ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

5

ЧАСТНОЕ ОХРАННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «НИКИТА»

приглашает на работу женщин до 35 лет

В газетах «Милицейский вестник», «Работа для Вас» и «Ищу работу» мы поместили объявление:

ЧАСТНОЕ ОХРАННОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ «НИКИТА»

приглашает на работу женщин до 35 лет,

имеющих опыт работы в правоохранительных органах;

владеющих техникой восточных единоборств;

з/п от 1000 евро.

Мы напечатали сто листовок с тем же текстом и фотографией симпатичной брюнетки с большим пистолетом.

Ромин водитель наклеил их во всех спортивных клубах, адреса которых мы смогли раздобыть.

Мы оставили Машкин телефон в качестве контактного.

Никто не звонил.

Мы добавили в объявление фразу: «или женщин, желающих овладеть профессией». Через три дня звонков было столько, что Машка установила для себя рабочий день до 20.00. Потом отключала телефон.

Мы поняли, что осуществление нашей идеи возможно, и стали искать офис. Надо было приглашать девушек на собеседование.

— Сколько вам лет? — Вы хотите работать в личной охране? — Вы занимались какими-то видами спорта? — Назовите имя и контактный телефон. — Вы все узнаете на собеседовании. — Мы с вами свяжемся в течение недели. Готовьте две фотографии 3х4.

— Алле. Да. Сколько вам лет? Вы хотите работать…

— Может, пусть она отсядет? — предложила Анжела.

Мы обедали в «Vogue-кафе».

Маша сделала обиженные глаза.

— Мы все вам расскажем на собеседовании…

— Да ладно, — я засмеялась, — пустых столов нет.

У Анжелы тоже зазвонил мобильный.

— Пап… ну, мне же завтра на работу… ну, я с девочками ужинаю… давай завтра я приеду…

— Чего у тебя случилось? — спросила я.

— Да… папа уже достал. Надо вправду замуж скорее выходить. Хотя наверняка муж будет еще хуже, чем папа.

Подошел официант. Мы заказали суши.

— Вы занимались какими-нибудь видами спорта?

— Маш, суши?

Машка кивнула, записывая в блокнот очередной телефон.

— А на какую работу ты завтра выходишь? — удивилась я.

Анжелу можно было представить работающей только на подиуме. И то если подиум — ее собственность.

— А… — Анжела набросала лед в бокал с белым вином до самого края, — в одну нефтяную компанию. У них офис в Смоленском пассаже. Так что теперь обедать будем там.

— Здорово. А чего ты будешь делать?

— Европейскими контактами заниматься. У меня же два языка.

Я посмотрела на Анжелу с уважением. Не из-за двух языков — раз та жила за границей, — а из-за ее спокойной уверенности в том, что она может заниматься «европейскими контактами».

— Какая зарплата?

Анжела беспечно пожала плечами:

— Пока никакая. Это же папины друзья. За то, что они меня взяли, мы им компьютер новый купили в офис.

— Почему вы хотите работать в личной охране?

Принесли суши. Как только Машка открывала рот, чтобы положить туда ролл с угрем, звонил телефон.

— Ешь. — Я забрала у нее трубку. — Алле.

Высокий женский голос.

— Это по поводу объявления.

— Да. Сколько вам лет?

— Двадцать шесть…

Она ответила не очень уверенно. Может, на самом деле ей 36?

— Вы хотите работать в личной охране? — Я подражала Машкиным деловым интонациям.

— Ну… не знаю… я думала, вы расскажете, что это…

— Вы занимались какими-нибудь видами спорта?

— Да, я мастер спорта по плаванию.

— Назовите имя и контактный телефон.

— Но я хотела сначала узнать, что это за работа…

— Мы все вам расскажем на собеседовании. Там и решите.

Я записала ее имя.

— Ты не сказала про фотографии, — упрекнула Машка.

— Забыла. Она мастер спорта по плаванию.

— Ну, балерины не звонят. Алле. Сколько вам лет?…

Анжела закатила глаза.

— С вами так весело стало. Ужас.

— Бизнес. — Я иронично развела руками.

Главное — сделать это модным. Чтобы появиться где-нибудь с женщиной-охранницей стало престижно. Чтобы наши девочки стали показателем благосостояния. Их надо хорошо подготовить — чтобы через месяц после того как их возьмут «для экзотики», девчонок не выгоняли.

Чтобы в них действительно обнаружилась потребность. Они должны уметь приглядывать за безопасностью клиента, водить машину, чтобы при необходимости заменить водителя, хорошо готовить, чтобы заменить домработницу утром того дня, когда та не вышла на работу, со вкусом одеваться — чтобы быть для своего клиента немного стилистом, и не быть дурой, чтобы его не раздражать.

Это — наша бизнес-концепция.

— Алле. Нет, мужчины нам не нужны.

Мы собирались набрать группу. Человек восемь. Отлично их подготовить. Сделать из них суперменок. Провести небольшую рекламную кампанию — несколько интервью. И продать их. Тысяч по пять в месяц. Минус одежда, стилист, обучение.

Прибыль с восьми девушек — 32 000 в месяц.

Сколько на это потребуется денег, мы пока не знали. Хотя допускали, что первую группу можно будет продать и дешевле. По три с половиной или четыре тысячи в месяц.

Мы выяснили, что однажды женщина была хозяйкой ЧОПа. Но никакой специальной программы по женской личке у нее не было.

Личка — это первое профессиональное слово, которое мы освоили.

***

Мы ехали с мужем к Артему.

— Давай ему робота купим? — предложила я холодно.

Никогда и ни с кем я таким голосом не разговаривала. Только с мужем.

— Давай. — Он равнодушно смотрел в окно.

Уверена, у него тоже выработались специальные привычки для меня.

— В центр «Винни»? — спросил водитель.

— А поближе ничего нет? — недовольно поинтересовался Рома.

— Ничего. — Еще неизвестно, кто из нас больше недоволен.

Я ласково обняла Артема. В больничной палате он казался маленьким и беззащитным.

— Пап, поехали в ресторан. Я хочу есть. Мне здесь надоело. Никто и не заметит.

Рома опешил.

— Одевайся, — кивнула я.

И вспомнила, как февральской ночью, в больничном халате, беременная Артемом, я бежала из больницы. Рома подогнал машину. Несколько метров я прошла в тапочках. Снег падал крупными хлопьями. Фонари слегка раскачивались от ветра. Я чувствовала себя узницей замка Иф.

Сокровищем острова Монте-Кристо был Рома.

13
{"b":"23407","o":1}