ЛитМир - Электронная Библиотека

— А вдруг это ректор? — не унималась подруга.

В ответ прыснула со смеха.

— А что? Красивый мужчина переживший трагедию в личной жизни. Говорят, когда он был студентом, как мы, влюбился по уши в какую‑то красавицу, но она разбила ему сердце…

— С тех пор он спит со всеми женщинами до которых может дотянуться, — не вежливо перебила, поднимаясь. Ту часть которую репетировали сейчас иллюзионисты я видела уже несколько раз.

— Вот же… надо было так опошлить.

— Зато правду сказала, пошли горе сводница. Сама знаешь сколько пассий он за время нашей учебы сменил. Боюсь представить сколько женских сердец осталось разбитыми с его легкой руки.

А ты говоришь, трагедия…

Я протянула Софи руку помогая подняться, а когда развернулась, нос к носу столкнулась с Лисой. Что за злые духи принесли ее сюда в этот час? Надеюсь она не слышала наших шуток по поводу ректора.

Оливер еще в первый день сообщил, что разговаривать о ректоре в ее присутствии себе дороже. У нее просто крышу сносит. Даже клуб поклонниц создала, правда не подпускает их к Сейму близко. А каждая новая грелка его постели, удостаивается ритуальной истерики в исполнении Элисан ДарТрейд.

— Ты. Можешь. Даже. Не мечтать. О Сейме! Он мой! — зло выплюнула она мне в лицо и не дав ничего сказать круто развернулась на каблуках и размашистым шагом зашагала к общежитию. Лишь только снег жалобно поскрипывал по ее ногами.

Глубоко вздохнула. Кажется, меня снова ждут неприятности.

Но неприятности оказались ко мне даже ближе, чем ожидала.

Стоило с утра позевывая высунуть нос из двери комнаты, как кто‑то из пробегавших и также отчаянно зевавших девушек передал распоряжение ректора явиться в его кабинет.

Само по себе такое распоряжение не удивляло. Я его ждала все эти дни. Удивляло другое. Нас никто ни о чем не расспрашивал. Совсем. Ни меня, ни Ратмира, ни других мальчишек. А ведь по логике, должны были. И что за спешка с утра пораньше?

По военному быстро умылась и привела себя в порядок, стараясь не злить руководство, но и о себе не забывать.

Когда уже подходила к кабинета столкнулась со смутно знакомым пареньком. Не сразу поняла, что именно он пострадал в нашем неудачном походе. Похоже до нас очередь дошла.

Тихонько поскреблась в дверь и не дожидаясь ответа зашла внутрь.

Сейм рем ду Локсар сидел за своим столом и что‑то писал. Он не отрываясь от своей работы махнул мне на кресло напротив. Мол садись.

Пока он писал, я лениво осматривала обстановку. Просто, я бы даже сказала аскетичная. Рядом с окном стол, за которым он как раз сидел. Напротив два простых, но удобных кресла с неяркой зеленоватой обивкой. Немного сзади диван и еще два, но уже более располагающих к отдыху, кресла с журнальным столиком посередине. Небольшой шкаф и несколько красивых картин, купленных явно не за то, что они написаны великими художниками. Вот собственно и все. Просто, но везде чувствуется хороший вкус. Интересно, кто помогал?

Рассматривать кабинет очень быстро надоело, поэтому переключила свое внимание на его хозяина.

А в нем за последнее время произошли явные перемены. Под глазами залегли тени. Появились складки в уголках губ. Волосы, которые раньше всегда были распущенны, теперь забраны в коротенький хвост. Серьезное, без тени улыбки выражение лица. Странное впечатление производил такой ректор. Сейчас я его точно не назвала бы умопомрачительным красавцем. Нет, он и остался очень красивым мужчиной. Просто, стал более человечным? Понятным? Не знаю.

Сложно объяснить появившееся чувство, но такой он мне нравился больше. Это точно.

— Я думаю, ты догадалась зачем я тебя позвал? — спросил Сейм минуты через три отложив какой‑то листок в сторону. Тут же появился магический голубь, подхватил его и исчез.

— Рассказать о том, что случилось.

И я рассказала. Как‑то сама не заметив выложила не только голые факты, как собиралась, но и свои эмоции тоже. При этом ко мне магия точно не применялась. И когда я только успела заразиться болтливостью от Софи?

