ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он встал, подошел к Рейчел, сидевшей на другом конце софы, подперев голову кулаком, и прикрыл ей рот рукой. Она посмотрела на него и перевела взгляд на картину, висевшую на противоположной стене. Герни кивнул.

Когда Герни начал снимать картину, Рейчел выключила ночник. Стелла, приблизившись к зеркалу, стояла к нему лицом, а мужчина чуть-чуть сбоку. Стелла скинула туфли и расстегнула молнию на юбке, которая скатилась к ее ногам. Герни посмотрел в зеркало в тот момент, когда она переступила через юбку, оставшись в одном свитере, тяжелом и длинном, доходившем ей до бедер. Она ногой поддела юбку и отбросила ее в сторону. Взгляд мужчины устремился на ее тугие ягодицы, их полукружия, разделенные тончайшей шелковой перепонкой персикового цвета, виднелись из-под свитера. Она повернулась спиной, демонстрируя в движении длинные, загорелые и на редкость стройные ноги и великолепное тело, часть которого была скрыта под свитером.

Мужчина приблизился к ней, но она остановила его, положив руку ему на грудь, чтобы другой расстегнуть молнию на его брюках. Спиной он почти загораживал зеркало, но Герни все-таки видел ее плечо и движения человека, как будто шарившего под водой в поисках чего-то.

Когда мужчина поднял руки, чтобы обнять ее, она, улыбаясь, стянула с него пиджак и бросила на пол, после чего опустилась перед ним сама.

* * *

Убрав острый край битого бокала от ее лица, Герни изложил, что ему нужно, на что Стелла улыбнулась, хотя ей было не до веселья.

– Когда ты это сделаешь?

– В подходящий момент.

– Почему ты пойдешь в ту комнату, а не в эту, откуда видно нас?

– Ключи от этой комнаты у Паскини.

– Что особенно важно?

– Чтобы ты увидел, какое и где у него оружие – под мышкой или за поясом.

– Как ты заставишь его это сделать? – Герни задал вопрос совершенно иного свойства.

– Это не твоя забота, – ответила она. – На сей счет можешь не волноваться. Я пойду, а то и так слишком задержалась.

* * *

Она поднялась и одним махом скинула свитер, задев резинкой обнаженные груди. Подойдя к кровати, стоявшей посередине комнаты, она сняла трусики и, не поворачиваясь к мужчине, кинула их через плечо. Распущенные белокурые волосы закрывали ее, как ширма.

Он проворно разделся, бросил все на пол, ремень с кобурой он положил на кровать.

С глупым видом охранник подошел к кровати. Он был высоким, но пузатым, отчего передвигался вразвалку, его плечи и грудь были покрыты жидкой растительностью. Он подошел к Стелле сзади и обнял ее: одна его рука легла ей на грудь, другая скользнула ниже. Он повернул ее к себе, и они встали к Герни боком. В этом ракурсе его безобразно толстый живот смотрелся непристойно.

Рейчел припала к зеркалу, как будто наблюдала за работой хирурга во время операции. Герни пришлось хлопнуть ее по руке и кивком показать на дверь. Медленно поворачивая ручку двери, Рейчел приоткрыла ее, потом, не отпуская ручки, снова закрыла.

Герни опять заглянул в зеркало: мужчина, как гора, возвышался над распластавшейся Стеллой и усиленно работал, глухо ударяя о нее бедрами. Она обхватила рукой его затылок и, прижав лицо к ложбине между шеей и плечом, что-то говорила ему.

Герни было известно, что сардинские пастухи в состоянии сильного возбуждения, целиком отдаваясь во власть животного инстинкта, ничего не видели вокруг себя. Он запомнил это на всю жизнь, поэтому, разговаривая со Стеллой, он видел перед собой жену дипломата, распятую на столе в крошечной полутемной хижине, и трех негодяев, поглощенных своим гнусным занятием. Слабость Стеллы крылась в ее страхе, а слабость этого отвратительно пыхтящего и сопящего типа – в его ненасытности, чем и собирался воспользоваться Герни.

* * *

Он быстро подошел к двери, которую Рейчел стремительно открыла, и выскользнул в коридор.

