ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В марте 1918 года в Тобольске объявился уполномоченный руководимого Лениным правительства, якобы чтобы доставить царя в Москву. Кайзер Германии Вильгельм II хотел видеть подпись Николая под Брест-Литовским германо-русским договором о мире. Николай Романов категорически отверг это: «Если акция имеет отношение к мирному договору, то я скорее дам отрубить себе руку, чем подпишу такую бесстыдную бумагу». Его семья питала иные опасения: царь будет изолирован и тайно убит. В отчаянии решились на разлуку; Александра, дочь Мария и врач Боткин сопровождали царя – другие, также и больной Алексей, оставались в Тобольске. Александра отмечала 12 апреля: «…Я должна была решить, оставаться с больным Baby или сопровождать Н. Решилась сопровождать его, поскольку это может быть более необходимым, и он в опасности, так как мы не знаем, куда и зачем (мы подозреваем, в Москву). Страдаю ужасно…»

Николай и Александра никогда не достигли Москвы. Поезд ехал в Екатеринбург, в «дом особого назначения», который был реквизирован местным Советом у купца Н. Н. Ипатьева. Во время боев Гражданской войны в Москве царило единодушие в том, что царь не может попасть ни в руки немцев, ни в руки других сил. Уже в апреле его смерть была делом решенным. Чем ближе белые войска продвигались к Екатеринбургу, тем интенсивнее становилась подготовка исполнения приговора. Царская семья не знала, какая судьба ее ожидает.

Урал рассматривался как оплот большевиков, а Ленин считал его «надежным» регионом. Не только остававшиеся в Тобольске дети и слуги были доставлены в Екатеринбург: интернированы, а затем расстреляны или убиты были многие члены семьи Романовых из более дальнего окружения, прежде всего великий князь Михаил Александрович, в пользу которого Николай отказался от престола. С каждым часом для царя, его супруги и детей приближался ужасный конец. В ночь с 16 на 17 июля 1918 года – около часа тридцати – в Екатеринбурге произошло кровавое преступление, следы которого вели к Ленину: убийство Николая II, царицы Александры Федоровны, их детей Алексея, Ольги, Марии, Татьяны и Анастасии, лейб-врача Николая II доктора Боткина и слуг – Алексея Труппа, Анны Демидовой и повара Харитонова. В этот день Александра сообщала: «Серое утро, позднее ласковое солнышко. У Baby легкая простуда. Утром все выходили на полчаса наружу… Каждый день в наши комнаты приходит комендант. 8 часов.

Ужин. Неожиданно забрали Левку Седниева[27], он имел разрешение посещать дядю и пропал – хотела бы знать, правда ли это и увидим ли мы мальчика вновь!! Играла с Н. в безик. В половине одиннадцатого в постель. 15 градусов тепла». Это были последние дошедшие до нас слова Александры.

Около полуночи доктор Боткин был разбужен охраной: в городе неспокойно, царской семье следует перейти в подвал. Врач разбудил узников. Спустя полчаса они спустились по лестнице вниз. Николай нес больного Алексея. В подвале они вошли в пустое помещение. Царь потребовал для жены и Алексея два стула. Они сели, сын по-прежнему был на руках. Другие встали за стульями. В помещение мгновенно вошли двенадцать вооруженных людей, возглавляемых комендантом Юровским. Он резко объявил: «Нам поручено вас расстрелять». Царь встал, хотел что-то сказать. Левой рукой он защищал царицу, правой прикрывал Алексея. Юровский открыл огонь, убил Николая и на месте уложил Алексея. Мгновенно начали стрелять и другие убийцы. Только Анастасия и Анна Демидова умерли не от пуль – они были заколоты штыками. Алексей, раненный, потерял сознание. Когда он застонал, Юровский наступил ему на голову и выстрелил в ухо. Бывшая императрица Александра Федоровна ничего этого уже не слышала, она была мертва после первых же выстрелов. Во дворе ждал грузовик с включенным мотором. Тела обобрали, доставили на поляну поблизости от деревни Коптяки (Koptjaki), расчленили и сожгли. Лица помимо этого облили серной кислотой. Останки закопали. Убийцы торжествовали: «Теперь мир никогда не догадается, что произошло этой ночью». Одновременно они запустили кампанию дезинформации. Председатель Екатеринбургского совета Белобородов телеграфировал в Москву: «Генеральному секретарю сообщаем, что царя постигла та же судьба, что и его семью. Официально все они погибли при попытке к бегству». «Генеральный секретарь» – это был Яков Свердлов, который инициировал и спланировал акцию. Свердлов – ближайший соратник Ленина, в его честь Екатеринбург позднее был переименован в Свердловск. Но это уже история.

