ЛитМир - Электронная Библиотека

Восемнадцатый век. Литва.

Ночью в дверь рабби Аарона из Карлина постучался его друг‚ которого он не видел несколько лет. "Кто там?" – спросил рабби. "Я"‚ – ответил друг, полагая, что его тут же узнают. "Один Бог имеет право говорить "Я"‚ – сказал на это рабби Аарон. – Земля слишком мала‚ чтобы вместить два "я". Разве ты не научился этому в том месте‚ откуда идешь?"

Когда рабби Шломо из Карлина пил чай, то кусок сахара обычно держал в руке.

– Папа, – удивился его сын, – для чего ты так делаешь? Если тебе нужен сахар, положи его в рот, а если не нужен, зачем ты его взял?

Выпив чай, рабби Шломо протянул кусок сахара сыну и сказал:

– Попробуй.

Сын взял сахар и не ощутил его сладости. Впоследствии он так объяснил это: "Тот, кто познал единство всего, может чувствовать вкус рукой, а не языком".

Это он, рабби Шломо из Карлина, советовал своим ученикам:

– Если хочешь вызволить человека, увязшего в грязи, не думай, что достаточно протянуть ему руку, а самому оставаться наверху. Ты должен сойти к нему в самую грязь, обхватить крепко руками, а затем тянуть его и самого себя. Тянуть и тянуть к свету.

А рабби Пинхас из Корца признавал со вздохом: "Я потратил тринадцать лет на то, чтобы научиться не лгать, и думал, что достиг цели. Но мне понадобились еще тринадцать лет, чтобы научиться говорить правду".

***

Сказано и кем-то, быть может, усвоено:

"Лежачему на земле падать некуда";

"Всё, что не убивает, закаляет";

"Истинные несчастья рождаются из опасения мнимых";

"Человека нельзя назвать честным лишь за то, что у него не было возможности украсть";

"И червяк в редиске может вообразить себя в раю, но это говорит лишь о границах его воображения";

"Жалок город, в котором и врач больной";

"Горе зрячему, которого водит слепой";

"Когда блуждает пастырь, всё стадо блуждает с ним";

"Помогите себе сами, и Бог вам поможет".

***

Авраам Иегошуа Хешель, из книги "Земля Господня" (двадцатый век):

"Человек недалеко ушел от пределов хаоса. Неистовый призыв к беспорядку безумно хохочет над миром. Какая сила способна противостоять этому заманчивому призыву? В мире не может оставаться вакуум. Все мы или слуги добра, или рабы зла. От этой постоянной опасности может предохранить только такая же постоянная бдительность…

Человек должен вести вечную борьбу… ибо он подобен веревке, один конец которой в руке Бога, а за другой конец тянет Сатан".

Рабби Исраэль из Ружина однажды сказал:

– Сатан уподоблен в Талмуде дряхлому и глупому царю. Понятно, почему он назван царем: правит человеческими страстями. Понятно, почему дряхлый: намного старше людей. Но отчего он глупый?

Рабби Исраэль сделал паузу и продолжил:

– Это я понял, когда оказался в тюрьме. Он, Сатан, был со мной и там. И я сказал ему: "Ну и дурак же ты! Что ты здесь делаешь? У меня просто нет выбора, а у тебя-то?.." 

Часть седьмая 

ПО ПУТЯМ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Читатель уже познакомился с законоучителями разных веков, с долгожителями и вечножителями еврейского мира, каждый из которых, сколько бы он ни прожил, прошел через отпущенные ему годы в соответствии с законами иудаизма, традициями и вековыми обычаями народа.

Два с половиной года спорили между собой сторонники школы Шаммая и школы Гиллеля. Первые говорили: "Лучше бы человеку не быть созданным, чем быть созданным", а вторые возражали: "Человеку лучше, что он сотворен, чем если бы он не был сотворен".

