ЛитМир - Электронная Библиотека

Женщина снова замолчала, так что Сейму, взявшему на себя роль дознавателя, пришлось снова задавать вопрос.

— Сколько времени ваш сын считался пропавшим?

— Два месяца. Целых два месяца мы не знали, где Брег. А потом появились люди и привели его. — Тереза попыталась скрыть накатившие слезы, но получалось с трудом.

— Скажите, а он что‑нибудь рассказывал о времени, которое провел в плену? — поспешил отвлечь Сейм.

— Нет, он вообще не разговаривает. Только рисует.

— Вы покажете его рисунки?

— Хорошо.

Хозяйка дома легко поднялась и куда‑то ушла, а мы остались сидеть за столом в обществе недопитого чая и сладостей. Говорить никому не хотелось, а непонятная тоска давила на плечи.

— Вот, — на стол легла пачка раскрашенных, будто детской рукой, толстых листов бумаги. — Есть еще, но чаще всего нарисованное повторяется.

Лан ду Трейн взял один лист, Сейм рем ду Локсар — другой. Посмотрев на них, схватила третий и поняла, что мне на встречу с лекарем нужно срочно.

Разноцветные каракули трудно было назвать рисунками. Здесь преобладали красные, черные и фиолетовые тона.

А сюжеты были достойны изучения палачами, для дальнейшего использования в пыточных.

— Можно мы возьмем несколько с собой? — спросил Сейм, быстро просмотрев всю пачку.

Тереза пожала плечами, как хотите.

Мы поднялись из‑за стола. Было понятно, что ничего толком о похищении она рассказать не сможет, так что причин для того чтобы задерживаться не было.

Сейм осторожно выразил желание встретиться с Брегом, но Тереза в резкой форме отказала. Мы не настаивали, еще предстоит посетить множество пострадавших, может быть, их родственники отнесутся более благосклонно.

— Льерра Тереза, — уже на пороге задал Сейм вопрос, — почему ваши селяне так настороженно отнеслись к нашему появлению?

— Вчера пропала девочка, после того что случилось с моим сыном, все думают что виноваты те же люди.

— А сколько ей лет? — впервые за весь разговор вставил свое слово тренер.

— Не знаю точно, где‑то пять — шесть.

Мы переглянулись. Похоже, у всех троих мысли двигались в одном направлении.

— Скажите, а у нее вторая ипостась не начала просыпаться? — не знаю точно, что подтолкнуло меня задать этот вопрос. Просто чувствовала, что ответ на него очень важен.

Тереза задумалась на несколько мгновений.

— Да, мне кто‑то говорил, что у нее растет изумрудный дракончик. Еще удивлялся столь раннему пробуждению.

— А у вашего сына вторая сущность есть? — кажется, понял направление моих мыслей Лан ду Трейн.

— Да.. нет.. то есть должна была проснуться, вот только после случившегося второй сущности не ощущается больше. — И не дожидаясь нашего нового вопроса, сказала, — должен был появиться воздушный дракон.

Вышла на улицу, чувствуя, как бурлящая во мне сила клубиться не легким игривым ветерком, а разрушающим все на своем пути ураганом.

Какие существа решили, что вправе творить зверства? Рушить жизни? Играть маленькими детьми? Возомнили себя богами?!

Отзываясь на мое состояние, сами собой распахнули крылья. И покрытое свинцовыми тучами небо, приветствуя их появление, начало громко рычать, сообщая всем о приближающейся грозе. Поднялся ветер, порывами то и дело, пригибая кустарники и мелкие деревья к земле.

Хотелось бежать с ним наперегонки, по невидимым другими, стремительным струям воздуха. Крушить, ломать попадающие преграды, вымещать злость на несправедливость окружающего мира.

В какой‑то момент, ветер стал сильнее, а небо разверзлось, проливая на наши головы потоки холодного дождя. То и дело, словно штрихи пьяного художника, тучи прорезали молнии.

Холодные капли, как плети, ударили по моему поднятому к небу лицу и, смешавшись со слезами, спешили скатиться вниз в жадные объятья земли.

— Тише, тише, мы обязательно ее спасем, — меня развернули и прижали к еще не успевшей промокнуть от дождя мужской груди.

