ЛитМир - Электронная Библиотека

Мужчина замолчал, а я, положив голову на ладони, задумалась.

Что за странные разработки велись в том месте, а главное кем? Зачем нужно было столько людей? И, в конце концов, на кой им понадобилась я? Или все же моя пробудившаяся магия? Если второе, то им нужен был сильный огненный маг. Зачем? Вопросы, вопросы, чувствую, что ответы на них мне еще придется искать.

Надо бы узнать, что стало с моими товарищами по несчастью. Уверена, бабушка в курсе… хотя, неизвестно, тогда она еще не была дознавателем.

— После того, как мы тебя освободили, начались покушения на твою жизнь. Теперь тебя не пытались выкрасть — просто убить. Судя по всему, что‑то произошло, заставившее настойчиво идти на крайнее меры. — Вот и еще вопросы появились. — Через месяц произошел несчастный случай в результате, которого карета упала с обрыва и погибла твоя мать. Вот только разошелся слух и о твоей гибели. Ноах отстранился от всех дел, и заперся в своем особняке, не подпуская к себе никого, а люди не видя тебя, утвердились, что погибла не только жена, но и дочка.

Вспомнила детство. Болезненное ожидание отца и разочарование, что он не приехал. Бесконечные подарки, передаваемые бабушкой от его имени. Я всегда считала, что именно она их покупает, стараясь сделать приятное. Возможно, была не права?

А еще вспомнилось, что бабушка страстная любительница гостей и балов, но у себя она никогда их не устраивала. Однажды к нам в гости приехал сосед, и она предложила поиграть в тайную канцелярию, сказав им, что я дочка тети…было весело.

— Даже мы с Сеймом лишь случайно узнали о том, что ты жива, попав в замок Хельги.

Ощущение, будто пол ушел из под ног, а весь привычный мир рухнул. И как теперь прикажете жить с новыми знаниями?

Устало потерла руками лицо.

— Неужели тех людей так и не нашли?

Лан ду Трейн немного нахмурился.

— Как это не удивительно… Они хорошо затаились и долгое время не высовывались из своей норы. Что послужило их активизации сложно сказать. Может быть то, что стало известно о твоем благополучном воскрешении. Может быть, что‑то другое, сложно сказать. Слишком мало информации.

— Я все таки не пойму, почему вы решили, что магическое возмущение и те события, которые произошли много лет назад связанны между собой?

Тренер замялся видимо решая говорить или нет.

— И раньше, и сейчас были найдены следы внешнего магического воздействия, — увидев мое недоумение, пояснил. — В каждом случае, будь то кладбище или место исчезновения человека, оставался след. Он словно тоненькая ниточка, ведущая к своему хозяину. Вот только отследить ее нам не хватает ни знаний, ни опыта. Слишком уж хрупкая зацепка, рассыпающаяся от одного неверного движения.

Теперь настала моя очередь вздыхать. Как же оказывается все вокруг запущенно. Они что не могли со всеми негодяями раньше разобраться, чтобы я теперь спокойно жила?

Уже предвидя, каким будет ответ, задала свой вопрос:

— Чем мне это грозит?

— Попытками похитить или убить. Скорее второе.

И так это было сказано, как будто мы конфеты обсуждаем, а не мою жизнь. Еще бы вчера я взревела бы и начала кидаться всем попавшим под руку, а сейчас только обиделась.

Нет, ну, правда. Неужели я настолько чужой человек, что жива или нет, особого значения не имеет? А вся связанная со мной кутерьма всего лишь неприятная обязанность?

Где‑то на задворках к эмоциям примешивался голос разума, пытавшийся донести, что я ведь на самом деле всего лишь одна из сотен его учеников. Даже если взять только тех с кем он занимается индивидуально, наберется несколько десятков. С какой стати я должна становиться особенной?

Голос разума призвал к порядку, но обиженные эмоции долго не давали уснуть, заставляя ворочаться с одного бока на другой. А когда сон все же пришел…

Иду по каким‑то странным коридорам. Холодно и темно, но мне это совсем не мешает. Почему? Не знаю.

Где я?

Часть меня, настойчиво твердит, что нужно быть очень осторожной, поэтому стараюсь идти, едва касаясь босыми ногами холодного, каменного пола. И замираю, услышав любой звук. Да, что там звук, малейшее дуновение ветра.

