ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я никому не рекомендую аренду. Я просто не вижу преимущества. Ежемесячная плата слишком высокая, а оплата при покупке просто нелепа.

Росс поиграл с ящиком стола. Уиллоус подумал, не была ли у него припрятана там и бутылка вместе с лупой и запасом мятных таблеток, которого может хватить до конца жизни.

– Скажите, детектив, а какой автомобиль водите вы?

– Тот, который есть в гараже. – Уиллоус поправил на поясе пистолет. – Теперь, когда у вас было время все продумать, что вы можете сказать об убитом?

В долю секунды Росс трансформировался из незаслуженно удрученного банкира в сочувствующего, симпатизирующего человека.

– Я понимаю: жертва являлась представителем закона?

– Не нашего закона, – ответил Уиллоус. – Но мы рассматриваем возможность…

Росс торжественно кивнул.

– Жаль, что не могу быть полезен, – сказал он. – Но я много думал об этом и боюсь, что мне нечего добавить к тому, что я сказал вам вчера. Этот человек заходил ко мне в офис один или два раза в течение прошедшего года. Я не припомню, что мы с ним обсуждали, но ничего необычного не было.

– Ничего, что могло запомниться?

– Абсолютно.

Паркер, пытаясь выбить Росса из колеи, сказала:

– А сколько стоит такой автомобиль, если вы не возражаете против такого вопроса?

Росс снял очки, посмотрел их на свет, очевидно не интересуясь тем, что увидит. Он достал из нагрудного кармана костюма шелковый платок, потер линзы, бросил платок на стол и опять надел очки.

– Вы хотите знать, сколько я заплатил за свой автомобиль?

– Это просто любопытно, – улыбаясь сказала Паркер.

– Точная цифра – тридцать две тысячи пятьсот восемь долларов и шестьдесят семь центов.

– А не могли они для вас округлить эту цифру?

– Я не просил.

– Вы заплатили наличными?

– Если память не изменяет, выписал чек.

– На другой стороне улицы против вашего дома – парк, а дальше – пляж? – снова вступил Уиллоус.

– Вы знаете окрестности, детектив?

– Мне случалось проезжать это место прошлой ночью, – сказал Уиллоус. Он закрыл блокнот. – А как ваша супруга перенесла все это, она держится?

– Моя супруга умерла довольно давно.

– О, весьма сожалею. – Уиллоус взглянул на Клер. – У тебя еще есть вопросы, Клер?

– В настоящее время – нет.

Бледный октябрьский свет проникал сквозь зеркальные стекла банка. Красный огонек мигал на всех четырех камерах безопасности. Флюоресцентное освещение высоко под потолком сияло бледным оттенком голубого. Огоньки вспыхивали на диске часов, на очках и на золотой цепочке кассирши.

На зеркальных стеклах уже не было дырочек от пуль – места дырочек были замерены, как и углы выстрелов, снаружи и внутри, затем стекла сфотографировали со всех сторон, в то время как стекольщики курили, наблюдали и пошучивали. Толстая меловая линия на черном гранитном полу, которую начертил детектив, была начисто смыта уборщиками, которым платили в двойном размере за сверхурочные. Кровь была собрана тряпкой, ее отполоскали в ведре и спустили в водосток. Остатки тщательно выскребли. Место преступления огородили желтой пластиковой лентой, точь-в-точь такой, что была наклеена крест-накрест на дверях спальни тринадцатилетнего сына дежурного полицейского. Черная толстая веревка убрана, и огни погашены. Револьвер, стреляные гильзы и другие улики были заперты в сейфе на Мэйн-стрит, 312.

Деньги так и остались деньгами.

Толстые серые бархатные веревки на медных стойках обозначали коридор, чтобы помочь клиентам соблюдать очередь.

По показаниям Хилари, кассирши, которую ограбили, убийца стоял именно там, где сейчас стоял Уиллоус.

Уиллоус пытался посмотреть на банк глазами убийцы. Если Пожарный Кран и Ветер были правы – и тот парень действительно грабанул чертову дюжину банков, он был или просто счастливчиком, или очень хитрым.

А может быть, то и другое сразу.

Уиллоус обернулся к Паркер.

– Ты считала, сколько вопросов мы задали Россу об автомобиле?

– Думаю – семь. Я ждала, что он взорвется.

