ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еда была не только красиво сервированной, но и очень вкусной. Но Патерсон был настолько поглощен своими мыслями, что едва ли понимал, что он ел. Зато клиент, жующий сырую рыбу, говорил с энтузиазмом, не заботясь о том, понимает ли его Патерсон. Утром этого дня Патерсон виделся со своим программистом Джерри Рибиеро, который постоянно испытывал жажду. Он показал Рибиеро мешочек, в который положил столовую ложку белого порошка.

Рибиеро взял мешочек, прикинул на руке его вес и, подняв, посмотрел на свет, который проникал в голубоватые стекла кабинета.

– А вы случайно не с проволокой, Ал?

– Что? – изумился тот.

– Я имею в виду электронное подслушивающее устройство, ясно?

– О Боже, Джерри!

– Смотрите мне в глаза, Ал. Распространители наркотиков не любят шутить. Вы что, работаете на них?

– Разве я похож на такого?

– Вполне похожи. Впрочем, этим бизнесом может заниматься любой, сразу и не определишь.

Рибиеро достал пачку сигарет и щелкнул зеленой пластиковой зажигалкой.

– А где вы взяли это, Ал?

– Нашел.

– Вам повезло! – Рибиеро продолжал щелкать зажигалкой, прикрывая рукой пламя.

– Это было у школьного товарища моего сына. Он снял пиджак и повесил его на перила, а пакетик вывалился из кармана. Все очень просто.

Рибиеро улыбнулся, продолжая щелкать зажигалкой.

– И вы ему сказали, что конфискуете это вещество, так, что ли?

– Я вообще ничего не сказал. Когда они поднялись в комнату Джеми, я просто положил мешочек в карман.

– Кто может упрекнуть вас, при сегодняшних ценах!

– Я ничего не собираюсь делать с этим, Джерри. Мне только надо подтверждение, что это кокаин.

Программист возился с мешочком, стараясь открыть его.

– Вы сказали, что это вам не нужно. Если вы получите мое заключение как профессионала, смогу я взять себе весь пакетик?

– А почему нет?

– Вам бы иметь пышную белую бороду, Ал, большие черные сапоги и красный бархатный костюм. – Пакетик открылся. – У вас тут пятнадцать или двадцать граммов, друг вашего сына наверняка распространитель наркотиков. На вашем месте я заставил бы сына пописать в бутылочку и отнес мочу на анализ.

– Он в порядке.

– Хорошо, если так.

Рибиеро сунул палец в пакетик, облизал его и нахмурился.

– Что–нибудь не так?

Рибиеро поднял палец к носу и понюхал. Потом полизал и посмотрел на Патерсона.

– Ну что?

– Это не кокаин, а треклятый героин.

– Героин?

– Смэк. Эйч. Белая Леди. Джанк. Называйте как хотите, это ничего не изменит. Я–то знаю, у меня были тяжелые пять лет.

Патерсон не знал, что сказать.

– Вы уверены, Джерри?

– Как–то раз я попробовал его. Еще в шестидесятых годах. Помните это время, Ал? Иисусе, в те времена я испробовал все эти проклятые вещи. У меня в холодильнике была большая молочная бутылка, полная пилюль. Пейоти… такой наркотик из кактуса. Мой друг, Росс Вентурино, распространял наркотики. Он сам почти все время был под их действием, но справлялся и со специальными поручениями. Как–то раз хозяин дал ему пару доз, и мы решили попробовать. Я–то только попробовал, но Росс был немного больше сумасшедший. Он вкатил себе дозу в ту большую вену, знаете, что проходит с внутренней стороны локтя. Он сказал, что это было самое приятное ощущение в его жизни. Лучше, чем секс. Когда пришел в себя, вкатил себе еще одну дозу. – Рибиеро закрыл пластиковый пакетик, положил его на стол и подтолкнул. – Сам по себе наркотик вас не отравит. Он чистый. Но только до тех пор, когда вам не повезет и вы не примете слишком большую дозу. Ведь каждый из нас рано или поздно умрет. Доведете себя до смерти потому, что в первую очередь будете доставать то, чем уколоться, а не то, что требуется для поддержания жизни. Или упадете из окна, пытаясь проникнуть в чужую квартиру. Или вас убьет другой наркоман. А от иглы шприца легко подхватить гепатит или даже СПИД. Или схватите горячую дозу и сгорите до смерти.

– А что такое горячая доза? – спросил Патерсон.

– Это значит колоться неподготовленным, неразбавленным наркотиком. Когда вы втянетесь в это дело, у вас будет миллион способов уйти из этого мира.

Патерсон взял пакетик и положил его в карман.