Подсчитали голоса "за" и "против" и решили: "Было бы лучше, если бы человека не создавали, но теперь, когда он уже существует, пусть обдумает свои действия".

"ЮНОШИ, ВОЗЬМИТЕ НАС В ЖЕНЫ!"

Во времена Второго Иерусалимского Храма – в пятнадцатый день месяца ав по еврейскому календарю – на Земле Израиля праздновали начало сбора винограда.

Иерусалимские девушки надевали в тот день белые платья‚ которые они брали на время у своих подруг. Даже девушки из богатых семей не надевали свои платья, но непременно брали их у других, чтобы бедные не стыдились одалживать наряды на праздник. Все брали платья друг у друга‚ и никто поэтому не стыдился.

Они выходили в виноградники‚ водили хороводы на виду у юношей и пели им: "Откройте глаза и присмотритесь хорошенько‚ кого вы выбираете в жены". Красивые девушки пели: "Юноши‚ обращайте внимание на красоту‚ ибо в этом достоинство женщины". Девушки из именитых семей пели: "Юноши‚ обращайте внимание на семью: назначение женщины – воспитывать детей". А некрасивые пели: "Юноши‚ возьмите нас в жены по велению Всевышнего! Чего недостает нам в красоте‚ то вы дополните украшениями".

Но‚ как уверяли очевидцы‚ в Иерусалиме не было некрасивых девушек.

Утверждали опытные люди: "Если у невесты глаза нехороши, следует искать телесный изъян; если хороши – искать не надо". И еще говорили: "Не в обычае дочерей Израиля крикливость, зубоскальство и бесстыдное поведение".

Из "Песни песней" царя Шломо (перевод с иврита Абрама Эфроса):

Воскликнул друг мой

и молвил мне:

"Встань,

подруга моя, прекрасная моя,

и иди!

Ибо вот зима

прошла,

дождь

миновал,

пронесся.

Цветы

на земле показались,

время песен

настало,

и голос горлицы

слышен в стране нашей…

Встань,

подруга моя, прекрасная моя,

и иди!.."

Я – другу моему принадлежу,

а друг мой – мне…

"ПРЕКРАСНА, КАК СЕРНА!"

Тысячи лет назад по улицам Иерусалима проходили торжественные свадебные процессии‚ и жители выходили навстречу, – это считалось религиозной обязанностью.

На жениха и невесту надевали золоченые короны; невесту несли на роскошных носилках‚ а по пути процессии разливали вина и оливковое масло‚ рассыпали орехи и сушеные зерна. Известен случай‚ когда царь Агриппа уступил дорогу свадебной процессии, сказав при этом: "Я ношу корону всегда. Уступлю же теперь тому‚ кто надевает ее один только раз".

Предание уверяет: когда житель Иерусалима брал в жены девушку из другого поселения на Земле Израиля, ее родители давали в приданое золото по весу невесты. Когда житель одного из поселений брал девушку из Иерусалима, он давал золото ее родителям, тоже по весу невесты. Если рождался сын, сажали кедровое дерево, появлялась на свет девочка – сажали акацию. Дети из разных семей вырастали, женились, и из этих деревьев изготавливали шесты для хупы – свадебного балдахина.

Свадьба продолжалась семь дней. Гости пели, танцевали, восхваляли невесту: "Она не красилась‚ не румянилась‚ не пудрилась‚ а прекрасна‚ как серна!"

Одни мудрецы считали‚ что следует восхвалять лишь хорошие качества невесты‚ а про плохие можно умолчать‚ ибо обманывать нельзя даже в самые торжественные моменты. Но другие утверждали‚ что в день свадьбы надо приписывать невесте всевозможные достоинства‚ даже если их нет на самом деле.

На этот счет существует спор, и вот он. Сторонники школы Шаммая говорили:

– Какова невеста, таковы и слова.

Им возражали сторонники школы Гиллеля:

– Следует возглашать: "Невеста красива и миловидна".

39
{"b":"234011","o":1}