ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наконец, приключения елки закончились, и она заняла свое место посреди комнаты, источая приятный аромат хвои. Она была поистине сказочной, и Софи поймала себя на мысли, что раньше видела подобные елки только в новогодних фильмах. Небо за окном уже посветлело, и морозные узоры на стеклах стали отчетливо видны. Огромные хлопья снега медленно кружились в воздухе, плавно укрывая землю пушистым одеялом. Казалось, чем больше Акрополь утопает в сугробах, тем больше горожане проникаются праздничным настроением.

Софи сидела на диване рядом с Орфеем, который, опустив голову подруге на колени, надеялся вздремнуть. Патрик и Блейк решили попробовать себя на кухне, колдуя над завтраком вместе и Ивой и Джейн. Захария сидел на полу перед елкой, разбирая ящики с украшениями и думая, что повесить на деревцо в первую очередь.

Охотница расслабленно оперлась на спинку дивана, и в который раз принялась изучать профиль ловца. Тонкие аристократические черты придавали ему более юный вид, а пепельно-русые волосы с фирменной укладкой «не помню, когда в последний раз видел расческу, так что обхожусь ладонью» отливали металлическим блеском.

Покрутив в руках серебристый шар, ловец ухмыльнулся и произнес драматическим тоном, достойным театральных подмостков:

– Софи, если не прекратишь на меня так зачарованно пялиться, то я могу посчитать себя слишком красивым для этого бренного мира.

Ответом ему было фырканье Орфея, прозвучавшее скорее как хрюканье маленького поросенка. Повернув голову, Зак вопросительно поднял бровь.

– Я думал, ты спишь.

– И как ты это рассмотрел с высоты птичьего полета? Ведь именно где-то там витает твое самомнение… – Охотник одарил ловца милейшей улыбкой.

Зак просидел около минуты в тишине, переваривая ответ Орфея.

– Ну что же, один-один, – наконец, хмыкнул он и принялся дальше копошиться в коробках.

– Что это было? – Шепотом спросила Софи, наклоняясь к охотнику.

– Ох, Бенсон, это тайна, покрытая мраком и многовековыми проклятиями… Эй-ей-ей! – Прошипел он и вцепился в руку Софи, которая уже выкручивала его ухо.

– Рассказывай.

– Не-а. Первое правило клуба: никому не рассказывай о клубе! Ты смотрела этот фильм со мной, так что знаешь это. И я заберу эту тайну в могилу, – он аккуратно пошевелился, пытаясь высвободиться и в то же время не привлекать внимание Захарии.

– С могилой я очень даже могу тебе подсобить. – Заверила Софи, виртуозно выкручивая покрасневшее ухо. – Ну что, ты еще не передумал?

– Ни за что! Тем более, у вас девчонок, свих секретов навалом, – Орфей изогнулся, пытаясь спастись.

Охотница на миг растерялась, но вовремя опомнилась и не позволила другу обрести желанную свободу.

– Какие еще секреты?

– Проклятие, женщина! – Яростно прошептал он. – Я давно уже вас раскусил!

Софи весьма удивилась, и ей понадобилось несколько секунд, прежде чем выдавить из себя вопрос:

– Ты чего несешь, Фея?!

– Я все знаю! Вы, девушки, когда собираетесь без нас, то устраиваете себе эти ваши вечеринки. Надеваете коротенькие пижамки, выпиваете, пляшете, а потом устраиваете бои подушками...

– Мы такого не де...

– Только попробуй закончить это предложение! – Выдохнул Орфей, предостерегающе подняв указательный палец прямо перед носом Софи.

Девушка нахмурилась и уже собиралась с новой силой приняться за несчастное ухо. Спасло охотника лишь то, что его внезапно позвала Ива и парень, поспешно отвоевав столь важную часть тела, смылся на кухню.

Проводив его тяжелым взглядом, Софи встала с дивана и подошла к Захарии. Стараясь не мешать ему копошиться в коробках, она села позади ловца и крепко обняла его, уткнувшись носом ему в спину. Такой привычный запах, навевающий ассоциации с летним днем и палящим солнцем, медленно окутал ее, даря тепло и уют.

– Ты хочешь что-то мне сказать? – Шепотом спросил Захария.

– Может быть, – согласилась охотница, думая с чего б начать. После того, что сказал Орфей, она отчаянно нуждалась в разговоре с ловцом. – А откуда ты знаешь?

