофон, обнажив два ряда белоснежных «голливудских» зубов:

— Леди и джентльмены! Вы находитесь на борту авиалайнера компании «Юнайтед эрлайнс». Через несколько минут он отправится в рейс № 7432 по маршруту Оттава — Нью-Йорк — Вашингтон — Даллас — Лос-Анджелес. Наша компания гарантирует полную безопасность полета в соответствии с правилами, утвержденными Федеральным авиационным агентством США. Командир вашего корабля — опытный летчик Роберт Годфлит, второй пилот — Стенли Максуэлл. Меня зовут мисс Маргарет Донофрай.

И мисс Маргарет потупила на мгновение глаза, демонстрируя девичью застенчивость.

— А сейчас, — продолжала она, даря всем и каждому ослепительную улыбку, — прошу застегнуть привязной ремень и ознакомиться с инструкцией, приложенной к пневматическому спасательному поясу. Он надевается в случае вынужденной посадки на водную поверхность. На земле и в воздухе бесполезен. Парашюта не заменяет, — добавила мисс, пытаясь шуткой рассеять тягостное чувство, овладевшее пассажирами.

«А как же гарантия безопасности?» — подумали пассажиры, ощутив легкий озноб. От мрачных мыслей их отвлек усилившийся шум моторов. Черная лента взлетной полосы стремительно побежала под колесами самолета. Еще несколько секунд, и, плавно оторвавшись от земли, воздушный корабль сделал круг над низкорослыми строениями оттавского аэропорта и взял курс на юг.

Оглянувшись вокруг, судья убедился, что никто из пассажиров не походил ни на миллионершу, под которую подложена бомба, ни на потомственного ковбоя — любителя пострелять на высоте, весьма близкой к самому господу богу.

Заботливая стюардесса — воздушное создание в небесно-голубом костюме — разносила подносы с чем-то аппетитным. «Ну сущий ангел во плоти, эта приветливая и услужливая мисс Маргарет, — восхитился бесхитростный канадец. — Можно понять американцев, называющих своих стюардесс самым ходким товаром на брачном рынке».

Когда судья покончил с ленчем и собирался отведать черного кофе, самолет резко качнуло, и стаканчик вместе с остальной посудой полетел на пол. Шеф королевской комиссии нажал кнопку вызова стюардессы. Подождал. Никакого отклика. Судья взглянул через иллюминатор во внешний мир. Пробив густую вату облаков, самолет вынырнул совсем близко от поверхности океана и продолжал снижаться.

Томпсон встал, быстро прошел к двери отсека для команды и решительно потянул ручку на себя. Живописная картина, открывшаяся его взору, произвела настолько сильное впечатление на юриста, немало повидавшего на своём веку, что он едва устоял на подкосившихся ногах. Представьте себе: мисс Маргарет, уютно устроившись на коленях пилота, держала своими маленькими тоненькими ручками массивный штурвал самолета, а летчик, казалось, не проявлял никакого желания вернуться к своему основному занятию — управлению воздушным кораблем.

«Катастрофа неминуема!» — мелькнуло в голове Томпсона. Он не помнил, как очутился в своем кресле, что-то промычал в ответ на расспросы Перкинса и Киллера и пришел в себя, только когда колеса самолета коснулись обетованной земли.

Уже вернувшись в Канаду, члены королевской комиссии прочитали в газетах отчет о заседании подкомиссии американского конгресса, расследовавшей «нарушения правил безопасности на борту коммерческих самолетов». Показания давала среди других и их знакомая мисс Маргарет Донофрай. Она заявила: «Я вела самолет в течение 35–40 минут. Оперируя рулями управления, я опустила самолет с высоты 3 тысячи метров до 500 метров. Мне кажется, я неплохо справилась с задачей, принимая во внимание, что мне никогда раньше не приходилось этим заниматься».

— Совсем неплохо, — высказался вслух председатель комиссии. — Но было бы еще лучше, если бы пассажиров предупредили об этом эксперименте заранее. Они, пожалуй, отправились бы в путь пешком. Гораздо безопаснее.

9

О ТОМ, КАК РАЗВИВАЛИСЬ события по ту сторону границы, мир узнал из подробного рассказа судьи Томпсона на страницах английского политико-порнографического еженедельника для мужчин «Адам энд Ева уикли». Не имея ни малейшего желания фальсифицировать историю и вводить в заблуждение грядущие поколения, судья поведал обо всем откровенно, как на духу.

