ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Императрица пыталась по мере возможности ликвидировать несправедливость, совершенную по отношению к сыну Петра Алексею. Она благосклонно принимала у себя детей Алексея, Петра и Наталью, и была к ним предупредительна и внимательна. Возможно, причиной провозглашения маленького Петра Алексеевича своим преемником было определенное сочувствие к мальчику, которым до сих пор пренебрегали. Это был бы человеческий жест. Жест, который был бы равен историческому памятнику. Возможно! Но в любом случае единственное в своем роде особое положение Екатерины среди цариц и императриц Российского государства остается неоспоримым: своим взлетом она была обязана не непрерывности процесса эмансипации женской части русской аристократии, а эгоизму Петра I. С другой стороны, специфические требования, которые ставило перед российскими аристократками XVIII столетие с его просветительскими идеями, не были при Екатерине I ни четко сформулированы, ни ярко выражены. У нее самой отсутствовали внутренние мотивы к занятиям искусством, литературой, а ее частная благотворительность замыкалась в рамках безусловно необходимого. Нельзя считать причиной этого дефицита только ее низкое происхождение. Он был результатом изолированного и зависимого особого положения Екатерины. В заключение еще одна особая отличительная черта: регентша Софья в 1682 году завоевала власть с помощью восставших стрелецких полков. В восхождении на престол Екатерины в 1725 году решающую роль сыграло участие гвардии. Единственные до этих пор властительницы обязаны своим положением военным.

Во времена Екатерины аристократке уже нельзя было запретить участие в открытой жизни общества. В официальной же политике она по-прежнему была безвластна. Если женщина хотела стоять во главе государства, требовались особо благоприятные условия, исключительные индивидуальные способности и открытое насилие. В этом отношении в «век женщин» ничего не изменилось – пока в XIX веке, будучи ниже самодержца, они не были подключены к выполнению специфических властно-политических задач.

Глава 7 Анна I Ивановна и немецкое засилье

Анна Ивановна (28 января 1693 года-17 октября 1740 года), супруга герцога Курляндского Фридриха Вильгельма, с 31 октября 1710 года (до января 1711 года) императрица Российская (1730-1740 годы).

Указ Петра I о престолонаследии им самим выполнен не был. После его смерти к власти пришла придворная клика его любимцев во главе с Меншиковым и Екатериной I. Екатерина I после краткого правления по советам Меншикова сохранила верность закону и выдвинула на престол Петра Алексеевича. Петр II, умерший в 1730 году в возрасте 15 лет, не оставил наследника и не назначил преемника. Вновь принцип Петра I о порядке наследования оказался недейственным. Привезенные Петром I в страну иностранцы, чей профессиональный совет порой сильно превосходил их человеческие качества, постепенно установили при дворе диктатуру, которая вызывала гнев и враждебность большинства русской аристократии, а также народа. Несмотря на усилия Петра II ограничить власть немецких и русских выскочек, они сплотились и надеялись, что благодаря избранию Анны Ивановны смогут утвердить и расширить свою власть.

Анна Ивановна родилась в тот момент, когда Петр I уже давно выиграл борьбу за власть в России. Формально до 1696 года он правил вместе с отцом Анны Иваном V. Девочка не имела особого образования, в 1710 году ее выдали замуж за влиятельного герцога Курляндского. Анна была лишь картой в династической игре, которую совместно разыгрывали Петр I и вдова Ивана V Прасковья Федоровна в интересах дома Романовых и за счет которой через соответствующие браки они хотели укрепить репутацию на европейской арене. Кроме того, Курляндию следовало теснее связать с Россией.

Анна Ивановна попала на русский императорский трон в результате дворцовых интриг. Последний прямой потомок Романовых мужского пола на царском троне остался без прямого наследника. Верховный тайный совет решал все важные внутренние и внешние вопросы империи. Правда, до 1730 года Верховный тайный совет не ставил самодержавие под вопрос. После смерти Петра II и в ходе поисков нового императора могущественные сановники хотели укрепить свое влияние. Они выбрали Анну, герцогиню Курляндскую, потому что они – Долгорукие и Голицыны – считали герцогиню марионеткой, которой они могли бы управлять по собственному усмотрению. Это оказалось роковым заблуждением.