Сначала Сейм все также сидел за столом, но когда начала выкладывать свои эмоции молча поднялся, налил два непонятной бурой жидкости, напоминающей хорошее вино, и молча протянул один мне. Я скривилась в ответ. Вино с утра. Фи.

— Как хочешь, — пожал он плечами и сел в кресло рядом. — Отличный тонизирующий и повышающий настроение настой.

Принюхалась пахло апельсином с какой‑то горьковатой ноткой. Осторожно пригубила, чуть сладковатая жидкость приятно освежала, поэтому уже смелее сделала еще один глоток.

— Неужели ты думаешь, что я начну спаивать своих студентов? — видя мое недоумение, усмехнулся ректор.

— Ну, спать‑то не гнушаетесь, — пробурчала себе под нос. Но Сейм как‑то услышал и громко рассмеялся в ответ.

— А вот это не твоего ума дело, Ханна БинПат.

Согласна не моего, и кто только за язык тянул? Почему всегда рядом с ним я говорю то, что следовало бы держать за зубами?

— Похоже, тебе уже лучше, — наблюдая за моими терзаниями констатировал ректор. —

Значит готова выслушать то, что я скажу.

Мы провели зачистку захоронений и окрестностей академии. Удалось выяснить, что произошло магическое возмущение равное сорока восьми ри. Так, что сейчас можно с уверенностью сказать, что вам очень крупно повезло.

Максимальное ри зафиксированное в истории — семьдесят пять. Выброс магической энергии тогда привел к появлению двух новых рас нечисти, крупным беспорядкам, многочисленным жертвам и быстрому размножению всевозможных опасных для разумных рас существ.

Представила возможные масштабы бедствия. Поняла — действительно повезло. Это же все кладбища в округе должны были подняться, да и всякой гадости повыползать тьмуща. Не удивительно, что не до нас было последние дни.

— Но самое плохое, это то, что эпицентром было именно то захоронение, где вы должны были отрабатывать практику. — ректор сделал паузу, как будто задумался о чем‑то своем. — Но и это еще не все. Остались следы чьего‑то вмешательства, а это значит, что кто‑то подтолкнул магическое возмущение. В общем, — он поднялся из кресла и обошел стол, чтобы стать возле окна, вглядываясь в унылый зимний пейзаж, — под подозрением все кто был в это время на территории академии.

С шумом сделала вдох. Кажется, все это время, я забыла, что нужно дышать. Похоже у нас у всех большие неприятности. У ректора и учителей, потому, что не досмотрели. У нас — просто потому, что оказались не вовремя в академии. А еще остается тот, кто спровоцировал магическое возмущение. Можно только гадать специально он это сделал или нет. Да и вообще выжил ли после такого вмешательства.

— Почему вы все это мне рассказываете?

— Очень просто. Во–первых, ничего секретного в этой информации нет. Могу с уверенностью сказать, что еще до обеда новости облетят всех. Скорее всего, в несколько приукрашенной форме, — Сейм усмехнулся. — А о второй причине могла бы и сама догадаться.

— Бабушка?! — громче, чем хотелось бы воскликнула я.

Мне кивнули в ответ.

Н–да, попала, так попала.

Я свою бабушку очень люблю. Она у меня замечательная. Красивая. Огненные волосы спадают густой гривой до колен. Гладкая кожа, идеальные пропорции и удивительно красивые изумрудные глаза с тоненькими прожилками более темного цвета. Не удивительно, что многие сердца оказывались у ее ног. Кроме того, она удивительно энергичная, никогда не унывающая и ужасно жизнерадостная.

Вот только… рядом с ней я не могу находиться больше двух часов подряд. Она способна, как ураган, пронестись по всем кто ее окружает. Внести смятение в душу или наоборот успокоить разбушевавшиеся чувства. И уж точно, все вокруг будут построены в соответствии с ее собственными взглядами на жизнь. Мнение окружающих при этом учитываться не будет.

Остается прибавить к этому то, что последние лет пятьдесят она лучший магический следователь. Как говорит сама, не для работы, а для души. То Призрачная академия может и не устоять.

20
{"b":"234065","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гробницы пяти магов
Неискренне ваш
Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
Умру вместе с тобой
Война миров 2. Гибель человечества
Кето-навигатор
Глаза колдуна
Двое в животе. Трогательные записки о том, как сохранить чувство юмора, трезвый рассудок и не сойти с ума от радостей материнства
Обсидиановая комната