«Наши затруднения, — писал он, — начались в нью-йоркском аэропорту. Один из американских офицеров-пограничников признал в Киллере старого знакомого, несколько лет назад отправлявшегося отсюда в Канаду, только в тот раз с «браслетами» на руках. Однако Киллера эти реминисценции не смутили.

— Вы совершенно правы, сэр, — подтвердил он. — В тот раз я возвращался в Канаду из Ливенворта, где находился несколько лет в качестве гостя вашего правительства.

— Да-да, припоминаю, — радостно закивал головой офицер. — Если не ошибаюсь, обвинение было довольно сложным.

— Вы преувеличиваете, — постарался разубедить его член королевской комиссии. — Там значилось всего ничего: незаконный въезд в Штаты. Но как я мог посетить вашу прекрасную страну, если соответствующие власти не давали мне соответствующего разрешения? Затем там говорилось об угоне автомобиля. Но не мог же я путешествовать пешком по такой огромной территории! В обвинении также значилась контрабанда. А на какие, спрошу я вас, шиши я должен был жить в гостиницах, кормиться и поиться? Потом был небольшой поджог склада, которым я не успел воспользоваться, и легкое вооруженное сопротивление при аресте. А вы говорите о каком-то «сложном обвинении», — с укоризной закончил Киллер.

Американец задумался. Похоже, колебался. Ну и перетрусили мы в тот момент! Думали, пришел конец едва начавшемуся перспективному путешествию. Наконец офицер вновь обратился к Киллеру и потребовал, чтобы тот назвал все преступления, за которые он был судим когда-либо в прошлом. Заметно смутившись, член королевской комиссии стал перечислять: мошенничество, хранение краденых вещей, изготовление фальшивых денег и документов, распространение непристойной литературы, незаконное ношение оружия, торговля наркотиками, ограбление с применением оружия, преднамеренное убийство и парковка автомашины в неположенном месте.

— Ты коммунист? — неожиданно бросил бдительный пограничник.

Киллер был потрясен и смертельно напуган столь тяжким и позорным подозрением.

— Упаси вас бог, сэр, — воскликнул он. — Я истинный христианин, аккуратно посещаю церковь между отсидками.

— И никогда не состоял в коммунистической партии?

— Клянусь всеми святыми — никогда!

— А может быть, ты разделял их идеи? — настаивал пограничник.

— Видит бог — никогда! Наоборот, я всегда поддерживал призывы ваших президентов к «крестовому походу» против коммунизма.

Офицерский лик просветлел.

— О'кэй, — уже более дружелюбно произнес американец. — Думаю, что не ошибусь, если пропущу такого человека, подлинного антикоммуниста, в наш бастион свободы и демократии.

У нас отлегло от сердца. Путь в Америку был открыт.

Едва мы уселись в комфортабельный «кадиллак», ожидавший нас у подъезда аэропорта, как чуть было опять не лишились все того же нервно-припадочного члена комиссии — он увидел приближающихся на мотоциклах полицейских и пытался бежать. (До чего все-таки сильны в человеке условно-безусловные рефлексы!) Но это был всего лишь почетный эскорт, которому поручили сопровождать нас.

Мы не проехали и полсотни миль, как Киллер окончательно успокоился и даже стал вслух проявлять распиравшие его дружеские чувства к американскому народу.

— Глядите, глядите, — то и дело восклицал он, тыча пальцем то вправо, то влево. — Кругом оркестры, хорошенькие барабанщицы, теле- и кинокамеры, транспаранты. А на том плакате даже мое имя написано: «С возвращением, братец Киллер!» Вот это встреча!

Нас и в самом деле принимали по-королевски. Никто не умеет пустить пыль в глаза так, как американцы, Они таскали нас повсюду, показывали всякую всячину и все именовали «гордостью Америки». Нам предоставили почетное право «короновать» два десятка всевозможных «королев», в том числе Королеву Пружинйых Матрасов, Королеву Молочных Продуктов и Королеву Ночных Рубашек. В Кливленде мы «выплавили» очередной ковш стали, в Детройте «крестили» новую модель автомашины, в Лос-Анджелесе вручали премии лучшим киноактерам года.

8
{"b":"233616","o":1}