ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

16

Влюблялся же кто-то в Анжелу. Просто так, в каком-то ресторане, за обычным ужином…

А сколько ей таких ужинов пришлось съесть для того, чтобы в итоге встретить Дениса…

Я приехала на дачу.

Слава сказала, что ко мне несколько раз заходила соседка. Моей соседке (через два дома) было лет шестьдесят. Но она почему-то очень хотела со мной дружить. Она приглашала меня к себе на завтраки и передавала для Артема то книги, то игрушки.

В последнее время меня пугают старухи. Они ведут себя так, как будто с ними ничего не произошло. Как будто нет этих морщин вокруг глаз, как будто щеки не висят на скулах, как белье на веревке, как будто их попы не похожи на лопнувший воздушный шарик, — словом, будто с ними не случилась эта ужасная вещь под названием «климакс».

Кстати, в нашей семье он традиционно ранний. Надо ходить в спортзал. Говорят, помогает.

Врут, наверное.

Я решила, что соседка узнала о том, что мы временно не живем с Ромой, и решила поучить меня жизни.

Я попросила Славу не звать меня к телефону.

Я не видела ничего плохого в том, что мы с мужем немного отдохнем друг от друга. Наберемся новых впечатлений. Отсутствие которых является, на мой взгляд, основным минусом семейной жизни.

А через какое-то время наверняка случится чудо, и мы соскучимся друг по другу. Или просто поймем, что лучше никого не найти.

Рома осознает, что он мог потерять, и будет снова носить меня на руках.

Ведь не только Горе хочется, чтобы ее носили на руках. И не только через лужи.

***

Приехала Анжела. С Денисом и коко-джанго.

Мозг под кокаином — как обезумевшая слот-машина, где все комбинации выпадают одновременно, но при этом каждая умудряется существовать сама по себе. Я сделала дорожку, и у меня тут же образовался такой комплекс вины перед самой собой, словно я наелась жареной картошки после хорошей тренировки в тренажерном зале.

Анжела явно была влюблена. Она смотрела на Дениса так, словно вся превратилась в огромные восхищенные глаза. И в этих глазах не было вечно недовольного папы, сверкающей юбки от Luca Luca, счета из SPA на Третьяковке, неудачно выщипанных бровей — был только он. Лениво развалившийся в кресле, озвучивающий шутки, проверенные не на одной сотне девушек. А она хохотала, широко раскрыв рот и зная, что эта ее манера смеяться нравилась не одному десятку мужчин.

Так и начался их роман.

Они очень подходили друг другу. Они оба долго спали, поздно вставали. Им обоим никуда не надо было спешить с утра (Анжелина карьера закончилась, не успев толком начаться. Однажды она исполнила свою угрозу и не вышла на работу). Днем они выезжали в город, где Денис беззаботно тратил заработанные за свою спортивную карьеру деньги в ресторанах, на теннисных кортах, в спортивных клубах, а Анжела не менее легко сокращала баланс на счетах своего папы в салонах красоты, в основном на Третьяковке. 

В SPA. 

Вечером они встречались в ресторанах.

По меню они заказывали одинаковые низкокалорийные салатики или рыбу на пару, ели, курили кальян, пили красное вино. Иногда они пили белое вино, реже — виски. И у него всегда был с собой кокс. Они буквально были созданы друг для друга.

Они филигранно выстраивали отношения: Анжела мастерски вела себя так, что ему никогда не было скучно, а он — чтобы она всегда чувствовала себя женщиной. То есть она иногда по полдня не отвечала на звонки, а он всегда замечал, во что она одета. На них приятно было смотреть со стороны. Хотелось тоже влюбиться. Хотелось ходить с блестящими, как у Анжелы, глазами и не замечать ничего вокруг. Хотелось многозначительно улыбаться, когда кто-то спрашивает: «Как дела?» И с сочувствием относиться к тем, кто улыбается по-другому. Глядя на Анжелу, хотелось тоже прикоснуться к прекрасному, стать членом некоего клуба «посвященных».

Я стала с интересом смотреть по сторонам.

С удивлением обнаружила, как много симпатичных мужчин вокруг. Странно, раньше мне казалось, что кругом одни уроды.

Я строила глазки и с замиранием сердца искала заинтересованные лица. Влюбился же кто-то в Анжелу. Просто так, в каком-то ресторане, за обычным ужином… А сколько ей таких ужинов пришлось съесть для того, чтобы в итоге встретить Дениса?

Про Рому я не думала. Мысль влюбиться в собственного мужа показалась бы мне слабостью. Хотя ему было бы полезно поревновать.

Думает, что он один такой на свете… Посмотрим.

Еще на коленях приползет…

Я не испытывала никакого зла по отношению к Роме. Просто я не люблю, когда меня воспитывают. Я и замуж так рано вышла, может быть, для того, чтобы сбежать от опеки. Но не только из-за этого. Рома был идеальным мужчиной.

И кстати, никогда меня не воспитывал. Значит, я так думаю, любил. И с чего это пришло ему в голову сейчас, я не понимала.

Я в очередной раз пыталась заснуть. Валидол под языком не помогал.

Мысли кружились, как сломанная карусель.

По кругу.

Рома отбил меня у своего друга.

Они начали одновременно ухаживать за мной.

Целые дни мы проводили втроем.

Я искусно лавировала между обоими, поочередно распределяя свое внимание. Как милость.

Здоровый дух соперничества придавал их ухаживаниям остроту и особый смысл. Каждый из них пытался доказать, что он — лучший, — не только мне, но и своему другу.

Они бешено ревновали меня и ревниво следили за успехами друг друга.

В определенный момент мне стало казаться, что я люблю их обоих. Я даже очень серьезно стала представлять себе уютные сцены нашей совместной семейной жизни. Втроем. Жила же Гала одновременно с Сальвадором Дали и с Элюаром. Чем я не Гала?

Но через какое-то время я поняла, что Рома все-таки не Сальвадор Дали. И, как человек далекий от искусства, на такие отношения никогда в жизни не согласится.

Рома мне нравился все-таки больше, чем его друг. Но его друг так любил меня!

Я сама сообщила Роме о том, что в ту ночь осталась у его друга. С замиранием сердца и с азартом человека, прыгающего с тарзанки: страшно, но наверняка все будет хорошо. Потому что все просчитано: длина резинки, вес прыгуна, высота обрыва…

Я все рассчитала правильно. Рома, как более сильный, быстренько отбил меня у своего друга. Правда, дружить они перестали. Я даже переживала из-за этого какое-то время. Зато Рома ценил меня. Люди всегда ценят только то, что дается им с трудом. Но то время, когда они ухаживали за мной вдвоем, я вспоминаю до сих пор. С улыбкой.

43
{"b":"23407","o":1}