ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ничего особенного, молодой человек, — отмахнулся от него гном, — будете практиковаться, и у вас все получится.

Представила сколько нужно практиковаться, чтобы овладеть простой левитацией и с еще большим уважением посмотрела на маленького человечка. Оказывается он не просто книжный червь, а по–настоящему сильный и искусный маг. Интересно в чем его основная специализация?

— С уверенностью не могу сказать, но, похоже, что здесь поработали каким‑то тупым предметом. И, скорее всего, отбивали руками, — гном задумчиво потер подбородок, — никаких следов от применения магии нет.

— Что у вас? — оказывается, все уже собрались вокруг.

Пока библиотекарь объяснял, я задумалась, пытаясь восстановить в голове увиденное. А потом, взяв одну из палочек, тут же на земле, начала чертить руны, то стирая, то дорисовывая элементы, то переставляя местами и обводя в круг те, что, на мой взгляд, должны были присутствовать на стене, но увидеть их мне не удалось.

Сколько я так просидела, не знаю, но, в конечном счете, все руны сами собой выстроились в одну до боли знакомую цепочку.

— Ничего не напоминает? — спросила ребят, подняв глаза.

— Подземелье? — озвучила общую мысль Элисан.

Кивнула в ответ. Конечно, вся моя логическая цепочка построена на догадках, но что‑то подсказывало, что если я не права, то ответ где‑то рядом.

Все переключились на землю, раз есть руны перемещения, значит должны быть руны порта. Логично, только никакого намека на увиденный в подземелье рисунок мы так и не нашли. Перевернули все, начиная от прошлогодней листвы заканчивая грязью наметенной в коридор гробницы.

Ничего.

— Может ты ошиблась? — спросил Оливер, когда мы уставшие вновь собрались вместе.

Пожала плечами. Говорить не хотелось. Устала и обидно до слез.

— Не расстраивайся, — погладил по голове, словно котенка, тренер. — До нас тут побывало столько народа, что было бы странно, если бы мы что‑то нашли.

Странное дело, чужая жалость вместо того, чтобы успокоить заставила шмыгнуть носом, в последней попытке сдержать слезы. И именно в этот момент, когда я дернула головой, лучик, клонившегося к горизонту, солнца, упал на дальнюю стену гробницы. Туда, где коридор делал резкий поворот вправо.

— Это же… — начала я, показывая на высветившийся рисунок.

Договаривать фразу не пришлось, потому что все увидели нанесенный на стену рисунок в точности повторявший тот, что мы видели совсем недавно.

— Но этого же не может быть?! — прошептала Софи, стоявшая рядом со мной.

А стационарные порталы без каких‑либо неприятных ощущений могут? Раз могут, то почему бы не существовать таким вот проходам, перемещающим людей.

— Сколько лет здесь ходил и не видел, — покачал головой Лан ду Трейн.

Он подошел вплотную к рисунку и теперь, качая в задумчивости головой, рассматривал его.

Если бы я не знала, что искать и солнце не помогло в поисках, вряд ли бы смогла отличить его от остальных покрытых причудливыми разводами стен.

— Получается, что сам вход служит порталом, — задумчиво сказал гном. Он также как и остальные подошел ближе и теперь рассматривал рисунок. — Жаль, что он не работает. Что‑то подсказывает мне, по ту его сторону можно найти много интересного.

Больше ничего найти не удалось, но даже это было невероятной удачей. Не знаю о чем думали другие участники экспедиции, но, на мой взгляд, найденный портал значительно сужал круг подозреваемых.

Во–первых, это должны быть люди имеющие доступ к закрытой для обывателей информации. Все‑таки существование стационарных порталов не относится к тому, что знает каждый.

Второй момент — это напавшие на нас сначала упыри, а затем вампирий зов. Даже если предположить, что в деле замешан вампир, он должен быть очень сильным, чтобы на большом расстоянии управлять своими подопечными. Теоретически ими мог управлять и обычный маг, но опять же, все упирается в силу.

Магический круг? Скорее всего, нет. Он оставляет слишком заметный след. Хотя окончательно сбрасывать со счетов не стоит.