— Руки убрал! — раздался грозный рык сзади. — Я тебя предупреждал?!

И меня бережно отняли у ректора, чтобы ласково поглаживая по спине прошептать:

— Найдем, всех на ленточки нашинкуем, — и почему‑то в это обещание поверилось больше, чем в то, что все будет хорошо. Шмыгнула носом и уткнулась в мокрое плечо.

— Если ты успокоилась, складывай свои крылышки и давай займемся делом.

Посмотрела просительно на Лана.

— Можно я полетаю?

— Не получится, тебе придется этому еще учиться. Когда решим все проблемы, научу, — пообещал Сейм.

— Я тебе поучу, — уже беззлобно проворчал в ответ Лан, — я и сам могу научить. Но действительно, этим лучше заняться потом.

Высвободилась из рук демона и укоризненно покачала головой.

— Кажется, кто‑то обещал отпустить, если я найду другого?

— Но я не обещал, не мешать другим, к тебе приближаться, — без тени смущения ответил магистр боевых искусств.

Пока придумывала, чтобы на это ответить, Сейм, засмеявшись, подхватил меня под руку и потащил в одну ему ведомую сторону.

Как оказалось домой к старосте. Здесь мы пробыли минут десять, выясняя подробности произошедших в селе событий.

Как раз за это время дождь закончился, и на улице вновь радостно засияло еще холодное весеннее солнышко.

— Теперь куда? — устало поинтересовалась у спутников. Все эти разговоры вкупе с огромным выбросом сил утомили, и теперь невероятно хотелось спать.

— Я предлагаю наведаться в столицу. У нас есть название таверны, возможно владелиц ее вспомнит что‑то. И там же есть несколько жертв, так что зайдем сразу в несколько мест.

Мое предложение разделиться, чтобы было быстрее, наставники не оценили, сообщив при этом, что облегчать жизнь возможным убийцам или похитителям не собираются. Так что слегка за полдень мы всей компанией завалились в таверну.

Она оказалась средней руки. Не слишком богата, но и не совсем убогая, какими я в тайне представляла, такие места. Добротные выскобленные столы, чистый пол, большие, одетые в недорогие занавески окна. И аромат, разнообразных блюд так и манящих попробовать себя.

— Хочу, есть, — твердо заявила спутникам, садясь за ближайший столик.

— Мы тоже, — проявили единодушие спутники.

Стоило только присесть за стол, как рядом с ним появилась аккуратно одетая девушка в белом переднике. Выслушав наш заказ, она кивнула и убежала выполнять поручение.

— Приятное место, — рассматривая все вокруг, прокомментировала увиденное.

— Не удивительно, что здесь любят устраивать попойки дети министров, — согласился со мной Лан.

— Скажите, милая льерра, — обратился к подавальшице Сейм, — эта таверна давно здесь открылась?

— Без малого тысячу лет назад. Еще мой дед купил у императора патент на открытие Белоногой курицы, — с нескрываемой гордостью ответила девушка.

— Тогда получается, и вы здесь помогаете давно? — вступил в допрос невинной жертвы Лан ду Трейн.

Она хлопнула глазками и неожиданно низко наклонилась, выставляя перед ним заказанный к мясу соус. Так чтобы тренер мог во всей красе полюбоваться глубоким декольте.

Он и оценил показанное, что уж там говорить, даже я смогла все рассмотреть в подробностях!

— Лет двести точно, — проворковала подавальщица, вновь разгибаясь. — А вас интересует, что‑то конкретное?

И так была сказана эта фраза, что даже глухому стала бы понятна вся ее двусмысленность.

Почувствовала, как ветер, словно послушный щенок носом, ткнулся мне в руку.

— Какая проницательность, — восхитился куратор, кинув на меня хитрый взгляд. — Нас действительно интересует кое‑что. Помните случай, когда один из ваших посетителей устроил скандал, а потом пропал по дороге домой?

— Помню, — девушка обиженно надула губки. Похоже, в ее понимании мужчины должны интересоваться только одним. И это совсем не прошлые посетители. — А вам зачем? Столько лет прошло.

— Нас наняла его матушка, чтобы провести свое расследование. Вы, должно быть, слышали, какое несчастье случилось?

50
{"b":"234065","o":1}