ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Прощальный вечер в лесу все-таки не был особенно оживленным, хотя и закат был щедрым на краски, и песни звучали дружно, и воспитанники строили планы дальнейшей жизни на новом месте. Белоненко рассказал всем, что разместятся они на берегу большой реки, что работать там придется с утра до вечера, потому что многое разрушено войной, но что там каким-то чудом уцелели фруктовые сады, которые он видел в полном цвету.

Потом мальчики снова обратились к капитану с просьбой зажечь прощальный костер.

— Мы — небольшой, Иван Сидорович… Никто не увидит, — уверяли они.

— Да что там, товарищ капитан! — махнул рукой Свистунов. — Пусть зажигают. В Управлении уже сняли затемнение, — значит, и костер можно.

Белоненко не успел ответить, а в центре поляны уже вспыхнула золотистая змейка и поползла по сухим веткам.

— Уже и веток успели натащить? — удивился капитан.

— А это они еще с утра, — объяснил комендант. — Место уж очень хорошее для костра.

Белоненко подозрительно посмотрел на него:

— Уж не с твоей ли помощью, тезка, было это место выбрано?

— Так ведь они что задумали, Иван Сидорович! Сложим, говорят, костер у могилки под самой елью. Насилу доказал, что этого никак нельзя делать — там же вокруг деревья да валежник. А здесь — самое подходящее.

Они поговорили еще о каких-то незначительных делах, вспомнили, как начинали свое трудное дело с малолетками, пошутили даже над чем-то… Но так и не удалось им скрыть друг от друга своей грусти. Иван Васильевич не обещал капитану приехать к нему, Белоненко не звал к себе коменданта. Они знали, что если и встретятся когда-нибудь, то без всякого уговора. А может быть, и никогда не встретятся.

В далекий край товарищ улетает,
Родные ветры вслед ему летят…

Это Маша Добрынина запела недавно разученную песню, и Толя Рогов, склонив голову к мехам баяна, стал тихо аккомпанировать ей, еще неуверенно подбирая мотив.

Костер разгорался все ярче, а вокруг становилось все темнее, и деревья слились в сплошную стену, скрытые в своем подножии кустарником.

— Как будто мы — перед походом… — сказал кто-то рядом с Белоненко.

«Перед большим и трудным походом…» — подумал Иван Сидорович.

Пройдет товарищ все фронты и войны,
Не зная сна, не зная тишины.
Любимый город может спать спокойно,
И видеть сны, и зеленеть среди весны…

Через час костер потушили. Возвращались обратно притихшие и задумчивые. В последний раз прозвучал над бараками сигнал «отбой».

Тишина… Все уснуло. И только в окне капитана Белоненко горит свет.

КОНЕЦ

Москва

1958–1961

98
{"b":"234125","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сделай последний шаг
Голоса океана
Чужое тело
Галактическая империя (сборник)
Моя драгоценность
Мисс Страна. Чудовище и красавица
Спросите у северокорейца. Бывшие граждане о жизни внутри самой закрытой страны мира
Собачье танго
Империя Млечного Пути. Книга 1. Разведчик