ЛитМир - Электронная Библиотека

Ваня глядит им вслед и радуется. Ему нравится, что отец его и дед — оба очень высокие, наверное самые высокие в толпе, шагающей по мосту.

Вот мама, папа и дедушка спускаются с моста и исчезают. Ваня, вздохнув, идёт к бабушке в кухню.

Посуда уже вымыта. Она стоит на столе, ждёт Ваню. Ваня берёт кухонное полотенце и, глядя в окно, принимается вытирать посуду.

Стало совсем уже светло.

В окно кухни Ваня видит настоящую реку. Она еще не спряталась подо льдом, блестит, чёрная, как чернила, в покрытых снегом берегах. И мост, который висит над этой рекой, — другой, не для пешеходов, а для поездов. Этот длинный-длинный мост редко когда отдыхает. Вон товарный паровоз-силач тянет тяжёлые товарные вагоны. Вон мчится ему навстречу скорый поезд, и паровоз весело кричит на всём лету, будто хочет, чтобы все полюбовались, какой он молодец.

И не успел Ваня перетереть посуду, как увидел на мосту четыре новеньких, сияющих свежей краской паровоза, сцепленных вместе.

— Смотри, бабушка! — сказал Ваня. — Это наши паровозы?

Ваня знал и сам, что это за паровозы. Он спросил бабушку об этом, просто чтобы поговорить о заводе лишний раз.

Бабушка вытерла руки полотенцем, подошла к внуку и взглянула в окно.

— А то чьи же? — сказала она. — Конечно, наши паровозы. Вон как они блестят! Новенькие, молоденькие, только сегодня на свет родились.

— Куда же они бегут?

— Бегут своим ходом, к заказчику в дальние края. Небось, ждут их там не дождутся.

Наш завод - i_003.jpg

Пока шёл этот разговор, паровозы успели перебежать через мост и скрылись за ёлками, которые росли по ту сторону реки, вдоль железной дороги. А навстречу новеньким паровозам выбежал из-за ёлок другой. У этого одни только колёса были покрашены в красный цвет. А сам он не был ещё покрашен и казался издали некрытым ржавчиной. И когда паровоз выбежал на мост, то можно было разглядеть, что на нём написаны мелом какие-то буквы и цифры. Но этот не готовый ещё паровоз бежал и гудел, как настоящий: и дым валил из его трубы и пар выбивался из-под колёс.

— Бабушка, а это обкатка? — спросил Ваня.

— Обкатка, — ответила бабушка. — Проверяют паровоз на бегу, обкатывают. Приглядываются к нему, прислушиваются, как стучит, как гудит, как пар пускает, хорошо ли работает.

— А потом?

— А потом на заводе остудят его, покрасят, смажут, да и на выпуск.

— К заказчику?

— К заказчику.

— А кто заказчики?

— «Кто, кто»! Все советские железные дороги. Везде наши паровозы нужны, на каждой станции требуются.

Бабушка стала собирать посуду.

— Бабушка, а дальше? — спросил Ваня.

— Что дальше?

— Дальше рассказывай про паровозы и завод.

Бабушка засмеялась:

— Каждый день рассказываю про завод и паровозы, а тебе всё мало?

— Мало! Бабушка, рассказывай ещё!

Но бабушка взглянула на часы и отказалась рассказывать.

— Идём в магазин, — сказала она. — А потом я тебя провожу в детский сад.

— А по дороге поговорим?

— Поговорим, — пообещала бабушка.

Наш завод - i_004.jpg

Волшебный магазин

Наш завод - i_005.jpg
1

В первом этаже того дома, где жили Соколовы, помещался магазин номер один, все покупатели которого тоже работали на заводе. Для них магазин и был построен.

В этом огромном магазине было много разных отделов. Одни отделы Ване нравились. Например, кондитерский, или фруктовый, или рыбный. Рыбный ему нравился даже больше всех. Там за толстыми стёклами среди длинных стеблей водяной травы плавали живые рыбы. А другие отделы Ваня не любил. Например, бакалейный. Там на прилавке стояли в ряд мешочки с мукой, крупой, макаронами, а на полках — круглые коробочки с кофе; не на что было смотреть. Не любил он и мясной отдел. Там тоже ничего интересного не попадалось — только сырое мясо.