– Ты и я, мы оба этого ждали. – Уиллоус улыбнулся.

– Тебя это удивляет, правда?

– Ты бы съела что-нибудь?

– Мне не очень хочется.

Уиллоус подавал автомобиль задом, пока он не коснулся зеленого деревянного забора стоянки.

Разносчик, балансируя пятью подносами на плече, пролетел мимо, на ветру колыхалась салфетка.

– Разносчик не примет у тебя заказа, пока ты не посигналишь ему фарами, Джек, – сказала Клер.

Уиллоус нажал кнопку, и мигалка включилась. Разносчик улыбнулся Паркер и пошел дальше.

– Включи фары, – сказала Паркер, но он, видимо, уже понял сигнал. Уиллоус изучал меню, вывешенное на большом листе картона сбоку ресторана. – Что будешь заказывать?

– Диетическую коку, половинку «Цезаря».

Разносчик уже бежал к ним с блокнотом для заказов наготове. Его блондинистые волосы были подстрижены под новенькую лужайку, и у него было слишком много веснушек, чтобы их можно было сосчитать даже при ярком снеге. Он нагнулся и заглянул в автомобиль, улыбнулся Паркер и спросил, готова ли она сделать заказ.

Паркер заказала мягкий напиток и салат. Уиллоус – чизбургер и кофе.

– Большая кока, мадам?

– Нет, маленькая.

Паренек кивнул, записал, снова посмотрел на Паркер.

– Сейчас же принесу.

Паркер улыбнулась, глядя в окно. Уиллоус держал свет включенным, пока разносчик не скрылся из виду, а затем сказал:

– Еще одно разбитое сердце.

– Возможно, это зависит от чаевых.

– У меня неважно на душе из-за этого типа. – Уиллоус взглянул на часы.

– Что ты имеешь в виду?

– Парень совершил тринадцать вооруженных ограблений, но ты смотрела дела: такое впечатление, что, когда он не разбойничает, он просто не существует.

– Он занят все время, рано или поздно мы его прихватим.

– Пожарный Кран и Ветер хорошо поработали – наизнанку вывернулись, опросили свидетелей, задавали правильные вопросы…

– Хорошо, – сказала Паркер. – Давай посмотрим, что мы можем узнать об этом парне из того, что у нас?

Уиллоус не успел ответить, как она продолжила:

– За последние два года парень ограбил тринадцать банков и оставил позади себя более сотни свидетелей. Но до сих пор ни один из них не мог узнать его на фотографии. Мы даже не пытались сделать идентификацию. Ни фотографии, ни фоторобота… Дело в том, что мы понятия не имеем, как он выглядит. Возможно, мы знаем, как он не выглядит?

Она отстегнула привязной ремень и изогнулась, чтобы помассировать себе спину.

– Какая-то путаница, да?

– Может быть, он не живет в городе? Или одиночка, умеет держать язык за зубами… Или, может, быть Пожарный Кран и Ветерок искали не там, где надо. – Теперь, когда дело было у Уиллоуса и Паркер, они могли показать, на что были способны.

Зеленый пластиковый поднос скользнул мимо лица Уиллоуса. Счет лежал под чашкой с кофе. Одиннадцать долларов сорок центов. Уиллоус положил двадцать и наблюдал, как ему на подносе отсчитывали сдачу.

Разносчик улыбнулся Паркер и сказал:

– Если вам что-то понадобится, просто посигнальте своей улыбкой. Уиллоус собрал мелочь, все до цента, и положил в карман.

– Не помню, упоминала ли я, что Рут Уркхарт сказала, что уже после того, как он убил Мендеса и запугал Росса, убийца пошутил с ее близнецами и вышел из банка.

– Да? – Уиллоус откусил еще кусочек чизбургера. Шустрый серый воробышек скакал по скользкой поверхности капота машины. – Так, значит, он сохранил хладнокровие – возможно, он стрелял не в первый раз. Может, добавить к его данным стрельбу и снова пропустить через компьютер? Игра стоит свеч, если нам дадут время.

Он добавил сливок в кофе. Воробей продолжал скакать за стеклом перед его носом. Уиллоус оторвал маленький кусочек мяса от своего чизбургера и бросил воробью.

– Они этого не едят, – сказала Паркер. Воробей схватил кусочек и тут же проглотил.

100
{"b":"234127","o":1}