Он бесшумно вошел в комнату, и Стелла, увидев его, задрала и замкнула ноги на спине мужчины. Герни осторожно потянул за ремень с кобурой, рывком дернул его и поймал. Мужчина, казалось, забыв обо всем на свете, застонал, издавая звуки, похожие на тихое карканье.

Железной хваткой Герни вцепился ему в волосы, запрокинул голову и всунул ствол пистолета в открытый рот. Только теперь тот увидел Герни и его руку, сжимавшую оружие. Его тело все еще содрогалось от только что полученного удовольствия, а из горла вырывалось странное скрежетание, напоминающее работу какого-то механизма.

Стволом пистолета Герни выбил ему два зуба, по его подбородку потекла кровь, залившая груди Стеллы. Она приподнялась на локтях, столкнула его с себя и встала.

– Веди себя тихо.

Мужчина увидел глаза Герни и понимающе кивнул. Герни вытащил ствол из его рта, перевернул мужчину на живот и передал оружие Стелле.

– Если пикнешь или попытаешься подняться, она пристрелит тебя.

Он говорил ему в самое ухо, поэтому Стелла ничего не слышала. Мужчина снова кивнул. Когда Герни дотронулся до его рук, он, полагая, что его свяжут, поднял их с готовностью ребенка, которому помогали надеть пальто.

Герни сложил его руки на спине крест-накрест, но не связал, а коленом наступил на них. Он наклонился вперед, схватил руками горло и затылок мужчины и изо всех сил рванул назад, одновременно надавливая коленом на скрещенные руки. Раздался хруст.

Герни опустил обнаженное тело и взял пистолет у Стеллы.

– Оденься, – приказал он ей и подошел к зеркалу: из соседней комнаты на него смотрела Рейчел отсутствующим взглядом.

* * *

К мужчинам, расположившимся внизу, присоединился третий, ирландец. Они сидели за установленным в широком коридоре параллельно лестнице столом, в центр которого составили банки из-под пива. Они разговаривали, тихо посмеиваясь. Работа явно не тяготила их. Рядом с банками лежал пистолет с глушителем.

Герни велел Стелле сойти вниз. Оценивая обстановку, он понял, что ему самому придется спуститься хотя бы до середины лестницы, чтобы взять под контроль ситуацию.

Обогнув перила, она окликнула их. Ирландец, улыбаясь, пожирал ее глазами все время, пока она спускалась.

– Ну как? – поинтересовался он.

– Превосходно, – улыбнулась она ему в ответ. Ее взгляд задержался ниже мочки уха, на внутренней стороне воротника его рубашки. Она приветливо махнула рукой и подошла к нему со словами:

– Не двигайся.

Есть только два момента, когда мужчина замирает, словно загипнотизированный: в первый неосознанный миг мочеиспускания, когда он стоит, широко расставив ноги и блаженно расслабившись, и когда слышит команду «Не двигайся» и краем глаза видит, как кто-то подходит к нему, чтобы стряхнуть какое-нибудь насекомое с его одежды или волос.

Стелла стояла рядом с ним, едва не касаясь его лица растопыренными пальцами. Ирландец, глядя на них, замер на месте. Двое других тоже наблюдали за движениями Стеллы. Так бывает, когда вслед за чьим-то взглядом, устремленным в небо, все поднимают вверх свои взоры. Их приятель повернул голову, как будто собирался поправить галстук.

Когда из-под перил на уровне их глаз появилась рука Герни с пистолетом, они вздрогнули от неожиданности, но не тронулись с места, прекрасно понимая, что произойдет, сделай они хоть малейшее движение.

– Сесть на руки, – скомандовал он.

Когда они выполнили приказ, Герни кивком показал Стелле, чтобы она забрала у них оружие. Она подняла пистолет, держа его за глушитель, но не стала передавать Герни через перила, а обошла стол и протянула ему, – что было весьма разумно, – когда он спустился с трех последних ступеней. Свой пистолет он отдал Рейчел, стоявшей у него за спиной. Держась подальше от стола и двигаясь задом, Рейчел пересекла коридор, упершись плечом в стену. Сжимая пистолет обеими руками, она взяла под прицел всех троих. Стелла вышла в коридор и свернула налево. Герни последовал за ней до угла, но остановился и кивнул Стелле. Она скрылась в темноте.

Через несколько минут он услышал голос Паскини:

75
{"b":"234121","o":1}