Тесная связь между мифом и реальностью требует отважиться на сухой, не учитывающий эмоции, приговор Александре. Она, без сомнения, была образцовой женой и матерью. Самодержавная традиция до горького конца защищала ее, как ни одну находящуюся в законном браке царицу до нее. Она полагала, что виновата перед своим мягкосердечным и слабым мужем, империей и наследником престола в том, что защищала самодержавную идею тогда, когда то, что она исторически изжила себя, стало очевидным. В своем беспощадном стремлении Александра совершила две решающие ошибки. Она нарушила неписаный закон самодержавной традиции, прямо и открыто вмешавшись в политические дела самодержца. В своей чрезмерной религиозности, не имея серьезных союзников, она, что было дополнительно обусловлено болезнью наследника престола, драматически нарушила придворный порядок и использовала невежественного шарлатана Распутина для достижения политических целей. Помимо этого Александра попала в некий туман, в котором больше нельзя было распознать, какие политические роли играли она сама, император и Распутин. Из-за этого ее врагам было легко выдвинуть против нее подозрения и возложить серьезную вину в гибели монархии.

Наследники Романовых

С тех пор как в 1605 году восставшие бояре удушили супругу царя Бориса Годунова, императрица Александра была первой в России убитой государыней. Правящая династия была свергнута с престола; ее членов убивали, изгоняли, объявляли вне закона. В революционном 1917 году в России и Англии жили, согласно положениям назначенного Александром III фамильного устава, 15 великих князей и 11 великих княгинь, 7 великих князей и 5 великих княгинь были убиты. Остальным удалось бежать. Убийства происходили при обстоятельствах, которые давали широкий простор для создания легенд о чудесном воскрешении. Вспомним хотя бы о случае с Анастасией. С 20-х годов Анна Андерсон (умерла в 1984 году) пыталась доказать, что она – царская дочь, но тщетно.

Но и убийцы Романовых вошли в историю. С концом Советского Союза обнаружились останки злодейски убитой царской семьи. Кости были эксгумированы, подвергнуты системному анализу, а результаты нашли свое отражение в бесчисленных публикациях о конкретных обстоятельствах страданий и смерти царской семьи. Твердо установлено, что речь идет об останках царя Николая II, его супруги Александры Федоровны и трех его дочерей – Ольги, Татьяны и Марии. В 1998 году они в подобающей форме были захоронены в соборе Петропавловской крепости в Санкт-Петербурге. Бывшего наследника престола Алексея и его сестру Анастасию до сих пор не могут ни найти, ни идентифицировать. Их смертные останки по-прежнему скрыты в неизвестном месте – где-то в Сибири и хранят воспоминание о преступлении.

На сегодня дом Романовых продолжает существовать и вновь связан с родиной. В апреле 1992 года тогдашний глава семьи Владимир Кириллович Романов был погребен в Москве при участии патриарха Московского и всея Руси Алексея II. В качестве главы семьи Владимир Кириллович носил титул великого князя, хотя по законодательству об императорской фамилии Александра III он не обладал правом на это: отец Владимира Кирилл был двоюродным братом Николая II. Как бы то ни было, князь Владимир Кириллович оставил дочь Марию Владимировну Романову. После смерти отца она приняла на себя руководство домом Романовых. 200 лет спустя после смерти Екатерины Великой впервые женщина вновь стоит во главе династии!

Ее шансы взойти на престол, даже в результате военного путча, сегодня кажутся незначительными. Но сколько сюрпризов уже происходило в истории России!

вернуться

27

Поваренок – Прим. авт.

87
{"b":"234083","o":1}