ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Его ноги, обутые в сапоги, лежали на кофейном столике. Билли лягнул его в лодыжку.

– Чего читаешь?

– Тут про Берта Рейнолдса. Носит ли он парик.

– Волосы производства фирмы Дюпон, – сказал Билли. – Он их даже не причесывает, а пылесосит.

– Думаешь? – Гаррет перевернул журнал, чтобы посмотреть на фотографию с другой стороны. – А мне кажется, они настоящие.

– Синатра же ходит в парике, так? Я хочу сказать, что это всем известно, но, глядя на него, этого не скажешь. Все зависит от того, сколько денег на это потратить.

– У них–то денег куча, – сказал Гаррет. – Оба небось миллионеры.

– У нас тоже может быть столько, – заявил Билли.

– Ну да, конечно.

– Ну, почти столько, – не сдавался Билли.

– Я думал, что Мадонна уже бросила петь, или умерла, или еще что–нибудь такое, а она вот она, посмотри, – сказал Гаррет, перевернув страницу.

– У меня есть отличная идея.

– Она ни за что не согласится.

– Я говорю о том, как нажить кучу денег.

– Да? И сколько же на этот раз?

Билли хотел заинтриговать Гаррета, но не совладал с собой и выпалил сразу:

– Может быть, полмиллиона!

Гаррет закатил глаза, как будто решил, что Билли чокнулся.

– Ну, это уже более реально. В «Макдоналдсе» ты говорил о паре миллионов. Ты уже начинаешь здраво рассуждать.

– Я думаю, нам стоит ограбить инкассаторскую машину.

Гаррету эта мысль показалась очень забавной. Тут было над чем посмеяться.

Билли закурил.

– Я тебе сейчас кое–что покажу, – сказал он, подождал, пока Гаррет успокоится, и вышел из гостиной. По его напряженной спине было видно, как он зол.

Гаррет не совсем понял, что ему следовало делать: идти за ним или ждать здесь?

– Эй, Билли, – позвал он.

Билли вернулся и остановился у столика напротив него. В руке он держал кольт «питон».

– А может быть, это и правда неплохая идея, ограбить инкассаторскую машину, – торопливо проговорил Гаррет.

Билли положил палец на спуск. «Питон» издал резкий двойной щелчок.

– Эта штука заряжена?

Билли присел и поднял руку.

– Готовься к смерти, сволочь, – низким хриплым голосом сказал он.

– Прекрати дурью маяться, – прошептал Гаррет, глядя на черное дуло кольта.

Билли нажал на спусковой крючок. В лицо Гаррету ударило желто–оранжевое пламя. Выстрел, казалось, прогремел у него внутри черепа и бессчетное количество раз повторился эхом в каждой комнате дома.

Он вскрикнул от боли и схватился за лицо обеими руками.

– Билли, ты что!

Патрон был холостой. Билли сам переделал его из боевого «магнум», зажав в тиски и вынув запал. Только он не рассчитал – в патроне остались частички пороха. Они–то и попали в лицо Гаррету.

– Успокойся! Это всего–навсего холостой выстрел, – сказал Билли и рассмеялся. – А шарахнуло все равно здорово! Теперь я понимаю, почему полицейские всегда ведут себя, будто они самые крутые. Когда у тебя на поясе висит такая игрушка, действительно становишься крутым.

– Я не хочу связываться с инкассаторскими машинами, – еле слышно прошептал Гаррет.

– Почему это? Неужели ты думаешь, они успеют сбегать за оружием, когда выходят из винного магазина, толкая перед собой вагонетку с мешками денег? – спросил Билли, покачав головой. – Нет, приятель. Руки вверх или вы покойники!

– Ты сам подумай, Билли! У них есть оружие. Они же с деньгами имеют дело, а не заглядывают Мадонне в лифчик. Они профессионалы, они головы нам снесут, и все.

– Нет, – твердо ответил Билли. Он сунул «питон» себе за ремень, вышел в кухню, взял из холодильника две банки пива «Музхед» и, вернувшись в гостиную, бросил Гаррету банку и плюхнулся в кресло. Гаррет открыл пиво и начал жадно пить.

– Мы наденем маски, – продолжал Билли. – Лыжные маски. Знаешь, такие, вроде огромных носков, с парой дырок для глаз, их натягиваешь на голову и – готово!

– Ты уже все рассчитал?

– Ты что, Гаррет, хочешь всю жизнь воровать магнитофоны из чужих машин?