А еще я практически уверена, что у тех, кто за этим всем стоит есть люди в окружении императора. Вот не верю я, что бывают люди, не оставляющие никаких следов, значит, есть те, кто помогает их скрывать.

Что же делать? Где искать ответы?

Что бы я кому ни говорила, а найти ответы очень хотелось раньше, чем из меня сделают предмет охоты.

Возвращались мы назад все также в тишине. А стоило показаться родным стенам, как все разбежались по своим делам. Лишь Лешик на прощание шепнул, что он у отца попробует узнать заказчика

Правда, на это мало шансов. Оборотни свято хранят доверенные им тайны. Но всегда есть надежда, что заказчик забыл взять клятву.

Кто куда, а я писать бабушке. Нужно же рассказать о находке. Правда подозреваю, что ей и без меня донесут, но лучше я сама, а заодно мыслями своими поделюсь. Вдруг она что‑то толковое подскажет.

Письмо бабушке заняло совсем немного времени. Хорошо бы увидеться с ней, но восстание гоблинов не только не подавили, а оно набирало все большие обороты. Насколько могу судить, дознаватели искали зачинщиков, но пока безрезультатно.

Вторым делом, которое я собиралась провернуть было раздобыть информацию о призыве весны в Ночь Женщин. Что‑то вопрос Лан ду Трейна заронил в душу сомнения, не оставлявшие меня целый день. Может быть, я просто себя накручиваю, но предпочитаю знать наверняка.

Источник важной информации, а также окрестных сплетен нашелся в столовой, где в одиночестве жевал жареную картошку с мясом.

Вид еды напомнил о том, что я тоже давно не ела. Поэтому прежде чем приступить к допросу, взяла еды себе.

— Почему меня не позвала? — прожевав первую ложку своей каши, спросила у подруги.

— Ты была занята, — флегматично пожала она плечами. Было заметно, что она сильно устала. Лекарей так с физической подготовкой не гоняют, как нас. Сразу заметно.

— Софи, — решила сразу перейти к делу. — Что ты знаешь о призыве весны?

— Ритуал возник, где‑то сто пятьдесят тысяч лет назад… — начала она рассказ, а потом, перебив сама себя, лукаво спросила. — Тебя интересует ритуал или его конец?

Почувствовала, как краснеют щеки.

— Ладно, расскажу про поцелуй, — сжалилась она. — Гетта, ну, помнишь, та, что в усадьбе работала и много лет хотела танцевать у костра? — кивнула. — Так вот она рассказывала, что если богиня довольна, то она дарит танцовщице подарок — поцелуй. Тем самым она показывает, избранной, человека больше всего ей подходящего. Того с кем будет девушка счастлива вместе.

Софи сделала картинную паузу, в течение которой я, как рыба, выброшенная на берег, хватала ртом воздух.

— Дыши нормально, — улыбнулась девушка, наблюдая за моей реакцией. — У этого подарка есть еще два маленьких дополнения. Первое — выбор идет из мужчин, которые находятся в данный момент рядом. Так что где‑то там, — она неопределенно махнула рукой, — может оказаться еще более подходящий человек. А второе, — Софи отставила уже пустую тарелку, — поцелуй не значит, что вы обязаны быть вместе. Богиня подсказывает и направляет, а что выберет человек, зависит только от него.

Дышать после этих слов действительно стало значительно легче. Но. Получается, практически все окружающие знали?! Как стыдно! Хочу домой! Хотя нет, такие новости и за пределами Призрачной Академии скоро станут известны.

Вот и как мне теперь ему в глаза смотреть?

Уронила голову на скрещенные на столе руки, пытаясь хоть как‑то унять эмоции.

— О, а вот и судьба твоя пришла, — подтрунила на до мной Софи.

Оторвала голову, чтобы увидеть стоящих в дверях Сейма с Ланом. И застонав, уронила голову обратно. Нет меня. Вот нет и все. И плевать, что заклинание полной невидимости еще не придумали. Буду притворяться… цветочком. Особо опасным, чтобы никто не подходил. Точно, кактусом! Буду твердить, что я кактус, вдруг получится в него превратиться?

— Ханна, — раздался голос ректора у меня над плечом. Не получилось.

47
{"b":"234065","o":1}