ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Поворачивайте назад! – заявил Уиллоус, отрывая пластырь, закреплявший трубку капельницы на его руке.

– Хорошо, хорошо, так мы и сделаем, – успокаивал его врач.

В это время по радиосвязи передали какое–то сообщение, и водитель машины сказал:

– Господи Боже!

Паркер услышала слово «стреляют» и спросила, что происходит.

– Двое парней ограбили инкассаторскую машину на углу Мэпл–стрит и Бродвея. Застрелили несколько человек. Горит бензозаправочная станция, а машины вокруг взрываются.

Радио опять что–то проскрипело.

– Черт! Прямо сюжет для вестерна! – воскликнул один из врачей. – На них ковбойские шляпы, сапоги на каблуках. И уехали они с места преступления на черном «кадиллаке».

– Прибавь газу, – сказал Уиллоус шоферу. – Надо ехать туда.

Улицы были так забиты автомобилями, что на расстояние в пять километров им потребовалось почти двадцать минут.

Стоянка перед супермаркетом была забита пожарными и полицейскими автомобилями «Скорой помощи». Команда немедленного реагирования стояла рядом с группой полицейских, державших на поводках возбужденно рычащих служебных собак. Репортеры, фотографы, тележурналисты из местных газет, радиостанций и телекомпаний спешили увидеть, услышать, заснять, взять интервью…

Бензоколонки уже отключили, и огонь в «Севен–Илевен» локализовали, хоть и не успели еще погасить. Уиллоус и Паркер выскочили из машины «Скорой помощи». Увидев Бредли и заместителя начальника департамента уголовного розыска Кернса, стоявших у инкассаторского автомобиля, они бросились к ним.

– Какая обстановка, инспектор?

– Четверо убитых. Двое инкассаторов, парень из винного магазина и старик, который просто оказался там, где не надо, и погиб при взрыве бензоколонки. Оба преступника скрылись. Неудивительно в таком бедламе.

К Бредли подбежал полицейский с запиской. Инспектор прочитал ее.

– Одного взяли, – сказал он. – В доме на Пойнт–Грей–роуд.

– А как же ушел его напарник? – спросила Паркер.

– Пешком, – ответил Бредли, почесав нос. – А в такую грязь собаки и банку со своей жратвой не унюхают.

Уиллоус окинул взглядом стоянку, протянувшуюся на целый квартал. На ней оставалось еще машин сто пятьдесят.

– Выезд на Десятую авеню блокирован?

Бредли утвердительно кивнул.

Уиллоус повернулся к Паркер и предложил ей пройтись.

– Что ты задумал, Джек? – спросил Бредли.

– Ничего особенного. Просто хочу оглядеться, что и как.

– Не думаю, что это хорошая идея, Джек. Через пару минут все будет организовано, все займутся своим делом…

– Сын Ли погиб, – перебил его Уиллоус.

– Да, я уже слышал.

– А если бы мы поторопились, он бы жил.

– Но в камере, – уточнил Бредли, но Уиллоус уже не слышал.

Бредли пошарил в кармане, нащупал спичку и закурил сигару. Какой–то малыш в черном комбинезоне хотел было погладить служебную собаку, но мать утащила его. Береги пальчики, малыш, подумал Бредли и задул спичку.

Места на стоянке были размечены в елочку: два двойных ряда и одинарный. Из–за снега и грязи желтые линии были почти не видны, но большинство водителей все равно их придерживались. Уиллоус и Паркер, решив обойти по двойному ряду, медленно шли вдоль стоянки. Большая часть автомобилей была пуста, в других сидели хмурые перепуганные люди. Сидели, слушая сообщения радио и томясь: когда же они наконец вырвутся отсюда.

В дальнем конце стоянки у самого забора был припаркован голубой пикап «вольво». Что–то не так было в этой машине. Уиллоус подошел ближе. Паркер заметила – что–то привлекло его внимание, и подбежала к нему.

– Смотри, внутри никого, а стекла запотели.

– Может быть, собаку оставили, Джек, – сказала Паркер и достала револьвер.

– Проверь зеркало заднего вида.

В «вольво» было темно, но Паркер заметила, что зеркало заднего вида повернуто так, что, лежа на полу, можно видеть все, что происходит на стоянке. Она обернулась. Метрах в пятидесяти от них группа немедленного реагирования и полицейские с собаками все еще готовились прочесывать местность. Она помахала им рукой, но они не заметили.

– Давай подождем, Джек. Они скоро подойдут.

– А если нет?

– Он видит то, что происходит сбоку, – сказал он ей, – и то, что сзади. Но зато не видит ничего впереди.

– Хорошо, если так.

Уиллоус бодрым шагом направился к выезду на Десятую авеню, Паркер поспешила за ним. Они обошли «вольво» так, чтобы оказаться спереди, низко пригнувшись стали потихоньку приближаться.

Уиллоус, почти на четвереньках, огибал машину сбоку. Добравшись до дверцы кабины водителя, цепко взялся за ручку. Быстро оглянувшись, он увидел, что Паркер кивнула ему, и рывком распахнул дверцу.

Втиснувшись в тесный закуток между рулем и педалями, уткнув лицо в сиденье, стояла на коленях женщина. Рядом скорчился на полу Гаррет. Дуло пневматического ружья было направлено Уиллоусу прямо в лицо. С широко открытыми немигающими глазами Гаррет походил на мертвеца, хотя и был жив. Изо рта и носа на грудь и на приклад ружья сбегали темно–коричневые, уже подсыхающие струйки крови.

Уиллоус всунул голову в машину и сказал:

– Привет, Гаррет, а мы тебя искали. – Дуло своего револьвера тридцать восьмого калибра он поднес к самому лицу Гаррета. Заметив, что с «ремингтона» снят предохранитель, Уиллоус потянулся через сжавшуюся в комок женщину и поставил предохранитель на место.

– Кенни Ли помнишь? – спросил он.

Гаррет моргнул.

Уиллоус прижал дуло револьвера к его лицу.

– Это ведь ты до смерти замучил несчастного старика? Тебе нравится грабить и убивать? Так вот, там на стоянке четыре трупа. Этого тебе на всю жизнь хватит, потому что именно столько ты просидишь в тюрьме.

Уиллоус помог женщине выйти из машины. Она плакала. Паркер засуетилась вокруг нее, пытаясь успокоить.

– Надо вызвать «скорую», Клер.

Но сначала они должны были соблюсти статью 10, пункт б «Хартии о правах граждан Канады». Эта статья уже давно у всех полицейских сидела в печенках. Уиллоус повернулся к Гаррету.

– Вы арестованы. У вас есть право нанять адвоката и посвятить его в обстоятельства дела. Если вы не можете оплатить его услуги, вам бесплатно будет предоставлен адвокат, оплаченный государством.

Выполнив, так сказать, часть ритуальную, Уиллоус обратился к Гаррету уже от себя лично:

– Когда я открывал эту дверь, то надеялся, что ты еще раз спустишь курок. Это было бы для тебя благом. Ты поймешь это очень скоро и очень пожалеешь. Знаешь почему? Потому что в тюрьме ты будешь пользоваться большой популярностью, мальчик. Зэки тебя насмерть залюбят.

Гаррет снова моргнул.

И больше не шевелился, как будто превратился в ледяную статую.

122
{"b":"234123","o":1}