— Ты уверен, что в этот раз получится? — доносится до меня чей‑то голос.

— Никогда нельзя быть уверенным, — ответил другой голос. Сами собеседники скрыты от меня очередным поворотом и я, стараясь практически не дышать, осторожно крадусь к ним. — Эта девчонка идеально подходит, — раздался грохот, словно кто‑то неосторожный рассыпал ящик с инструментами.

Послышалась ругань.

— А тебя не смущает, что она дочь правой руки императора? — кажется, первому безразличны заботы второго.

— Да, хоть самой Ликии. Если все получится, у нас будет не только его дочь, но и власть, так что он и тявкнуть не успеет.

— А что с остальными делать будешь?

— Не знаю пока, но есть мыслишка.

Неосторожно высовываюсь из‑за угла, чтобы посмотреть на мужчин….

Просыпаюсь в холодном поту. Что это осколок моей вернувшейся памяти или просто страшный сон? Непонятно, но отчего‑то дикий ужас сковывает дыхание и отдается холодом внутри.

Мне бы вскочить, и, как в детстве, в одной рубашке пробежать по замку, чтобы забраться в постель к бабушке, но сейчас она далеко.

Так хочется перевернуться на другой бок и заснуть. Но переполняющие эмоции не дадут, поэтому наскоро оделась и вышла в коридор. Вдруг повезет, что‑нибудь поесть найду на кухне.

Не смотря на позднее утро или скорее день, общежитие дышало покоем и тишиной. Пожалуй, настолько тихо здесь, даже ночью не бывает. Обязательно кто‑то шныряет в поисках еды, подопытных для отработки домашних заданий или же тех, кто его объяснит. А еще обязательно найдется кто‑нибудь решивший поругаться с соседом из‑за громкого разучивания заклинаний, того, что забыли вовремя вернуть конспект, и кучи всевозможных вещей. Так что тихо, как сейчас, бывает крайне редко.

Совсем рядом скрипнула дверь и моему взору предстала помятая физиономия Оливера.

— Убью, — тихонько пообещала я, как только до меня дошло, откуда сейчас вышел друг, а потом, немного подумав, добавила, — но сначала жениться заставлю.

— Какой жениться? Мне еще год до совершеннолетия, — так же шепотом и делая осторожный шаг, назад сообщил мне парень.

— Значит, жениться не можешь, а как по… чужим комнатам шляться так запросто? — не отставала я от друга. Не знаю, что больше в данный момент сказывалось желание постоять за честь подруги или просто выплеснуть накопившиеся эмоции, но повод подвернулся удачный.

— Да, ладно тебе, Ханна, мы взрослые люди, а Софи не дворянка, — попробовал успокоить меня Оливер. Лучше бы он этого не делал.

Нельзя сказать, чтобы я была особой поборницей морали, просто сохранение невинности до заключения официальной магической помолвки могло избавить от большого количества возможных претензий со стороны родственников будущего мужа. Это действительно было очень важно для дворянства, ведь в случае расторжения помолвки виновная сторона обязана не только выплатить огромную сумму компенсации, но в некоторых случаях могла даже лишиться всех своих привилегий и титула. А что вы хотели? Выгодные короне браки заключаются во все времена, так же как всегда найдется тот, кому такой брак не выгоден.

— Хочешь сказать, что раз Софи не дворянка, значит и церемониться с ней не нужно? — взвилась я, чтобы практически подавиться своей фразой, потому, что дверь комнаты подруги снова скрипнула, выпуская Лешика.

— И там шумят, и тут шумят. Нет, чтобы поспать дать! — проворчал волчонок.

— Просто Ханна твою клюковку ночью не пила, поэтому такая бодрая, — не менее ворчливо заметил Ратмир, по стеночке выползающий из недр все той же комнаты.

— Ты‑то тут как оказался? — удивилась я, немного отодвигаясь к окну, чтобы пропустить ползуще–ковыляющую братию.

— Как‑как, думал девушке подарок сделать, на праздники телепортнутся в академию, а она тут с другим целуется. Сделал подарок. Вот весь зацелованный хожу. Разве не видно? — проворчал в ответ парень. — Чем вопросами заваливать, прояви великодушие, смотайся в столовую, там, на столике должно лежать лекарство от похмелья. Сегодня оно нам всем понадобиться.

39
{"b":"234065","o":1}