ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
* * *

В час ночи Герни позвонила Рейчел. Он счел эту тактику верной, поставил стакан с вином и пошел к телефону. Только после восьмого звонка он снял трубку.

– Привет, Саймон.

– Рейчел?

– Извини, я, наверное, тебя разбудила.

– Ничего. – Он помолчал, представив себя сидящим в постели с подоткнутыми за спиной подушками. – Который у вас час?

– Час ночи, как и у вас. Я в Лондоне.

– Да? – удивился Герни, оживившись. – А что ты здесь делаешь?

– Просто так. В результате кое-каких перемен в мире я стала важной персоной. У меня даже появился поклонник. Мы решили проводить вместе время, чтобы проверить, подходим ли мы друг другу.

Герни, как всегда, подыгрывал ей.

– Ну и как?

– Думаю, ничего не получится. У этого поклонника седина в бороду, бес в ребро. У него две фамилии и ни одного имени. Он пригласил меня на ленч в ресторан, с узорчатыми салфетками, увесистыми ножами и вилками и обоями эпохи Регентства.

– Кажется, я где-то видел такое.

– Такое можно увидеть только в Англии, – сказала она. – Послушай, Саймон, я выклянчила отпуск на несколько дней. И раздобыла пару интересующих тебя фактов. Нельзя ли к тебе приехать? Мне бы очень хотелось. Или ты сам собираешься в Лондон?

– Нет. Приезжай. Когда?

– Завтра. То есть сегодня.

– Прекрасно. Есть поезд... Но, может быть, ты на машине?

– Нет, приеду поездом.

– Хорошо. От станции Паддингтон до Тонтона. Утром или днем?

– Днем.

– Тогда садись на пять сорок пять, – сказал он, – я тебя встречу.

– Не в первый раз, – сказала Рейчел и добавила: – Хо-хо-хо.

– Хо-хо-хо, – повторил он. – До завтра.

Он подождал, пока она повесит трубку. Затем положил свою, задумчиво глядя на нее, и отпил из стакана.

– Вот тебе и хо-хо-хо, – сказал он и набрал номер в Вудстоке. На этот раз он минут пять держал трубку.

* * *

Каким-то непостижимым образом Кэролайн умудрилась забрести на Баури. Она едва держалась на ногах и брела куда глаза глядят. На нее пялились бродяги, что-то кричали, а один даже запустил в нее пустой бутылкой, которая разбилась прямо у ее ног. Кэролайн решила, что это случайность. Пять такси проехали мимо, только шестое остановилось. Водитель оказался разговорчивым итальянцем.

– Это место не для вас, мадам. Тем более в такое время.

– Извините, – сказала Кэролайн. Он засмеялся:

– Пресвятая Дева, не извиняйтесь. Не мое дело. Я просто так вам сказал.

– Спасибо.

– Так-то. Нет, здесь вам не место. Даже такси тут не останавливаются. Понимаете?

– Я об этом не подумала, – сказала она.

– Вы в отпуске? Послушайте, Нью-Йорк – опасный город. Понимаете?

– Да.

У нее закружилась голова. Неоновые огни, казалось, летали по воздуху. Такси подбрасывало на неровной дороге, Кэролайн подпрыгивала и с шумом опускалась на сиденье. Один раз чуть было не свалилась.

– Я опьянела, – сказала она таксисту.

– Неужели, мадам? Кошмар. Хотел бы я тоже быть под градусом. – Он фыркнул. – С удовольствием выпил бы пару кружечек пива. Не волнуйтесь, мадам. Я доставлю вас домой. Вам ведь уютно в машине?

– Спасибо, – сказала Кэролайн. Доброта таксиста тронула ее до слез. Она подпрыгивала на сиденье и громко плакала.

Всю остальную дорогу водитель молчал. Когда подъехали к «Плазе», она дала ему десятидолларовую бумажку и о", ни слова не сказав, взял ее.

– Спасибо, – она заплакала в голос, – спасибо.

Подошел швейцар и открыл дверцу машины.

* * *

На Рейчел была куртка на пуху, та же, что и на Лонг-Айленде.

– Холодно, – сказала она, целуя его.

Когда они ехали в «Друидс-Кум», начался снег. Хлопья пролетали мимо окна или оседали на стекле, превращаясь в капельки. В машине было тепло, и от этого духи Рейчел пахли еще сильнее. Хотелось побывать в доме Герни.