На этот раз бабушка, как нарочно, пошла сначала в мясной отдел, а потом в бакалейный. Конечно, можно было бы уйти к рыбам, но бабушка попросила Ваню держать сумку с покупками. А он уж если брался помогать, то помогал честно. Такой у них с бабушкой был уговор.

Ваня совсем было заскучал, глядя на серые мешочки, выстроившиеся вдоль прилавка, но тут, на счастье, вышел из своей комнаты его друг — Никита Васильевич Лаптев, заведующий магазином.

Он поздоровался с бабушкой и подмигнул Ване.

— Соскучился, Иван Сергеевич? — спросил он. — Совсем засох?

— Совсем, Никита Васильевич! — ответил Ваня.

— Ну, в таком случае, пойдём пройдёмся по магазину… Вы уж отпустите нас, Елена Игнатьевна!

Бабушка отпустила Ваню, и он отправился со своим другом по всему магазину.

2

Когда-то Никита Васильевич тоже строил паровозы и очень подружился на этой работе с Ваниным дедушкой. Но на войне Никите Васильевичу повредило руку, и теперь он уже не мог работать на заводе. Ему поручили заведовать магазином номер один.

Сначала Никита Васильевич тосковал на новом месте: всё никак не мог забыть прежнюю свою работу. Он приходил к Соколовым, жаловался Ваниному дедушке, а Ваня сидел возле и слушал.

— Ты пойми! — уговаривал Никиту Васильевича дедушка. — Пойми, что магазин построен для завода. Значит, ты всё равно от завода не отошёл и для завода работаешь.

Никита Васильевич кивал головой, соглашался, но потом начинал вспоминать свой станок, расспрашивал о заводских новостях и вздыхал. И сразу делалось понятно, что ему очень трудно без любимого дела.

— Сочувствуете вы мне, Иваны Сергеевичи? — спрашивал он.

А дедушка и внук отвечали хором:

— Сочувствуем!

Но вот постепенно Никита Васильевич стал веселеть. Он попрежнему приходил к Соколовым, но уже не жаловался на свою жизнь, не вспоминал о том, что было, а всё рассказывал о том, что будет, какие порядки заведёт он в своём магазине номер один. И, рассказав, что он собирается там устроить, Никита Васильевич спрашивал:

— Сочувствуете вы мне, Иваны Сергеевичи? А дедушка и внук отвечали хором:

— Сочувствуем!

И что Никита Васильевич задумал, то и сделал. Построил он, например, огромный стеклянный аквариум, в котором плавали большие рыбы. Всякий, кто хотел, мог купить в магазине номер один живую рыбу. А кто не хотел — мог стоять и смотреть на живых рыб сколько вздумается.

Наш завод - i_006.jpg

Все дети города увидели перед прошлым Новым годом настоящее чудо. В окне магазина номер один появился дед Мороз с мешком, полным яблок, мандаринов, конфет. Он стоял за огромным окном и шевелился, как живой. Дед то открывал мешок и кивал головой — и тогда глаза его загорались красным светом, то закрывал мешок и указывал на ёлку — и тогда глаза его загорались зелёным светом. И все дети города знали, что построил этого удивительного деда Никита Васильевич вместе со своими заводскими друзьями — механиками и электромонтёрами.

И не только дети, но и взрослые были очень довольны Никитой Васильевичем. Бабушка, например, говорила о нём:

«Ну и молодец Никита Васильевич! К нему за чем придёшь — то и найдёшь. Вот уж действительно замечательный магазин!»

И Ване приятно было думать, что в первом этаже того дома, где они живут, помещается волшебный магазин номер один.

3

Никита Васильевич и Ваня вошли во фруктовый отдел.

До Нового года было ещё далеко, но Ване вдруг показалось, что праздник уже приехал в магазин и спрятался где-то совсем близко. Он оглянулся, будто хотел отыскать его глазами, а Никита Васильевич засмеялся и спросил:

— Что, брат, ёлку вспомнил, а?

— Да, — ответил Ваня.

— Это первые мандарины прибыли к нам с Чёрного моря. Вон они, гляди!

Ваня встал на цыпочки и увидел на выставке за прилавком среди яблок и винограда мандарины, точно такие, как те, что висели у них на ёлке в прошлом году.

2
{"b":"234077","o":1}