Ловец улыбнулся и сжал в руках ее ладони.

– Ты всегда так делаешь, когда собираешься мне что-то сказать... Так в чем дело, Софи? Тебе не нравиться? – Он кивнул на елку, что возвышалась над ними, словно неприступная гора.

– Нет, что ты… Очень даже наоборот, – девушка прикрыла глаза и, придвинувшись еще ближе, опустила голову на его плечо. – Понимаешь… Когда я училась в Лиге, то за все годы лишь раз провела новогодние каникулы дома. Сложно объяснить, но дом Томаса и Агаты не был моим домом… Мне не хотелось туда возвращаться. Даже в общежитии Лиги мне было комфортней. Поэтому на праздники я всегда оставалась там и проводила все время в тренировочных залах, не позволяя себе раскиснуть. Конечно, все это продолжалось до поры до времени, пока о моих внеурочных тренировках не разнюхали Патрик с Гарри, но все же…

– Я знаю, Патрик рассказывал, – ловец склонил голову набок и прислонился к ее щеке. – Но теперь ведь у тебя есть настоящий дом.

– Да, есть, – Согласилась Софи. – И это ты.

* * *

Автомобиль мягко катился по заснеженным улицам Акрополя в сторону здания Министерства. Огромные пушистые снежинки весело кружили в ярком свете рекламных мониторов, укрывая землю белоснежным одеялом. С каждым часом город все больше погружался в снежную пучину. Деревья вдоль дороги, были украшены мерцающими гирляндами, на дверях разнообразных магазинчиков и кафешек висели праздничные еловые веночки, что вместе создавало непревзойденную сказочную атмосферу.

Прислонившись лбом к холодному стеклу, Софи отстраненно рассматривала проплывающие мимо дома и светофоры. Когда машина притормозила на перекрестке, девушка рассмотрела группу колядников. Ребята устроили спектакль на площади Западного бульвара и развлекали прохожих праздничными песнями и танцами. Вокруг разодетых артистов крутились дети, беззаботно играющие в снежки и лепящие снеговиков. Охотница улыбнулась, понаблюдав за веселой малышней и расслабленными взрослыми, что наслаждались новогодними песнопениями.

Открытие Сумеречных Врат повлекло за собой немалые разрушения в Акрополе, ведь вырвавшиеся наружу демоны без устали крушили все на своем пути. С тех пор прошло чуть больше года, и город медленно, но уверенно возвращался к привычному ритму жизни, стараясь забыть произошедшее, как страшный сон. Разрушенные здания быстро отстроили, улицы очистили от всей скверны, что притащили с собой адские отродья, и теперь больше ничего в облике города не напоминало о тех ужасных событиях. Времени хватило и для того, чтоб акропольцы залечили душевные и физические раны. К работе над восстановлением города власти привлекли всех жителей, и совместный труд на общее благо сплотил горожан и позволил им быстрее прийти в себя. К тому же, они существенно изменили свое отношение к Лиге охотников за головами. Никто, конечно, не спешил заводить с головорезами близкую дружбу (а вот это прозвище, похоже, не искоренить никакими событиями), но и не шарахались от них, словно от прокаженных любителей надрать морду кому попало. Лишь столкнувшись лицом к лицу с истинным злом, люди научились ценить тех, кто ежедневно защищает их от него, порой ценой собственной жизни. Это все было невероятным шагом вперед для Лиги, ведь ее представители веками не могли добиться более уважительного отношения.

Наконец, министерский автомобиль притормозил и медленно припарковался перед огромным старинным зданием. Софи одернула подол платья, поправила воротник пальто и с легким сожалением покинула теплый салон, ступив на аккуратную расчищенную дорожку.

Величественное здание Министерства поражало своими размерами и пафосом. Построенное около ста лет назад, оно совмещало в себе лучшие черты, присущие стилю боз-ар и неоготики. Высокие стены были украшены замысловатыми барельефами, в изящных нишах располагались скульптуры государственных деятелей прошлого, а витражи в огромных арочных окнах изображали различные исторические события. Софи подняла голову вверх и принялась изучать верхушку сей архитектурной достопримечательности, увенчанную огромным куполом, по обе стороны которого тянулись массивные флигели, поддерживаемые аркбутанами с тянущимися к небу шпилями.

4
{"b":"234073","o":1}