Супруг Анны, герцог Фридрих Вильгельм Курляндский, умер в 1711 году. С тех пор вдова герцога жила в своей курляндской резиденции в Митаве. Она не строила больших иллюзий относительно того, что дочь Ивана V когда-нибудь вновь доберется до Петербурга. Но здесь до нее дошло предложение Верховного тайного совета стать преемницей Петра II на русском престоле. И хотя согласно праву, закону и традиции родные дочери Петра Великого и Екатерины I стояли ближе к трону, совет решил иначе. Он хотел воспрепятствовать тому, чтобы двор вновь наводнили фавориты Петра Великого, и стремился к тому, чтобы, как сформулировал князь Дмитрий Голицын, «увеличить собственную свободу».

Совет представил Анне условия договора[14] для наследования престола, которые были равноценны отказу от самодержавия и передавали власть совету. Без консультаций с другими сановниками Верховный тайный совет хотел обязать Анну не выходить вновь замуж и не выдвигать наследника престола. Она как императрица не могла принимать самостоятельных решений без согласия Верховного тайного совета. Совет же должен был сам выбирать своих членов и назначать важнейших чиновников. Наконец, главное командование войском и гвардией принадлежало не императрице, а точно так же Верховному тайному совету. Царица же могла, вопреки всем традициям и принципам самодержавия, лишь представлять империю. Эта попытка олигархической диктатуры настолько противоречила всем властно-политическим установлениям и опыту Российской империи, что должна была потерпеть неудачу в случае с женщиной из правящего дома Романовых.

К удивлению членов совета, Анна без возражения приняла унизительные условия. Она подписала «Кондиции» и незамедлительно выехала из Митавы в Москву. Только после принятия Анной положительного решения члены совета в основных чертах информировали Сенат, дворянство и духовенство о содержании «Кондиций». Точный текст самих условий не был обнародован. Совет лишь сообщил, что хотел возвести на престол Анну, герцогиню Курляндскую, – и все согласились. Эти действия вызвали у аристократии недоверие. Двор Петра II требовал, чтобы часть дворянства, гвардейских полков и чиновничества постоянно находилась в Москве. О «Кондициях» ходили слухи, и усилилось подозрение, что семьи князей Голицыных и Долгоруких хотят использовать возведение Анны на трон в своих собственных целях. Когда стало известно, что Анна поставила подпись под тем, что хочет отказаться от самодержавной власти и готова править вместе с Верховным тайным советом, в Москве образовалось множество оппозиционных дворянских группировок, которые совместно выступали против совета, но которые, однако, преследовали различные цели: в совет поступали многочисленные петиции, которые исчезали или оставались без реакции.

25 января 1730 года Анна I Ивановна взошла на русский престол. Соперничающие дворянские партии проинформировали новую императрицу о недовольстве советом. Анна сплотила интересы различных групп аристократии и использовала их против Верховного тайного совета. Подняло свой голос и мелкопоместное дворянство: Анна должна была восстановить самодержавие, упразднить Верховный тайный совет и вернуть Сенату его прежние права. Разумеется, Анна выполнила пожелания. К ужасу Верховного тайного совета, она разорвала условия и объявила их недействительными. Анна Ивановна отважилась на этот отнюдь не лишенный риска шаг, потому что против злоупотребления властью Верховным тайным советом восстали широкие круги дворянства. Анна – дочь не способного к правлению царя Ивана V – стала первой самодержавной правительницей на российском императорском троне. Екатерина I на самом деле не могла использовать этот титул. Но и в случае Анны ограничительные суждения нередки.

вернуться

14

«Кондиции». – Прим. ред.

32
{"b":"234083","o":1}