– Я часто пытаюсь представить себе твой дом по твоим довольно скупым рассказам, – говорила Рейчел.

Она интересовалась домом Герни, словно молодая жена, которой предстояло там жить. Потом принялась рассказывать о совещании в Лондоне, на которое приехала, – о назойливом коллеге из другой страны, бюрократической неразберихе, засилии замшевых ботинок и шерстяных кардиганов.

– У британских разведслужб очень странный стиль, – заключила она.

Лихо она все это состряпала, думал Герни, уловивший благодаря своей проницательности фальшивые нотки в ее рассказе. Он не мог не признать, что она здорово доработала: любой другой на его месте поверил бы ей. Желая показать, что у него нет ни малейших сомнений в правдивости ее слов, Герни обрисовал ее злополучного поклонника, столик, за которым они обедали в ресторане, и компанию старых дураков, посасывающих свои трубки. Он даже придумал повестку дня совещания, словно слышал тихое покашливание направлявшихся к трибуне.

– Было так скучно, – говорила Рейчел. – И в то же время поучительно.

– В результате новая звездочка, – сказал Герни.

– Что?

Он похлопал ее по плечу, где должны быть погоны.

– Ах да... Но главное, я могу побыть день-два с тобой. Не так уж и плохо, правда?

Он с улыбкой кивнул и спросил, когда ей надо возвращаться.

– Работа закончена. Так что я выкроила несколько дней. Сегодня среда? Думаю, что могу пробыть здесь до воскресенья. А ты никуда не уедешь? Как продвигаются твои дела?

– Неважно. – Герни помолчал и добавил: – Я потерял мальчишку.

– Как потерял? Разве они до сих пор не потребовали выкуп за его освобождение?

– Я ждал этого. Но потом они вдруг попытались заловить меня, и я ушел в подполье. Никаких контактов с ними больше не было. В общем, я потерял Дэвида из виду.

– Они пытались заловить тебя? Чтобы убить?

– Так и случилось бы, последуй я их инструкции.

– Саймон, но это бессмысленно.

– Знаю.

– Что же это значит?

– Понятия не имею.

Рейчел вынула из сумки сигареты, нажала на зажигалку в машине и стала энергично прикуривать.

– Что ты намерен делать? – спросила она, попыхивая сигаретой.

– Пока не знаю, поэтому сижу здесь. Единственное, что в моих силах, – это предать все огласке: в прессе, на телевидении, в полиции – в общем, везде, где только возможно. Хотя это создаст массу сложностей. Кроме того, мне трудно будет объяснить, почему я сразу об этом не заявил. Ведь Дэвида похитили несколько недель назад.

Рейчел выпустила струйку дыма и закашлялась.

– Раньше ты никогда этого не делал. Герни пожал плечами.

– Не были такой необходимости. Ничего подобного со мной не случалось. – Он внимательно посмотрел на нее. – Не знаю, что происходит.

Она кивнула:

– Может быть, подождешь немного? Надо думать, они опять попытаются связаться с тобой. Возможно, ты неправильно их понял?

– Сомневаюсь. Хотя нервы у меня стали ни к черту.

Она положила руку ему на колено.

– Нам еще далеко?

Снегопад усилился. Мокрые хлопья залепили переднее стекло. На полях и живой изгороди уже образовался тонкий слой снега, казавшегося ослепительно ярким на общем темном фоне, ветер наметал сугробы в лощинах.

Через двенадцать миль Герни подъехал к небольшой полукруглой стоянке у подножия крутого холма и вышел из машины. Рейчел, вопросительно глядя на него, последовала за ним. Он подошел к багажнику, вытащил фонарь и коробку с продуктами и поставил на крышу машины.

– Где мы? – спросила Рейчел.

– Дома.

Он указал на холм. На фоне серого неба темнел острый угол крыши и труба. На склоне стояли столбы, с протянутой между ними веревкой, за которую нужно было держаться, чтобы подниматься наверх. Герни поставил на плечо коробку и зажег фонарь.

Взглянув на заросли папоротника, на густые ели и крышу дома на вершине, Рейчел спросила:

– Ты шутишь?

Герни передал ей фонарь.

– Не можем мы въехать на машине наверх, – объяснил он. – Если бы даже это нам удалось, вряд ли мы смогли бы спуститься вниз. – Он усмехнулся. – Раньше ты любила рискованные ситуации.

27
{"b":"234121","o":1}