– Поговорите со своим парнем, Ал. Но на вашем месте я сообщил бы копам.

– Благодарю за помощь, Джерри.

Патерсон вздрогнул, когда на его плечо легла чья–то рука. Он резко обернулся. Это была всего–навсего официантка. Она смотрела ему в глаза, несколько отступив, чтобы сохранить дистанцию.

– Она хочет узнать, все ли у нас в порядке с едой, – пояснил клиент.

Ал покачал головой.

– Нет, нет, все в порядке, просто вы меня вконец заговорили и я совсем забыл о ней.

Клиент улыбнулся.

Патерсон взял стакан и отпил пива. Оно было теплым и выдохшимся. Он украдкой посмотрел на часы. Четверть третьего. А клиент все говорил и говорил, но его тарелка все–таки опустела. А тарелка Патерсона была все еще полна.

– Хотите еще что–нибудь выпить? – спросила девушка.

– Я не отказался бы от еще одного пива, – признался клиент.

– Принесите два, – автоматически попросил Патерсон, а потом, сообразив, добавил: – И, пожалуйста, дайте счет.

– Вы заняты во второй половине дня? – Клиент явно не торопился.

Патерсон проигнорировал оттенок упрека в его голосе.

– У меня все расписано по минутам. Бог мой, иногда кажется, занят выше головы, а дел не убывает и с каждым днем становится все больше и больше.

Он вернулся в офис, когда стрелка часов приближалась к трем, и теперь окончательно решил, что надо предпринять.

Он попросил своего секретаря, Кэти, вызвать по телефону его жену Лилиан. Жена сказала, что пришло заказное письмо из банка, и спрашивала, должна ли она вскрыть его. Он сказал, чтобы она не трогала это проклятое письмо, а потом, скрестив пальцы, соврал, что дела требуют его срочного выезда в Торонто, где он пробудет дня три, и что в настоящий момент он уже на пути в аэропорт.

Кэти, очевидно, слышала весь разговор через открытую дверь, потому что, едва он вышел из кабинета, спросила, не вызвать ли такси.

– Я поеду на «порше».

– Вы что, собираетесь оставить ваш новый прекрасный автомобиль на открытой стоянке на целых три дня?

– Мой рейс меньше чем через час. У меня нет времени ждать такси.

– Ну а угонщики машин? А вандализм? Как с этим? – Кэти широко улыбнулась ему. – А если дождь?

Патерсон быстро надел пальто и схватил портфель.

– Счастливой поездки! – успела крикнуть ему Кэти, когда он был уже за дверью.

Патерсон подъехал на «порше» к ближайшему отделению своего банка и по карточке «Виза» получил тысячу долларов наличными.

Из банка он направился прямо на пристань, где стояла его яхта «Кэл–29», взял там мешочек героина в полфунта весом, пистолет и с полсотни патронов. Пистолет был все еще в заводской упаковке, чтобы уберечь его от сырого морского воздуха. Когда он извлекал обойму и заряжал ее, пистолет показался ему холодным и липким. Теперь, заряженный, он стал гораздо тяжелее. Патерсон поднял правую руку, зафиксировал положение локтя и прицелился в бортовой иллюминатор, по размерам напоминавший голову человека. Патерсон старался представить себе, как он спустит курок и убьет кого–то. Нет! Невозможно!… Но тогда на кой черт брать оружие? Он было положил его обратно в коробку, а потом, сам не понимая зачем, все–таки сунул оружие в портфель. Выходя, он сделал перочинным ножом несколько царапин на полированной поверхности двери у замка, будто кто–то пытался взломать его.

Управляющего пристанью в офисе не оказалось. Патерсон написал записку, в которой говорил, что кто–то пытался проникнуть на его яхту, и просил присмотреть за ней. Сложив записку вдвое, он сунул ее за наборный диск телефона.

Вернувшись к «порше», он положил пистолет и патроны в багажник и поехал в ту часть города, которая называлась Гэзтаун.

Гэзтаун располагался к северу от центра города. Этот район был зажат железнодорожными путями, которые шли параллельно линии берега. Это был один из старейших районов Ванкувера и был назван так в честь речного капитана Гэззи Джека, горького пьяницы, который первым начал розничную торговлю, открыв «Глоуб–салун». Во время великой депрессии Гэзтаун пришел в упадок. К шестидесятым годам он превратился в совершенно заброшенный уголок города. В семидесятых город разработал план восстановления района – предполагалось привести в порядок улицы и тротуары, почистить фасады домов, установить освещение и сделать его привлекательным для туристов.

49
{"b":"234123","o":1}