Гаррет пожал плечами.

– Ты хоть когда–нибудь задумывался об этом?

Гаррет слизнул с банки немножко пены.

– Господи, Билли, а куда торопиться–то? Мне только восемнадцать. Я всего–навсего подросток.

На мгновенье Билли помрачнел.

– Теперь или никогда, Гаррет, – сказал он, помолчав.

– Почему? Объясни.

– Потому что когда люди взрослеют, жизнь их изматывает, и они начинают всего бояться… Если мы не предпримем что–нибудь сейчас, если не воспользуемся…

– То что?

– Так и останемся без гроша в кармане.

– Говори за себя. Я имею достаточно.

– Да, да! Достаточно! За то, что вычищаешь пепельницы и что–то там еще? Большое дело! – заявил Билли, наградив Гаррета долгим ледяным взглядом, который у него так хорошо получался. Гаррет с минуту тоже смотрел Билли в лицо, но сдался и загородился банкой с пивом.

– Пошли, – сказал Билли. – Я тебе еще кое–что покажу.

– Еще один ствол? Пальнешь в меня еще разок?

Гаррет поплелся за ним через узкий коридор, соединявший гостиную с его спальней. Билли закрыл дверь и запер ее. Стены уже давно были увешаны вырезками из журнала «Плейбой», но появилось тут и что–то новое – карта города.

– Вот, посмотри сюда, – сказал Билли. – Что видишь?

Гаррет начал рассматривать карту, но ждать у Билли не было никакого терпения, и он ткнул пальцем в пересечение двух тоненьких голубых линий.

– Видишь этот красный крестик?

– Да.

Красных крестиков на карте было много, штук пятнадцать, если не двадцать. Билли, наверное, чертил их по линейке, уж очень ровно получилось.

– Это винный магазин, – объяснил Билли. – На углу Бродвея и Мэпл–стрит. Рядом еще два больших магазина, так что стоянка для машин там огромная.

– Удобно, – заметил Гаррет.

Билли подошел к кровати и, подняв матрас, достал из–под него пневматический «ремингтон» двенадцатого калибра. Взведя курок, он прицелился в Гаррета и нажал на спусковой крючок. Раздался резкий щелчок. Гаррет закрыл лицо руками, вздрогнув всем телом.

– Если бы оно было заряжено, твои мозги уже разлетелись бы по всей комнате, – сказал Билли. – Неудачный денек у тебя выдался сегодня, Гаррет: в тебя дважды стреляли и оба раза убили.

– Что ты хочешь этим доказать?

– То, что у тебя просто не было времени, чтобы что–то предпринять. Ты видел, как я подошел к кровати, вытащил ружье, прицелился в тебя и нажал на спусковой крючок. И что ты сделал? Стоял и молчал, как дурак.

– Но оно же не заряжено.

– Не заряжено. Но ведь ты же этого не знал, верно?

– Я знал, что ты меня не застрелишь.

– Да? – ухмыльнулся Билли.

– Если бы действительно хотел, ты бы мог сделать это из пистолета.

– Правильно, – согласился Билли. – Грязи меньше.

Он бросил Гаррету ружье.

– Это тебе. Подарок.

– Где взял?

– Украл. Знаешь, сколько разрешений на приобретение оружия выдается в нашем городе? Около пятисот ежегодно. А сколько огнестрельного оружия крадут у законных владельцев? Почти триста штук.

– Если это так просто, как ты говоришь, украл бы лучше пистолет.

– На этот раз я искал что–нибудь специально для тебя. С такой штукой можно не целиться. Это же дробовик, а у него при выстреле дробь разлетается во все стороны. И на вид оно страшнее, чем пистолет. К тому же каждый, кто смотрит телевизор, знает, что ружье двенадцатого калибра может развалить человека пополам.

– А боеприпасы у тебя есть?

– Целая коробка, – ответил Билли.

Билли ткнул пальцем в красный крестик на пересечении Бродвея и Мэпл–стрит.

– Я стоял там в пятницу вечером. У них работало четыре кассы. Та, за которой я следил, за семь минут пробила товара почти на двести долларов. Я посчитал, и знаешь, что у меня получилось? Около двух кусков в час! Это только одна касса, а их там четыре!

– А во сколько ты был?

– Часов в девять.

– Пятница, девять вечера. Так может, у них самая торговля в это время, а в другие дни там и народу нет.

101
{"b":"234123","o":1}